USD:  27.04  27.27   EUR:  31.67  32.20  

Дональд Трамп как досадное неудобство. Как уволить президента

30.05.2017 18:30
Дональд Трамп как досадное неудобство. Как уволить президента
Алексей Цветков (Фото - facebook.com/alexei.tsvetkov)
Алексей Цветков о неумолимой утрате репутации хозяином Белого дома и о том, чем это может для него обернуться

Алексей Цветков - поэт, прозаик, переводчик. Уроженец Запорожья. Сначала - студент химфака Одесского университета, затем изучал историю и журналистику в МГУ. В 1975 году был арестован и выслан из Москвы, эмигрировал в США. Работал на радио "Свобода". Участник ежегодного поэтического фестиваля "Киевские лавры".

Эссе "Как уволить президента" впервые опубликовано в блоге автора на сайте InLiberty.



Единственный путь с вершины ведет вниз.

Уже не помню, где я впервые набрел на эту крупицу мудрости, - может быть, когда-то у польского поэта и афориста Станислава Ежи Леца, - но мысль настолько очевидна, что могла прийти в голову многим. Вряд ли, однако, она посещала Дональда Трампа, сорок пятого президента Соединенных Штатов, но она точнее любой другой описывает его ситуацию - с той разницей, что его стремительное возвращение к уровню моря началось в момент, когда у других есть в запасе как минимум четыре года. Вакансии лучшего и худшего президента страны всегда открыты, и Трамп уже подал бесспорную заявку на вторую.

В мае его президентство, едва преодолев сакраментальную стодневную отметку, начало разлезаться по швам на глазах у изумленной публики. Ничего подобного не мог предсказать никто, даже те, кто был уверен, что не все сложится наилучшим образом. На протяжении как минимум месяца многие из жителей США, да и не только, просыпаясь, включали новости, чтобы понять, в каком месте случился новый обвал, и лишь отбытие президента в зарубежные гости, где все строго по сценарию, дало, казалось бы, возможность перевести дыхание. Поездка обернулась признанием в любви тиранам и расколом с союзниками.

Даже то, что Трамп проводит значительную часть времени не по официальному адресу на Пенсильвания-авеню в Вашингтоне, а в своем островном субтропическом поместье Мар-а-Лаго, не отменяет давно известного факта: стены президентской резиденции слишком прозрачны, с постоянными утечками информации боролись все предшественники Трампа, хотя для него самого это, похоже, оказалось неприятным сюрпризом. Более того, на этот раз конспирация изобилует прорехами как никогда, и пресса постоянно подпитывается слухами: о предстоящей отставке пресс-секретаря Шона Спайсера, превращенного сатирическим телешоу в посмешище, об опале вчерашнего "серого кардинала", главного стратега администрации Стива Бэннона, об усилении влияния "семьи", то есть дочери и зятя, возведенных в ранг советников без зарплаты. Одна из ведущих советниц Трампа еще со времен предвыборной кампании, Келлиэнн Конуэй, рьяно защищающая его на телевидении, не в силах скрыть своего отвращения к боссу, как только выключают камеры. Штат Белого дома деморализован, сотрудники затевают скандалы друг с другом, в то время как верховный главнокомандующий, недовольный практически всеми, предпочитает играть в гольф, смотреть телевизор и горько жаловаться в Twitter’е на многочисленных врагов и злопыхателей, в первую очередь на прессу.

Вакансии лучшего и худшего президента всегда открыты, и Трамп уже подал бесспорную заявку на вторую. 

Судя по всему, ни у одной из фракций в составе персонала, включая близких родственников, нет реальной возможности хотя бы на время полностью завладеть вниманием президента, поскольку он не в состоянии сосредоточиться больше чем на считанные минуты. Документы, предназначенные для его глаз, составляются таким образом, чтобы они были по возможности короче, с частым упоминанием его имени для привлечения этого ускользающего внимания. Саммит НАТО, который его в конечном счете уговорили посетить, резко облегчил свою повестку до чисто символической, участники сократили выступления до нескольких минут, а для высокого гостя, привыкшего получать от любых встреч осязаемые результаты, были приготовлены так называемые deliverables - обещания и посулы, нередко фиктивные, как, например, участие стран Североатлантического договора в антитеррористических операциях, хотя они, конечно, и без того в них участвуют.

