USD:  27.04  27.27   EUR:  31.67  32.20  

Арабская весна и Западная зима. Опасное сходство

31.03.2017 13:00
Арабская весна и Западная зима. Опасное сходство
Ицхак Диван (Фото - Harvard University / ERF)
Европейские популисты, не имея реалистичных планов строительства лучшего будущего, пытаются копировать методы авторитарных правителей
Можно найти множество поразительных параллелей между начавшейся в 2010 году Арабской весной и событиями прошлого года - референдум о Brexit в Великобритании, избрание президентом США Дональда Трампа, возрождение ультраправых сил в Европе. В каждом из этих случаев прежний порядок пал, а прогрессивные партии оказались слишком слабы, чтобы противостоять возникновению авторитарных и ксенофобских форм управления государством.

В основе арабских восстаний в 2010-2011 годах лежало нараставшее недовольство сложившимся статус-кво. У этого недовольства было множество причин, при этом оппозиция могла принимать как прогрессивные, так и консервативные формы. Представители среднего класса были недовольны утратой достоинства под управлением никому не подотчетной элиты. Молодым людям не нравилось будущее, которое выглядело особенно мрачным в сравнении с ожиданиями поколения родителей. Тем временем, исламисты разжигали моральную оппозицию против утраты обществом этических ценностей.

Все это те же самые темы, которые дебатируются сейчас в странах Запада: здесь растет количество недовольных белых, а также лишившихся привычной работы трудящихся и разочарованной молодежи. По мере того как экономический либерализм постепенно вытеснял старые принципы равенства и социальной солидарности, стали возникать огромные разрывы в уровне богатства, что отрицательно, коррупционно влияло на политику во многих западных странах.

Авторитарные правители настойчиво работали над уничтожением любых зачатков серьезной оппозиции. В итоге у революций "арабской весны" не нашлось лидеров, которые бы могли заполнить возникший политический вакуум. 

Между тем, глобализация и технологические инновации оказали глубоко негативное влияние на определённые слои общества, при этом государство не смогло смягчить этот удар. Сейчас срочно требуется масштабная политическая коррекция, что не в последнюю очередь связано с той смертельной угрозой, которую несет всей планете изменение климата.

Но какой будет эта коррекция и кто будет ее проводить? Народное возмущение - на улицах и на избирательных участках - пока что не привело к появлению альтернативной модели управления, которая бы обеспечила качественные решения политических, социальных и экономических проблем, охвативших общества стран Запада и Ближнего Востока.

В арабском мире результатом взрыва народного негодования стало свержение старых режимов. Однако прежние авторитарные правители настойчиво работали над уничтожением любых зачатков серьезной оппозиции. В итоге, у революций 2010-2011 годов не нашлось лидеров, которые бы могли заполнить возникший политический вакуум. Вместо этого на первый план быстро вышли армии, племена, сектантские группы и религиозные партии.

В Египте произошла реставрация авторитарного правления. Йемен, Сирия и Ливия охвачены гражданской войной. Ливан и Ирак фрагментированы. Страны-производители нефти, пытавшиеся погасить региональный пожар, закидав его деньгами, столкнулись сейчас со значительным дефицитом бюджета. Турция также перешла к режиму правления сильной руки; прогрессивные силы Ирана ослаблены. Один лишь Тунис пока еще занят трудным процессом перехода к демократии; однако даже в этой стране экономические реформы не смогли решить стоящие перед ней проблемы.

Новые авторитарные правители стран Ближнего Востока консолидируют власть, используя тактику "разделяй и властвуй", они провоцируют поляризацию граждан по линии религиозной или иных идентичностей. На фоне растущего ощущения потери личной безопасности многие граждане начинают отдавать предпочтению не обществу, а религиозному сектантству, не гражданским правам, а гарантиям безопасности.

В западных странах политики-популисты, не имея реалистичных планов строительства лучшего будущего, сегодня копируют авторитарных правителей Ближнего Востока. Они побеждают на выборах, разжигая страхи перед "другими" (беженцами, мусульманами, иностранными террористами) и обещая добиться безопасности с помощью силы. Придя к власти, они точно так же начинают консолидировать власть. Демократические институты могут быть устойчивы к правлению популистов; но, как мы уже видим на примере США, этим институтам предстоит серьезное испытание, и они, несомненно, ослабнут, причем еще до того, как испытание закончится.

Параллели наблюдаются и в сфере международной политики. Геополитическая карта Ближнего Востока начинает меняться под влиянием транснационального раскола между шиитами и суннитами (разжигаемого соперничеством между Ираном и Саудовской Аравией), а также внешнего вмешательства в региональные конфликты. Западные лидеры-популисты точно так же действуют против интересов своих стран в отношении Китая, России, Индии, государств Северной Европы, они бросают вызов международному порядку, существующему с 1945 года, не предлагая при этом ничего, что хотя бы отдаленно напоминало реальную альтернативу.

Западные популисты действуют против интересов своих стран, они бросают вызов сложившемуся международному порядку, не предлагая при этом ничего, что хотя бы отдаленно напоминало реальную альтернативу. 

И мы видим неспособность прогрессивных политических сил обеспечить такую альтернативу. Уже во всем мире наблюдается смена доминирующей риторики. Многие люди больше не верят в будущее, формируемое прогрессом, динамичной экономикой, глобальной интеграцией, социальной демократией. Усиливаются более пессимистичные взгляды, согласно которым будущее испорчено глобализацией, вышедшими из-под контроля рынками, глобальным потеплением, а также технологическими инновациями, которые уничтожают рабочие места.

Восстановление оптимизма, как на Ближнем Востоке, так и на Западе, будет зависеть от того, смогут ли интеллектуалы, профессиональные союзы, прогрессивные партии и группы гражданского общества создать единую политическую базу и предложить общее видение будущего. Для этого нужны не просто новаторские решения возникающих проблем, но и заслуживающие доверия средства реализаций изменений демократическим путем.

Как минимум, эта новая эпоха сопротивления и революций вернула нас к тем проблемам, которые раньше упорно игнорировались и накапливались в тени. Теперь мы знаем, что экономическая политика должна быть заточена на инклюзивность; что материальное потребление надо ограничивать; что демократию надо защищать от тлетворного влияния концентрации богатства и корыстных интересов.

Это, конечно, колоссальный вызов; но если мы сможем четко дать определение проблемам, мы сможем начать действовать. Успех в одном месте станет моделью для всех остальных. В следующий раз, когда миллионы людей пройдут мирным маршем по Каиру, требуя, чтобы их голос был услышан, поводом для этого может стать уже не самосожжение в городе Сиди-Бузид, а бунт в Стамбуле, импичмент президента США, победа прогрессивных партий на выборах в Европе.

Ицхак Диван
преподаватель Бельферовского Центра Ближневосточной инициативы

Copyright: Project Syndicate, 2017

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook, ВКонтакте и Одноклассниках: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Печать
Материалы, публикуемые в разделе Мнения, отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационное агентство "ЛІГАБізнесІнформ"