USD:  26.48  26.74   EUR:  31.07  31.56  

Помилование как оружие. Дональд Трамп создает проблемы правосудию

08.09.2017 17:10
Помилование как оружие. Дональд Трамп создает проблемы правосудию
Рути Тайтел (Фото - скриншот видео)
Помилование шерифа Джо Арпайо стало ярким примером того, что Трамп использует президентские полномочия без оценки последствий


Джо Арпайо, бывший шериф округа Марикопа в штате Аризона, обвиненный в неуважении суду за отказ выполнить постановление федерального судьи и прекратить расовые подходы к работе и повальные задержания латиноамериканцев под предлогом отлова нелегальных иммигрантов, хорошо знает, что такое скандалы. Но сейчас горячие дебаты вызвал не он, а недавнее решение президента США Дональда Трампа помиловать Арпайо. Это решение вызывает фундаментальные вопросы к президентскому праву на помилование, являющемуся элементом американской политики с самого рождения государства.

В монархических странах король может иметь право прощать преступления граждан практически без ограничений. В Конституции США (статья II, раздел 2) основатели Америки предоставили аналогичные полномочия президенту, но с двумя важными ограничениями. Первое связано с разделением властей: помилование нельзя использовать при импичменте, в этом случае вопрос решается Конгрессом. А второе касается федерализма: помилование можно применять только в случае преступлений "против Соединенных Штатов", то есть, в отношении федеральных преступников, а не тех, которые получили приговор от одного из 50 штатов Америки.

Предоставление права на помилование стало результатом озабоченности авторов Конституции США тем, что уголовный кодекс может применяться драконовскими методами, приводящими к избыточно строгим наказаниям. Как пояснял Александр Гамильтон в статье "Федералист №74", "в уголовном кодексе каждой страны так много говорится о необходимой суровости, что без легко осуществимых исключений в пользу совершивших неумышленные преступления правосудие начинает выглядеть слишком кровожадным и жестоким".

Правом на помилование, продолжал Гамильтон, должен обладать один человек, потому что единолично человек "с большей готовностью примет в расчет убедительность мотивов в пользу смягчения жесткости закона". Однако основатели государства не подумали о том, что случится, если у этого одного человека на уме не справедливость, а что-то другое.

За 24 года работы Арпайо шерифом юрисдикции, в которую входит быстро растущий город Финикс, у него сложилась определенная репутация: его ведомство агрессивно занималось отслеживанием иммигрантов без документов, а в тюрьмах, где они содержались, он создал невероятно суровые условия. Арпайо несет прямую ответственность за задержание тысяч людей без каких-либо обоснованных подозрений в нарушении ими иммиграционных законов. Для задержания было достаточно выглядеть как латиноамериканец. В результате такого поведения против Арпайо неоднократно подавались иски, урегулирование которых - в период с 1993 по 2015 годы - обошлось в $142 млн.

При этом Трамп и Арпайо - давние соратники. Во время президентства Барака Обамы оба были видными фигурами в расистском движении (так называемых "birthers"), активисты которого утверждали, что Обама якобы родился за пределами США, и, следовательно, не имел права избираться президентом. Во время предвыборной кампании Трампа Арпайо был ключевой фигурой в остро конфликтных дебатах по вопросам иммиграции и активно поддерживал радикальные обещания президента, включая строительство стены на границе с Мексикой.

На этом фоне помилование Арпайо Трампом выглядит как неприкрытый политический оппортунизм. Это, конечно, не был акт милосердия, которого требовала справедливость. Дело в том, что поведение Арпайо трудно квалифицировать как "неумышленное преступление". Он упивался своими нарушениями закона, он не демонстрирует никаких признаков раскаяния в них, а также понимания, что такое милосердие. Кроме того, его приговор должны были огласить не ранее октября, поэтому нельзя утверждать, будто он столкнулся с каким-то драконовским наказанием (а именно для предотвращения этого авторы Конституции оговорили возможность помилования).

В руках Трампа конституционные полномочия, призванные смягчать "необходимую суровость" уголовных наказаний, стали применяться для оправдания жестокости офицера, который нарушил данную им клятву защищать закон. 

Создатели американской Конституции придавали праву на помилование еще одно важное значение - содействие завершению конфликтов и примирению с политическими противниками. По словам Гамильтона, "часто возникают критические моменты, когда своевременное предложение прощения мятежникам или восставшим может восстановить в обществе спокойствие".

В 1863 году Авраам Линкольн помиловал всех конфедератов (за исключением их лидеров и на условиях, которые "он может посчитать целесообразными для общественного блага") ради восстановления единства страны после Гражданской войны. Даже помилование Джеральдом Фордом в 1974 году Ричарда Никсона, покинувшего пост президент из-за уотергейтского скандала, было сформулировано в терминах национального примирения.

Эти примеры применения права на помилование в прошлом подчеркивают всю извращенность случая Арпайо и его исключительно реакционную цель: опорочить, а там, где возможно, и аннулировать достижения Обамы, а также его ценности. В руках Трампа конституционные полномочия, призванные смягчать "необходимую суровость" уголовных наказаний, стали применяться для санкционирования жестокости офицера, который нарушил данную им клятву защищать закон.

Неудивительно, что помилование Арпайо, будучи чисто идеологическим по своим основаниям, не прошло предварительного рассмотрения в министерстве юстиции США - такая практика является общепринятой уже много лет. Более того, министерство юстиции поспешило дистанцироваться от этого решения, подчеркнув, тем самым, насколько легко Трамп может использовать (или не использовать) свое право на помилование для сведения своих многочисленных счетов. Фактически это единственное право внутри системы криминальной юстиции, которым президент может пользоваться единолично.

Да, конечно, помилованием Трампом Арпайо не создает законных основ для безнаказанности: конституционные ограничения права на помилование этого не позволяют. Но возникнут серьезные проблемы, если Трамп попытается воспользоваться этим правом, чтобы защитить свою семью. Такой сценарий не является полностью надуманным, поскольку ФБР ведет расследование связей ближнего круга президента с Россией. Юридически подобное решение может быть потенциально оспорено на основании оговорок об импичменте и других конституционных ограничений.

Право на помилование - как заряженное ружье. В руках лидера, обладающего мудростью и порядочностью, оно способно укреплять верховенство закона. Но в руках неуравновешенного и мстительного нарцисса оно может принести серьезный вред.

Рути Тайтел
профессор сравнительного законоведения в Нью-Йоркской школе юриспруденции

Copyright: Project Syndicate, 2017

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Google+: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.


Печать
Материалы, публикуемые в разделе Мнения, отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационное агентство "ЛІГАБізнесІнформ"