Несовершеннолетний, фактически ребенок в Белом доме - таков самый расхожий образ нынешнего лидера свободного мира, к нему сегодня прибегают комментаторы различных политических убеждений в разных уголках планеты, от Дэвида Брукса и Росса Даутета на страницах The New York Times (оба - консервативные колумнисты) до Клауса Бринкбоймера в немецком Spiegel. Причем последний, упоминая конец безумного короля Эйриса Таргариена в "Игре престолов", на смену которому пришел ребенок ничуть его не лучше, призывает "родителей", то есть взрослых, поскорее что-нибудь предпринять, пока не произошло непоправимое.


Семь нянек

Этих предполагаемых "взрослых" в штате администрации и составе кабинета не так уж много, обычно называют от силы три-четыре имени: советника по национальной безопасности Г. Р. Макмастера, госсекретаря Рекса Тиллерсона, министра обороны Джеймса Мэттиса и, может быть, министра внутренней безопасности Джона Келли. Но параллель с ребенком и родителями перевернута тут с ног на голову: все их действия ограничены рамками закона и авторитетом работодателя, который имеет полное право завтра же освободить их от должности без всякого реального повода и объяснения. Их положение не только не дает им видимых рычагов влияния на непредсказуемого президента, но и чревато угрозой для их собственной репутации.

Вот, например, иллюстрация. После встречи Дональда Трампа в Белом доме c министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и послом РФ в Вашингтоне Сергеем Кисляком разнесся слух, что в разговоре с ними Трамп выдал секретную информацию о подготовке терактов на авиарейсах с помощью взрывающихся батарей в компьютерах - причем сделал это без всякого повода, попросту для демонстрации своей осведомленности. Информация была, как выяснилось впоследствии, получена от Израиля, скорее всего, от его агента, внедренного в ИГИЛ, которому в результате может угрожать опасность. Бывшая помощница министра внутренней безопасности Джульет Кэйем даже высказала мнение, что агент погиб.

Вначале Белый дом опроверг это сообщение, но затем Макмастеру пришлось довольно неуклюже публично оправдывать Трампа. Дополнительная ирония заключается тут в том, что безупречность репутации Макмастера основана в значительной мере на его книге "Пренебрежение долгом", в которой он писал о необходимости говорить нелицеприятную правду независимо от мнения вышестоящих. В результате эта репутация понесла серьезный урон, возместить который в данной ситуации можно только прошением об отставке, но об этом речь пока не идет.

Тут можно добавить дополнительный штрих к портрету самого президента. Уже находясь в Израиле и отвечая, странным образом, на вопрос журналиста, заданный не ему, он вдруг заявил, что в беседе с российскими гостями ни разу не упомянул Израиль, - то есть упомянул-таки Израиль. Тут знакомые с творчеством Льва Толстого сразу вспомнили притчу о сливовых косточках.

Есть, конечно, более широкий круг лиц, которые прямо уполномочены Конституцией освободить президента от занимаемой должности в том случае, если они достигнут консенсуса по поводу его неадекватности, - это члены Конгресса. Наиболее известная процедура такого отстранения - импичмент, но это лишь первая часть двухступенчатого процесса. Решение об импичменте вносится на рассмотрение Палаты представителей и принимается простым большинством голосов - эта процедура в известном смысле аналогична предъявлению обвинения в суде, и полномочия президента при этом остаются в силе. Дело передается в Сенат, где проходит суд под председательством вице-президента или, если он почему-либо не в состоянии выполнить эту функцию, так называемого "председателя Сената pro tempore" (то есть временного) - обычно это старейшина верхней палаты, в данном случае республиканский сенатор от штата Юта Оррин Хэтч. Вердикт об отстранении президента должен быть вынесен двумя третями голосов сенаторов.

За всю историю американского государства импичмент президенту был вынесен дважды: Эндрю Джонсону в 1868 году и Биллу Клинтону в 1998-м. Однако ни тот, ни другой не были отстранены от власти - требование заручиться двумя третями голосов в Сенате осталось пока что непреодоленным препятствием. Вероятность его преодоления при нынешнем составе Конгресса, с республиканским большинством в обеих палатах и представителем их собственной партии в Белом доме, вряд ли выше, чем в приведенных прецедентах.

