USD:  25.91  26.15   EUR:  28.89  29.40  

Дэниел Бенджамин: Кто поручил Флинну звонить русским?

15.02.2017 14:45
Дэниел Бенджамин: Кто поручил Флинну звонить русским?
Дэниел Бенджамин (Фото - dickey.dartmouth.edu)
Отставка советника Трампа по вопросам национальной безопасности Майкла Флинна стала одной из самых скандальных за всю историю Белого дома.


Дэниел Бенджамин - профессиональный дипломат, директор американского Центра Исследования международных отношений при колледже Дартмут. В 2009-2012 годах работал координатором контртеррористических операций в Государственном департаменте США. Его колонку "Who Told Flynn to Call Russia?" опубликовал "Politico Magazine".

В этой публикации Бенджамин обращает внимание, что через несколько часов после отставки Майкла Флинна из-за того, что он ввел в заблуждение руководство страны относительно контактов с послом России, президент Дональд Трамп в твиттере решил придать теме новый импульс. "Настоящий вопрос: почему так много противозаконных утечек идет из Вашингтона?" - написал он во вторник утром.

"В какой-то мере Трамп совершенно прав, - пишет Бенджамин, - настоящий вопрос вовсе не в звонках Флинна. "Настоящий вопрос", считет он, - это сам Трамп и его до сих пор не проясненные связи с Россией." По мнению эксперта, остается без должного внимания ключевой вопрос: кто именно санкционировал звонок Флинна российскому послу Сергею Кисляку? Бенджамин убежден, что Флинн не стал бы делать это по своей инициативе. Он лишь одна из фигур в мутной истории о взаимоотношениях президента с Кремлем, и именно на этой истории, считает дипломат, имеет смысл сосредоточиться.

Читайте также: Трамп и Флинн: начало кораблекрушения

Бенджамин не сомневается, что Трамп дал Флинну должность из-за его лояльности и особым воззрениям, которые отставной трехзвездный генерал совершенно не скрывал (при том, что другие генералы его ранга их, скорее, стеснялись бы). Но при этом, указывает эксперт, Флинн совершенно не был крупным стратегом. У него не было достаточной компетентности, чтобы сконструировать сложный процесс перестройки политических отношений США и России. Армейский разведчик, который провел большую часть своей карьеры на Ближнем Востоке и в Афганистане, Флинн не имел никакого опыта в дипломатии, не говоря уже о понимании азиатских или европейских международных проблем. Поэтому Бенджамин не видит оснований для предположения, что Флинн действовал по своей собственной инициативе, когда разговаривал с Кисляком 29 декабря, в день объявления новых санкций. Если, как сообщалось, они созванивались пять раз в течение одного дня, речь, несомненно, шла о выполнении поручения, и, понятно, что Флинн не сам себе это поручение дал.

Бенджамин лично знаком с Флинном и пристально следил за его предыдущей карьерой. Он пишет, что после увольнения с поста главы Разведывательного управления Министерства обороны США (во многом из-за того, что некоторые решения Флинна в этой должности вызывали недоумение), поступки генерала вовсе не стали более понятными. Например, пишет эксперт, во время недельного пребывания Флинна в Дартмутском колледже в апреле 2015 года генерал неоднократно делал заявления, мягко говоря, странные. Его взгляды на ислам и террористическую угрозу стали заметно более маргинальными, чем прежде. Например, он определенно рассматривал ислам не как религию, а как политическую идеологию. Этот подход существенно отличался от того, который принят в Госдепартаменте. Еще больше, пишет Бенджамин,  удивляло отношение Флинна к Ирану. Визит генерала в колледж совпал по времени с завершением переговоров по ядерной сделке с Ираном, и Флинн неоднократно заявлял, в частных беседах и публично, что Иран есть воплощение дьявольского вероломства и что он "не заслуживает места за столом переговоров". На вопрос, кто должен вести переговоры от имени Ирана, он никакого ответа не давал, но настаивал на том, что Ирана на переговорах быть вообще не должно.

В течение следующих полутора лет, пишет Бенджамин, действия Флинна становились все более странными. Исламофобия в его публичных заявлениях появлялась все чаще, а на предвыборных мероприятиях Трампа он скандировал в адрес Хиллари Клинтон "запереть ее" - что было странно для любого военного офицера, не говоря уже о трехзвездном генерале. Сообщения из Белого дома давали основания считать, что заняв офис в Западном крыле, Флинн не стал лучше ориентироваться в реальности - например, судя по его высказываниям, он понятия не имел, что Государственный департамент и Конгресс играют ключевую роль в регулировании торговли оружием, и даже о том, что в случае чрезвычайной ситуации по тревоге поднимается Национальная гвардия. Телефонные разговоры с Кисляком, считает эксперт, велись с полным непониманием того, что эти звонки могут отслеживаться разведкой, и это еще одно свидетельство катастрофически низкой для поста советника президента по национальной безопасности компетентности Флинна.

