19.06.2018, 12:30

Черноморский регион: стратегический перекресток

Черноморский регион: стратегический перекресток - Фото
28 февраля 2018 года: эскадренный миноносец ВМС США "Росс" выходит из Черного моря после проведения операций по обеспечению безопасности © US Naval Forces Europe-Africa / US 6th Fleet

Что происходит в Черном море и вокруг него и как это сказывается на стратегии НАТО

Реклама
Реклама
Реклама

Черноморский регион имеет важнейшее значение для Европы: через него пролегают основные пути, соединяющие запад и восток, север и юг. По мнению многочисленных экспертов, тот, кто контролирует Черное море или господствует на нем, может без труда спроецировать свою мощь на европейский континент, прежде всего на Балканы и в Центральную Европу, но также и в восточный район Средиземноморья, Южный Кавказ и на север Ближнего Востока.

Бойцы российского спецназа в военных формах без знаков отличия охраняют украинскую военную базу вблизи Симферополя, окруженного во время незаконной аннексии Крыма Россией в марте 2014 года. © Sovereign UkraineБойцы российского спецназа в военных формах без знаков отличия охраняют украинскую военную базу вблизи Симферополя, окруженную во время незаконной аннексии Крыма Россией в марте 2014 года.
© Sovereign Ukraine

В регионе находятся три страны НАТО – Болгария, Румыния и Турция – и несколько стран-партнеров НАТО, поэтому любая нестабильность или враждебные действия в районе непосредственно затрагивают Североатлантический союз. Действия России находились в центре внимания саммита НАТО в Варшаве в июле 2016 года, на котором руководители стран Североатлантического союза четко заявили: «Своими недавними действиями и политикой Россия снизила стабильность и безопасность, повысила непредсказуемость и изменила условия безопасности».

В течение последних лет Россия последовательно модернизировала свою военную организацию и параллельно с этим вела непримиримую и напористую информационную кампанию. Большинство специалистов, занимающихся Россией, считают, что Москва делает это прежде всего ради достижения своей стратегической цели – статуса великой державы и создания зон особого влияния.

Этот аргумент подтверждается неоспоримыми фактами. Последние на сегодняшний день и, вероятно, самые серьезные угрозы архитектуре европейской безопасности, бросающие прямой вызов установленному миропорядку, возникли в черноморском регионе: конфликт России с Грузией в 2008 году, незаконная аннексия Россией Крыма в 2014 году и ее непрекращающиеся действия по дестабилизации востока Украины. Помимо применения обычной военной силы Россия использует асимметричные средства борьбы в данном регионе, нацеленные на то, чтобы нарушить нормальное функционирование и расстроить принятие странами суверенных решений, а также идущие в них процессы демократизации и евроатлантической интеграции.

Каковы основные вызовы для НАТО?

Все проблемы в сфере безопасности в черноморском регионе взаимосвязаны и неразрывно переплетены между собой в более широком контексте евроатлантической безопасности.

  • Наращивание российской военной мощи, воспрещение доступа и изоляция района

Воспрещение доступа и изоляция района (A2/AD) – специализированный военный термин для описания ситуации, когда какое-либо государство разворачивает комплексы вооружения, часто оснащенные средствами большой дальности, с целью лишить войска (силы) других стран свободы передвижения на данном театре. Ракеты «поверхность-воздух» наземного базирования, баллистические или крылатые ракеты «поверхность-поверхность» и противокорабельные ракеты – наиболее часто используемые средства обеспечения воспрещения доступа и изоляции района. К системе могут быть еще добавлены другие элементы: усовершенствованные летательные аппараты, надводные корабли и подводные лодки, а также силы и средства обеспечения превосходства в воздухе и господства на море. Усовершенствованные средства связи и наблюдения, а также средства кибернетической борьбы входят в эту всеохватную сеть воспрещения доступа и изоляции района, с помощью которой пытаются нарушить работу электромагнитного спектра и лишить иностранные силы возможности использовать его.