Для того чтобы добиться смены главы исполнительной власти, не дожидаясь перевыборов, необходимы два фактора: реальные поводы к такому исключительному шагу и желание пойти на него у тех, кто имеет на это право. Что касается первых, то они, казалось бы, вырисовываются все четче. Не подлежит сомнению, что особенности личности и биографии Дональда Трампа с самого начала внушали опасения даже его соратникам по партии - тому свидетельство отзывы о нем соперников в ходе предвыборной кампании, включая тех, кто сегодня пытается эти былые конфликты замять с тем, чтобы добиться реализации республиканской программы, хотя главные ее пункты - отмена реформы здравоохранения Барака Обамы и резкое снижение налогов - пока что далеки от реализации.

В числе реальных поводов можно назвать два: нежелание президента полностью изолировать себя от своих предпринимательских связей и интересов и его упорное сопротивление расследованию контактов его кампании с Россией, которую многие, в том числе республиканцы, прямо обвиняют во вмешательстве в выборы с целью повлиять на их исход. Президент, в отличие от членов кабинета и сотрудников его администрации, не связан никаким законом, который обязывал бы его полностью разорвать все деловые связи, - есть лишь пункт Конституции, имеющий целью оградить его от подкупа со стороны других государств, и Трампа обвиняют в том, что он его не соблюдает. Но это довольно туманная и неисследованная область юриспруденции, в то время как вмешательство президента в ход расследования все сильнее выглядит как конфликт с законом. Трамп, судя по всему, оказывал нажим на бывшего директора ФБР Джеймса Коми с целью вынудить его свернуть это расследование и в конечном счете уволил его - по собственным словам президента и вопреки объяснениям сотрудников администрации, именно за этот отказ. Более того, он уговаривал директора национальной разведки Дэниела Коатса и директора Агенства национальной безопасности адмирала Майкла Роджерса публично заявить об отсутствии доказательств какого-либо сговора с Кремлем в ходе выборов.

Все это, особенно в глазах противников Трампа, начинает выглядеть как препятствование правосудию, то есть как преступление, за которое предусмотрена уголовная ответственность и которое вполне подпадает под статьи импичмента, даже если не будет доказана прямая причастность президента к реальному или воображаемому сговору.

Но одно дело повод, а совсем другое - желание. Для республиканцев в Конгрессе Трамп - неудобство, с которым до известных пределов приходится мириться, если это даст им возможность провести пункты своей программы, не опасаясь президентского вето. Кроме того, многие из них опасаются, что, если они выступят против президента, их собственное переизбрание может оказаться под вопросом. Согласно опросу, 48 процентов американцев считают, что Дональду Трампу надо объявить импичмент. Но это, скорее всего, примерно те же люди, которые голосовали за Хиллари Клинтон. Против - 41 процент, а это чуть выше, чем рейтинг Трампа в первые месяцы его президентства: исторически он крайне низок, но для многих республиканских сенаторов может оказаться роковым на следующих выборах, если они открыто выступят против президента, за которого стеной стоит его электорат.

Впрочем, решимость этого электората в последнее время поколебалась, и даже некоторые из республиканских сенаторов решаются произносить вслух пресловутое слово на букву "и", как в последнее время, в порядке иронического эвфемизма, стали называть импичмент. В конце концов, если удастся отправить в отставку чересчур эксцентричного президента, его место займет вице-президент Майк Пенс, крайне консервативный республиканец традиционного склада, который устроит большинство своих товарищей по партии и не будет ежедневно преподносить им сюрпризы. К тому же расследование связей окружения Трампа с Россией продолжает идти своим ходом, несмотря на все его неуклюжие контрмеры, и может просто вынудить Конгресс к каким-то действиям. Но даже если оставить в стороне неопределенность исхода процедуры, которая никогда еще не была доведена до конца, опасность может возникнуть с другой стороны: непреклонность почти половины электората и эрозия в рядах доселе непоколебимых сторонников Трампа (таких стойких на самом деле от 20 до 25 процентов и постепенно становится меньше) приведут к тому, что еще до вынесения вердикта демократы могут добиться большинства в Сенате или даже Палате представителей, а до этого большая часть работы Конгресса будет парализована, поскольку процедура импичмента автоматически становится первым пунктом повестки. После отставки Никсона республиканцы потеряли в Палате представителей 48 мест.