Читайте также: Флиннгейт. Как Москва потеряла союзника в Вашингтоне

Бенджамин также указывает на еще одну причину сомневаться в том, что сам Флинн был инициатором несанкционированных переговоров с россиянами. Эксперт считает, что Флинн, в отличие от Трампа, до последнего времени вовсе не демонстрировал теплых чувств к Путину. Да, с 2013 по 2014 год, когда Флинн возглавлял Разведуправление Минобороны, он пытался наладить взаимодействие с российской разведкой, но само по себе это естественно. Да, то, что в декабре 2015 года Флинн принял приглашение на празднование годовщины создания телеканала Russia Today и сидел за одним столиком с Путиным, вызвало у многих недоумение, но в каком состоянии были в тот момент отношения с Трампом остается неясным. Однако при этом Флинн как минимум до конца 2015 года продолжал рассматривать Россию в качестве оппонента США. В вышедшей в середине 2016 года книге "Поле боя: Как мы можем выиграть в глобальной войне против радикального ислама и его союзников" ("The Field of Fight: How We Can Win the Global War Against Radical Islam and its Allies"), которую он написал в соавторстве с Майклом Леденом (как пишет Бенджамин, "весьма спорным по подходам внешнеполитическим аналитиком и в значительной степени приверженцем "теорий заговора"), Флинн причисляет Россию к союзникам радикального ислама. На второй странице предисловия он упоминает Россию, Северную Корею, Китай, Кубу и Венесуэлу в списке "стран ... которые хотя и не руководствуются религиозным фанатизмом, однако разделяют ненависть фанатиков к Западу, в частности, к США и Израилю".

Это, по мнению Бенджамина, возвращает тему к вопросам: если Флинн не сам инициировал переговоры, кто поручил ему позвонить Кисляку? Какова вообще природа отношений Трампа с Путиным, и являлись ли предвыборные хакерские взломы элементом их договоренностей?

Однако эти темы, с сожалением отмечает эксперт, остались вне поля зрения большинства журналистов, которые освещали сюжет с отставкой Флинна. Благодаря этому, считает эксперт, Белый дом получил возможность уйти от ответа на трудные вопросы.

Если Флинн не сам инициировал переговоры, кто поручил ему позвонить Кисляку? Какова вообще природа отношений Трампа с Путиным, и являлись ли предвыборные хакерские взломы элементом их договоренностей? 

Бенджамин считает возможным допущение, что пристрастность Трампа к Путину и России по-прежнему расходится с подходом спецслужб, отвечающих за национальную безопасность США, а также с подходом экспертного сообщества. Недавний ответ Трампа на вопрос журналиста Fox Билла О'Райли, который назвал Путина "убийцей" - "Вы что, думаете, наша страна так невинна, что ли?" - по мнению дипломата просто беспрецедентен. Добавьте к этому, пишет эксперт, что по сообщению CNN отдельные факты из пресловутого досье, собранного бывшим британским шпионом Кристофером Стилом, подтверждены спецслужбами США. И при этом, считает Бенджамин, "мы по сей день не имеем ни малейшего представления о деловых отношениях Трампа с Россией - и этот пробел в общественном понимании тем более нетерпим, поскольку речь идет о президенте США".

Бенджамин также считает необъяснимым, что президент уклоняется как от малозначительного от вопроса о хакерском вмешательстве в американские выборы. "Что, кроме физической безопасности американского народа, может быть важнее, чем неуязвимость наших выборов?" - спрашивает он. Бенджамин считает, что проблему пытаются вевести из поля общественного внимания неспешным расследованием ФБР и медлительностью слушаний в Сенатском комитете по разведке.

"Пришло время провести заслуживающее доверия двухпартийное расследование, независимое от Конгресса и без опасности давления со стороны Белого дома", - считает Бенджамин. В качестве аналога он предлагает опыт Комиссии по расследованию событий 11 сентября. "Это будет намного полезнее для нашей демократии, чем путаться в мелочах дела Флинна", - заканчивает он.


Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook, ВКонтакте и Одноклассниках: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.


Печать
Материалы, публикуемые в разделе Мнения, отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационное агентство "ЛІГАБізнесІнформ"