Российский фрегат «Адмирал Григорович» (RFS-494) – новейший класс фрегатов, которые будут построены по заказу ВМФ России для черноморского региона. © YouTube

Российский фрегат "Адмирал Григорович" (RFS-494) – новейший класс фрегатов, которые будут построены по заказу ВМФ России для черноморского региона. © YouTube

Нова не концепция воспрещения доступа и изоляции района, а развертывание значительных новых военных средств и техники, что заставляет задуматься над тем, какая цель и намерения скрываются за наращиванием Россией этого потенциала. Уже в начале 2010 года в Программе государственного вооружения России в первоочередном порядке предусматривалась значительная модернизация сил и средств Черноморского флота. В 2015 и 2016 году на вооружение Черноморского флота была поставлена первая из шести запланированных модернизированных подводных лодок класса KILO и первый из шести запланированных фрегатов класса «Адмирал Григорович». Они усовершенствовали систему воспрещения доступа и изоляции района своими противокорабельными ракетами дальнего действия и крылатыми ракетами дальнего действия для поражения наземных целей.

  • Российское злонамеренное влияние

Ряд государств-членов НАТО и неправительственных организаций четко и ясно говорят о зловредной деятельности России, нацеленной на то, чтобы подорвать демократические институты, воспользовавшись свойствами открытой экономики и общества. В многочисленных сообщениях описывается инструментарий и варианты, используемые Россией в этих целях. Среди наиболее заметных действий – активная пропагандистская кампания, цель которой – создать новые или возродить старые исторические вопросы, из-за которых сотрудничество в регионе менее вероятно, а параллельно с этим подрывается доверие к евроатлантическим институтам, включая НАТО и Европейский союз.

В результате этого весь регион и каждая страна по отдельности слабее, они менее открыты для интеграции и опасно подвержены диверсиям. Наиболее предпочтительный инструмент – распространение ложных новостей и теорий заговора, во многих из которых говорится о тайной повестке дня Запада. Чаще всего цель состоит в том, чтобы разжечь недовольство существующей системой, в частности оказывается непосредственная поддержка политическим партиям, проводящим антинатовскую и анти-европейскую повестку дня, и таким образом подпитывается общий евро-скептицизм. За недавней тенденцией просматриваются усилия по дальнейшей поляризации обществ, в которых уже заметны признаки размежевания по вопросам иммиграции или либеральных демократических ценностей.

  • Затяжные конфликты

Все постсоветские затяжные (часто называемые «замороженные») конфликты сосредоточены в черноморском регионе. Из-за них появляются «серые зоны», которые могут или уже подпитывают организованную преступность, незаконную торговлю и радикализацию. Не составляет труда увидеть, как Россия использует их в целях политического запугивания новых независимых государств бывшего Советского Союза.

Для НАТО это явно вызов, поскольку все эти конфликты могут в значительной мере быстро дестабилизировать весть регион. В Глобальной стратегии ЕС, принятой в 2016 году, затяжные конфликты в черноморском регионе также отмечены как вызов «системе европейской безопасности».

  • Энергетическая безопасность и ее отсутствие

Поскольку Черное море – важнейший транзитный коридор, по которому идут энергоресурсы, безопасность снабжения является серьезным вопросом. По причине сложившихся условий безопасности возникает также обеспокоенность в связи с возможностью добывать ископаемое топливо в прибрежных водах. В то же время взаимозависимость импорта газа ведет к неизбежным политическим последствиям, и этот импорт легко используется в политических целях. И все же члены Европейского союза и другие страны предприняли шаги, чтобы заняться этим вопросом, и рынок природного газа начинает напоминать нефтяной рынок, на котором цена, а не местонахождение определяет транзакции. Разумеется, необходимо, чтобы местные рынки газа в Европе были соединены друг с другом.

  • Безопасность коммуникаций

Тысячелетиями в черноморском регионе сходились пути сообщения между Европой и Ближним Востоком, ведущие из Восточных Балкан на Южный Кавказ. Безопасность этих путей сообщения принципиально важна для торговли и процветания в регионе и за его пределами. В данном контексте очевидно, что нынешняя нестабильность душит экономическое развитие и потенциал региона, которые могли бы раскрыться благодаря морской торговле и более тесной экономической интеграции.

Как реагирует НАТО?