И однако, несмотря на все эти легко предвидимые оговорки и препятствия, данные рынка Betfair предсказывают, что шансы Трампа не дотянуть до конца четырехлетнего срока превышают, по мнению делающих ставки, 50 процентов. Тут, конечно, можно принять во внимание его преклонный возраст и неофициальные намеки некоторых психиатров на вероятность деменции, но вряд ли это покрывает все факторы. И если все же не импичмент, существуют ли другие законные способы избавиться от президента, неспособного справляться со своими обязанностями?


Выжидание в резерве

Оказывается, по крайней мере один такой способ существует, он гораздо быстрее и радикальнее импичмента, хотя никогда прежде к нему не прибегали, и поэтому шансы оценивать трудно. Он предусмотрен 25-й поправкой к американской Конституции, принятой в 1967 году, поводом к которой явилось убийство президента Джона Кеннеди, а также разгар холодной войны с ее непредвиденными обстоятельствами и недостаточная ясность основного текста Конституции в том, что касается передачи верховной исполнительной власти в случае неспособности президента выполнять свои обязанности. Согласно Конституции, власть в таком случае переходит к вице-президенту, но неясно, как поступить, если сам вице-президент по какой-либо причине не может ее перенять, и кто, собственно, имеет право определять недееспособность президента. Четвертый пункт этой поправки гласит:

Когда вице-президент и большинство высших должностных лиц либо департаментов исполнительной власти, либо другого такого органа, который Конгресс посредством принятия закона может учредить, представят председателю pro tempore Сената и спикеру Палаты представителей свое письменное заявление о том, что президент не в состоянии осуществлять полномочия и обязанности по своей должности, вице-президент незамедлительно принимает на себя полномочия и обязанности по должности как исполняющий обязанности президента.

Поскольку никакого другого органа Конгресс для этой функции не учредил, речь идет именно о решении вице-президента и большинства состава кабинета. Тут, для меня по крайней мере, все же есть неясность: входит ли сам вице-президент, упомянутый здесь отдельно, в число остальных "высших должностных лиц", потому что каждый голос может оказаться решающим - вполне возможно, что окончательное мнение должен будет высказать Верховный суд США. Тем не менее, за вычетом этой вероятной и вряд ли продолжительной отсрочки, мы здесь имеем дело с более компактным процессом, который если и парализует деятельность правительства, то сравнительно ненадолго. Те, кто мечтает об импичменте, упускают из виду масштабы вероятного кризиса, в котором такая длительная, дестабилизирующая и притягивающая к себе все внимание процедура обессиливает государственные механизмы, - даже после несостоявшегося импичмента Ричарда Никсона (он был помилован вице-президентом Джеральдом Фордом, унаследовавшим его должность) последующее расследование и латание законодательных дыр отвлекло на себя в Конгрессе массу энергии, которой можно было найти лучшее употребление. Проблема, конечно, в том, захотят ли эти должностные лица прибегнуть к такой беспрецедентной мере.

Еще ни разу за историю американского государства глава его исполнительной власти не был отстранен от должности законным способом. 

Согласно разъяснению к 25-й поправке, окончательное решение остается за Конгрессом, который в течение 21 дня должен подтвердить заключение членов кабинета двумя третями голосов в обеих палатах, что, конечно, сильно увеличивает препятствия к реализации этой меры. Но тот факт, что тут оговорен срок, все же может сделать эту процедуру предпочтительнее, чем бесконечные дебаты в случае импичмента.

Ситуация, надо сказать, для анализа не очень прозрачная. Даже в случае тех, кого автор Spiegel мог бы предположительно отнести к "взрослым", нам остается лишь гадать о степени их раздражения и готовности к фактическому перевороту, хотя бы и в рамках законности. Тем, кто на него решится, надо будет заручиться не только большинством голосов своих коллег по кабинету, но и двумя третями голосов в обеих палатах, чтобы не произвести роковой выстрел вхолостую, а это предполагает нелегкие закулисные переговоры. Иные из них могут расценить свои шансы остаться в составе кабинета как весьма невысокие - в конце концов, их отбирал Трамп, а не вице-президент Майк Пенс.

Собственно говоря, сам Пенс, которому в обоих вариантах предстоит занять место президента, представляет собой потенциальное яблоко раздора. Расчет Дональда Трампа, наверняка кем-то ему подсказанный, взять крайне консервативного губернатора штата Индиана в вице-президенты, имел целью заручиться на выборах поддержкой христиан-евангелистов - и даже тех консерваторов, для которых вопросы религии не являются первостепенными, он вполне устраивал как инструмент подстраховки при непредсказуемом президенте. К тому же он имеет реальный политический опыт и понимает правила игры, которые его шеф полностью игнорирует. Но для демократов и тех, кто причисляет себя к прогрессивному крылу политического спектра, он представляет собой несомненное пугало, и у многих есть сомнения по поводу желательности импичмента именно потому, что Пенс - следующий на очереди. Характерно, что роман-антиутопия канадской писательницы Маргарет Этвуд "Рассказ служанки" о порабощении женщин в США теократическим тоталитарным режимом вновь, через четверть века после публикации, стал бестселлером, а компания Hulu снимает по нему пользующийся широкой популярностью сериал - всем этим неожиданным вниманием книга обязана не столько Трампу, сколько именно Пенсу, который верит буквально в библейскую историю сотворения мира и заявил о том, что никогда в жизни не обедал один на один с женщиной, не являющейся его женой. В губернаторской должности он спровоцировал бойкот Индианы целым рядом организаций и компаний, подписав законопроект, допускающий дискриминацию ЛГБТ. С другой стороны, до того как стать губернатором, он на протяжении 12 лет был членом Конгресса от Индианы и с тех пор поддерживает хорошие отношения со многими членами Палаты представителей и Сената.

Пенс не скрывает, что в его намерения входит стать президентом США - как правило, в вице-президенты ни за чем другим не идут. И он, похоже, ведет себя в этой должности в полном соответствии с этим намерением, то есть не совершает никаких резких движений, которые могли бы впоследствии быть записаны ему в минус: эта продуманная пассивность различима даже в контексте стандартных вице-президентских обязанностей, которые в США традиционно сведены к минимуму, - здесь главное улыбаться пошире, разрезать ленточки и ждать своей очереди, изображая при этом полную лояльность вышестоящей инстанции. Вопрос лишь в том, придется ли ему терпеливо дожидаться законной очереди, как Джорджу Бушу-старшему, вице-президенту при Рональде Рейгане, или же он, как вышеупомянутый Форд, переселится в Белый дом экстренным образом, в связи с досрочно возникшей вакансией. Не исключено, однако, что переселение для него будет сопряжено с проблемами, поскольку он возглавлял процесс передачи власти, почти наверняка был в курсе опасных связей ныне уволенного советника по национальной безопасности Майкла Флинна и в случае, если текущие расследования выявят реальные нарушения или даже преступления, может оказаться в ситуации, где ему придется слишком долго оправдываться. Но это - черта, за которой аналитика начинает утопать в тумане гипотез.

Черта, впрочем, пролегает гораздо ближе, и варианты, приведенные выше, - лишь слабая попытка угадать, что скрывается за горизонтом, который этим туманом затянут. Еще ни разу за историю американского государства глава его исполнительной власти не был отстранен от должности законным способом. И юридический анализ здесь далеко не заведет, поскольку любая подобная процедура, если к ней решатся прибегнуть, будет не только и даже не столько юридическим, сколько политическим актом, где приходится принимать во внимание тактические расчеты каждой из сторон и реакцию оппонентов на эти расчеты. Но еще труднее вообразить, что Дональд Трамп, чуть ли не ежедневно демонстрирующий новые грани некомпетентности, дотянет до конца срока. Однако не невозможно, потому что многое из невозможного позавчера уже произошло вчера и происходит сегодня.

Алексей Цветков
поэт, прозаик, журналист

Читайте также: Симптоматическая терапия. Поможет ли Америке импичмент Трампа

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Google+: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Печать
Материалы, публикуемые в разделе Мнения, отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационное агентство "ЛІГАБізнесІнформ"