НАТО не раз четко указывала на то, что у Североатлантического союза нет намерений развертывать войска (силы) на востоке или юго-востоке Европы. Однако из-за незаконной аннексии Россией Крыма Североатлантическому союзу нужно было выполнять свою основную задачу: обеспечивать коллективную безопасность, а также свою авторитетность. Были предприняты шаги по усилению присутствия НАТО в черноморском регионе – оборонительные и соразмерные шаги в ответ на применение Россией военной силы против соседних с ней стран черноморского бассейна. В то же время страны НАТО договорились сохранять каналы связи с Россией, продемонстрировав свою волю к обеспечению предсказуемости и прозрачности.

  • Работа на двух направлениях

Черноморский регион – юго-восточный фланг Североатлантического союза. В свете реалий региона и вызовов безопасности НАТО укрепляет построение своих сил сдерживания и обороны посредством целенаправленных мер по обеспечению присутствия в передовом районе. Речь идет о том, чтобы продемонстрировать в мирное время решимость НАТО обеспечить эффективное сдерживание и внушающую доверию коллективную оборону.

Среди целенаправленных мер по обеспечению присутствия в передовом районе сухопутная составляющая – многонациональная рамочная бригада комплексной учебной подготовки, – а также меры по усилению присутствия в воздухе и на море в регионе.

Из числа объявленных мер уже были реализованы следующие:

  • Многонациональная бригада в Крайова, рамочным государством которой является Румыния, – сухопутный компонент присутствия в передовом районе. В настоящий момент десять стран НАТО – Болгария, Канада, Германия, Испания, Венгрия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Польша и Португалия – обязались участвовать в ней: они вносят вклад в работу штаба бригады и координируют усиленную учебную подготовку.
  • В воздушном пространстве Канада и Италия подкрепляют усилия Румынии и Болгарии по патрулированию воздушного пространства.
  • На морском пространстве присутствуют постоянные военно-морские группировки НАТО, причем увеличено число кораблей и проводится больше военно-морских учений. При Командовании ВМС НАТО был создан Черноморский функциональный центр, который занимается конкретными вопросами безопасности региона и поддерживает плотные связи с ВМС региона.
  • И наконец, новая инициатива по усиленной учебной подготовке призвана придать более слаженный характер всей учебной подготовке.

Более 1500 военнослужащих из Азербайджана, Болгарии, Грузии, Латвии, Румынии, Украины и США принимают участие в сентябре 2017 года в серии многонациональных военных учений «Эджайл спирит – 2017» на полигоне Орфоло, расположенном в регионе Грузии Самцхе-Джавахети. © Caucasian Knot

Более 1500 военнослужащих из Азербайджана, Болгарии, Грузии, Латвии, Румынии, Украины и США принимают участие в сентябре 2017 года в серии многонациональных военных учений «Эджайл спирит – 2017» на полигоне Орфоло, расположенном в регионе Грузии Самцхе-Джавахети.
© Caucasian Knot

В связи с новой позицией России в военной сфере и несмотря на позицию сдерживания и обороны, занятую НАТО в ответ, Североатлантический союз и его руководители привержены работе на двух направлениях. Как было согласовано на встрече на высшем уровне в Варшаве, Североатлантический союз укрепляет свои силы и средства сдерживания и обороны, оставаясь при этом открытым для предметного и целесообразного диалога с Россией на основе взаимности. С апреля 2016 года Совет Россия-НАТО провел шесть заседаний, предоставив странам НАТО возможность открыто обсудить с Россией вопросы, связанные с военной деятельностью, транспарентностью и снижением риска.

  • Проецирование стабильности и взаимодействие с партнерами

На встрече на высшем уровне в Варшаве руководители стран НАТО заявили, что больше стабильности в соседних с НАТО странах означает больше стабильности для Североатлантического союза и что «…на фоне растущей нестабильности глобальных условий безопасности… НАТО стремится внести больший вклад в усилия международного сообщества по проецированию стабильности и укреплению безопасности за пределами своей территории, содействуя таким образом безопасности Североатлантического союза в целом».

Чтобы добиться этого страны НАТО в большей мере сосредоточились на районах повышенного риска и взаимодействуют с партнерами в черноморском регионе, используя весь инструментарий безопасности на основе сотрудничества. В частности, регулярно проводятся консультации по стратегической оценке положения с безопасностью в черноморском регионе, планируются соответствующие учения и ускоренными темпами оказывается практическая поддержка Грузии, Молдове и Украине.

НАТО твердо придерживается своей позиции непризнания незаконной аннексии Крыма Россией, о чем вновь было заявлено во время визита Североатлантического совета в Киев в июле 2017 года. Помимо политической поддержки НАТО значительно расширяет практическую поддержку: Украине оказывается адресное содействие в проведении реформы сектора обороны и безопасности страны, а также в создании сил и средств и наращивании потенциала с помощью Пакета всеобъемлющего содействия, согласованного на встрече на высшем уровне в Варшаве. Некоторые элементы данного пакета непосредственно связаны с безопасностью на Черном море. В частности, проект по безопасности воздушного пространства в регионе призван повысить способность Украины справляться с инцидентами с безопасностью в воздухе. Другие проекты направлены на усиление средств защиты управления и обеспечения осведомленности об обстановке Украины. НАТО также вносит вклад в развитие Академии военно-морских сил Украины, которая была переведена в Одессу после незаконной аннексии Крыма Россией.

Столкнувшись с общими вызовами на восточном и южном направлении, за последние два года НАТО и Европейский союз значительно усилили сотрудничество. © NATO

Столкнувшись с общими вызовами на восточном и южном направлении, за последние два года НАТО и Европейский союз значительно усилили сотрудничество. © NATO

Грузия – один из партнеров НАТО, которым предоставлены расширенные возможности, что позволяет вести обширное политическое и практическое взаимодействие. Более того, существенный пакет сотрудничества НАТО–Грузия в области наращивания оборонного потенциала, выдвинутый на встрече на высшем уровне НАТО в Уэльсе в 2014 году, менялся в связи с отрицательным развитием событий в сфере безопасности в черноморском регионе. В пакете предусматривается поддержка в 13 областях, охватывающих все три вида вооруженных сил. В нем предусмотрены консультирование и связь и взаимодействие на стратегическом уровне, наращивание оборонного потенциала и мероприятия по учебной подготовке, а также многонациональные учения.

Взаимодействие НАТО с Молдовой также было усилено по запросу правительства этой страны, чтобы поддержать институциональное строительство и реформы в сфере обороны. На встрече на высшем уровне в Уэльсе был согласован пакет мер по укреплению оборонного потенциала, и в конце 2017 года в Кишиневе было создано Бюро связи и взаимодействия НАТО.

Можно ли делать больше для укрепления безопасности в регионе?

НАТО обладает политическим весом 29 государств-членов и имеет в своем распоряжении новейшие оборонные силы и средства для коллективной обороны каждого члена организации. Она оказывает политическую поддержку своим партнерам, а также помогает им создавать основательные оборонные структуры, формирующие потенциал, необходимый для защиты национального суверенитета.

Однако до сих пор есть ограничивающие НАТО факторы. В частности, оказалось непросто адаптироваться и реагировать на гибридную тактику и угрозы, подробно анализируя неблаговидные действия России: они находятся на грани традиционных военных действий, но все еще за пределами оборонной сферы. Поэтому каждая страна отвечает за обеспечение устойчивости институтов и общества, чтобы противостоять этим тактическим приемам.

Однако у НАТО есть естественный партнер, который мог бы принести большую дополнительную пользу для преодоления всех вышеупомянутых вызовов – Европейский союз. Двадцать две страны НАТО состоят и в Европейском союзе тоже. Так что вполне естественно, чтобы обе организации работали вместе, способствовали развитию черноморского региона и решали проблемы безопасности региона. Эти организации договорились укреплять сотрудничество перед лицом общих вызовов на восточном и южном направлении: противодействовать гибридным угрозам, повышать устойчивость, наращивать оборонный потенциал, обеспечивать кибернетическую оборону и безопасность на море, проводить учения. В частности, Европейский союз может принести дополнительную пользу своей работой по поощрению демократии и должного управления – это основа, необходимая для достижения устойчивой и долгосрочной стабильности в черноморском регионе.

Статья опубликована в издании "Вестник НАТО".
Публикуется в официальном переводе
с ведома и разрешения правообладателя.

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Инстаграмм: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Павел Анастасов
политолог, сотрудник Управления НАТО по политическим вопросам и политике безопасности
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама