24.05.2018, 08:37

"Заставляли могилу себе копать". История защитника Саур-Могилы

Алексей Кириченко (фото - Петр Шеломовский, Facebook)

Последние защитники Саур-Могилы оставили курган в конце августа 2014-го. Один отряд попал в Иловайский котел, все бойцы второго - оказались в плену

Реклама
Реклама
Реклама

"Больше всего шансов оттуда выехать было на скорой, которая ездит по полям и ищет раненых. Я доехал до блокпоста, стояли КАМАЗы с трупами и автомобиль скорой. Это был мой шанс. Но подошел сепар и спросил, кто я. Я ответил – солдат Вооруженных Сил Украины". Алексей Кириченко попал в плен после отступления с Саур-Могилы, ключевой высоты на юге Донецкой области. В заключении у боевиков он был 3,5 года.

Позывной Лис

Рассказать свою историю для LIGA.net Алексей согласился спустя полгода после освобождения из плена. Встреча прошла в Киеве, недалеко от военного госпиталя в центре столицы.

"У меня такое чувство, что память засовывает все эти воспоминания куда подальше. Наверное, защитная реакция". Во время беседы он часто замолкает. Старается улыбаться. С собой принес томик осужденного советской властью украинского поэта Василия Стуса – впервые Алексей прочитал его стихи в плену. О войне говорит мало, больше о том, как старался выжить; как помогал другим; и о тех, кто до сих пор остается в плену.

Родился Алексей Кириченко в Виннице, Революцию встретил в Харькове. С первых дней поддерживал Майдан, разгоревшийся в столице: "Это была абсолютно нормальная капиталистическая революция. И Украина нуждалась в ней уже очень давно".

Алексей Кириченко. 2012 год (фото - Facebook)

В Харькове, как и во многих других городах Украины, были созданы отряды самообороны. Алексей вошел в их состав. А позже отправился на фронт. "Мне кажется, это что-то очень правильное, мужское – защищать свою территорию", - рассказывала его жена журналистам, когда Алексей уже больше года находился в плену. "Он сказал "я так не могу, смотреть, что происходит и непонятно, какие обороты это может принять. Я иду тренироваться", - вспоминала Лилия.

"Учения были очень короткие. Их только условно можно назвать учениями. Показали на что нажимать на автомате и с какой стороны на него смотреть, как бросать гранаты, стрелять из РПГ", - рассказывает Алексей. До этого он не служил в армии.

"Нам сказали: "Ребята, выручайте". Мы и выручили"

Военную форму отряд получил от волонтеров. А дальше - первое задание, глубокий рейд в Горловку на трое суток.

Алексей и его товарищи из самообороны харьковского Майдана призывались через Славянский военкомат, там их должны были приписать к части, потом - командировать в штаб. Но процесс затянулся и целый отряд готовых защищать Родину мужчин оказался подвисшим в воздухе. "Нам сказали: "Мы понимаем, что не можем отдавать вам приказы, но, ребята, выручайте".

Группа майора Александра Мельниченко отправилась оборонять Саур-Могилу уже после того, как Вооруженные Силы Украины покинули приграничный район - 18 августа 2014 года.

Добирались туда вертолетами, потом на машинах. Сначала – спокойно, позже – обстрелы со стороны российской гибридной армии из минометов, Градов, танков. В конце августа курган был уже полностью окружен. У украинских бойцов закончилась вода, были потери, нужно было отступать. Раненых в отряде не было, их забрал прорвавшийся автомобиль спецназа: машину взорвали на обратном пути, часть бойцов попали в плен, остальные - погибли или пропали без вести.

"Другие упали на землю. А я бежал. Очень далеко"

"При отходе с Саур-Могилы мы видели испорченный инженерный транспорт и БТР. Я вызвался пойти осмотреть, залез внутрь. Там была табличка с шестизначным номером части, а у Украины - пятизначные номера. И там был график техосмотра с датами, семь или восемь граф. По ним было видно, что техника – не захваченная в Крыму, не украинская".

Возле этой техники отряд попал в засаду. С разных сторон кричали "ложись", звучали выстрелы. "Я увидел, что ребята спереди и сзади упали на землю. Я этого не сделал, побежал через посадку в поле с подсолнухами. Бежал очень далеко. Слышал рев мотора.  Понимал, что эта засада была серьезной". Как выяснилось позже, отряд украинских бойцов вели снайперы. Со стрелецким оружием противостоять боевикам было невозможно.

"Часов через 12 я вернулся. Видел, что нет следов крови - значит, их не расстреляли". Алексей прошел дальше и увидел оставленную российскую артиллерию, там наконец хорошо поел - нашел остатки сухпая. При себе у него был телефон, позвонил "старшему" - получил приказ закопать свою форму и оружие. "Мне сказали, что больше всего шансов оттуда выехать, если найти скорую помощь, которая ездит по полям и ищет раненых". Он вышел к трассе, словил автомобиль и попросил подвезти. На этой машине Алексей доехал до блокпоста, там стояли КАМАЗы с трупами и автомобиль скорой. "Понял, что это мой шанс. Вышел из машины, пошел к скорой. Но остановил сепаратист и спросил, кто я. Я ответил – солдат Вооруженных Сил Украины".

Официально Алексей попал в плен 2 сентября, на самом деле - 1-го.

"Ребята просидели в плену три дня, а я - три с половиной года"

"Первые четки я сделал из хлеба и воды. Они были как раз на два пальца. Обычный хлеб не подходит, нужен очень плохой", - на встречу с журналистом LIGA.net Алексей пришел с четками, уже не из хлеба, деревянными.

Он рассказал, что нитки для тех четок делал из "коня". "Тюремный "конь" - это такая особенная наука. Откуда вообще человеку, который сидит в тюрьме, взять нитки? Берется носок, вырезается резинка, пятка. И сатается. Получается две нитки - основа, она легко рвется, и вторая - очень крепкая". Из таких же ниток и запрещенных в тюрьме, а потому тщательно спрятанных шнурков Алексей сделал для своей дочери куклу-мотанку. Этому его научила мать еще в детстве. "Я с тех пор их никогда не делал, но мне хотелось передать что-то дочке, чтобы она помнила, что я ее люблю. Не все мои письма до нее доходили".

Сначала Алексей попал в "подразделение" боевика с позывным Матвей. Подразделение состояло частично из россиян, частично – из местных. За все время в плену украинца около 10 раз переводили в разные "локации". В том числе, в исправительную колонию.

"Как только попал в плен, меня вывели и сказали: "Копай могилу". Я спросил – где? Удивились моему спокойствию. Ждали, наверное, другой реакции, что плакать начну".

Допрашивали много раз - по-разному, о разном и разные люди. "В Комсомольске ко мне приставили бывшего следователя милиции Мишу. Странный "допрос". Спрашивал о друзьях в Facebook. Позже были пытки, но не физические. "Миша сказал остальным, что не рекомендует применять пытки. Сидел с мешком на голове. Угрожали отрезать пальцы. Расстреливали холостыми. И удивлялись все время, почему я такой спокойный. Допросы длились по шесть часов. Если бы хотели сломить, то растерзали бы".

"Первые полгода до передач для нас большим кладом там были спички - потому что абсолютно не было зубочисток, у ребят очень портились зубы. Эти спички были такие потрепанные-потрепанные, им уже по два-три месяца, но ребята их прятали где-то в матрасах". Еще там не хватало зелени, рассказывает Алексей: за сигареты он просил принести листья винограда.

"Я очень люблю имбирь. Мне из Германии передали имбирный чай, он очень согревает. Пакет можно было заваривать три-четыре раза, а потом съедать, а можно было использовать как приправу". Еда была очень пресной, вспоминает Алексей. "Представьте, что было, когда мы дорвались до "Мивины".

Работы приходилось выполнять разные – мыть туалеты и бочки от солярки. "Я тогда не попал, но ребят отправляли собирать трупы у аэропорта, которые уже два месяца пролежали".

Однажды, когда он долго сидел в подвале, пришлось "стричься" зажигалкой: "Я ею поджигал себе волосы и тушил". В том подвале не было окна, только небольшая щель размером в три пальца, взгляд упирался в серую стену. "Что-то будто промелькнуло, тень с улицы через щель. Я понял, что это была птица. А это был признак, что там мир существует, есть жизнь".

Связи с внешним миром не было. Алексей слышал только обещания об освобождении. "После двадцатого раза я сбился с подсчета этих обещаний. А когда впервые заговорили об этом - уже и не вспомню". Еще он слышал разговоры сепаратистов о том, что "Украине пришел конец".

Во время встречи Алексей достает стопочку маленьких бумажек - куски пачек из-под сигарет, страницы книг (в тюрьме с бумагой было тяжело, поясняет он). Каждый из этих клочков исписан им от руки словами на немецком и английском - и их переводом. Пачка бумаги перемотана той самой ниткой, сделанной из носков: ее кусочки уже не раз связаны между собой. И снова рвутся прямо в руках.

Не сдаться ему помогли молитва и медитация. "Когда словишь эту волну, она зашвыривает человека на очень высокий энергетический уровень. Вот представьте, в камере +8°C, ребята спят под всеми покрывалами, какие только есть… А я сижу обложенный учебниками. Тут и английский, и немецкий, и еще какие-то интересные книги, чтобы мозг переключать. Мне интересно! Меня прет!". Алексей признается, что не принадлежит ни к какому патриархату, но говорит, что молитва спасала его и других.

"Меня убеждали, что Сталин – святой человек"

27 декабря 2017 года состоялся самый масштабный с начала войны в Донбассе обмен пленных: домой вернулись 73 украинца, в том числе, Алексей Кириченко. Обмен состоялся на блокпосте Майорское в районе Горловки.

Во время перелета в Харьков после освобождения. Декабрь 2017 года (фото - Facebook)

"Меня абсолютно серьезно убеждали, что Сталин – это святой человек. Показывали иконы. Мне этого не понять", - в аэропорту Харькова, куда освобожденные пленные прилетели вместе с президентом, Алексей произнес речь. "Я чувствую, что Украина еще недостаточно покаялась за грех коммунизма. Это очень большой грех перед богом – тот воинственный атеизм, который был на нашей земле. И, мне кажется, если бы люди это осознали, такой беды, которая произошла в Донбассе и Крыму, не было бы".

Отступление с Саур-Могилы начали 24 августа. Россияне фактически пропустили момент отхода. Это дало возможность двум группам уйти без потерь. Уходили они в общем направлении на Иловайск, где, как они знали, находилась достаточно мощная группировка. Но эта идея лишь привела к еще большей трагедии. Группа полковника Игоря Гордийчука, пройдя 60 км по тылам противника, добралась к украинским силам и полностью разделила горькую судьбу выхода из Иловайска. Другая группа – майора Мельниченко - в районе Кутейникова нарвалась на российских десантников и полностью попала в плен. Один из бойцов попал в плен в районе Старобешево – это был Алексей Кириченко. Еще один смог самостоятельно добраться до Волновахи уже после иловайского котла. В целом в боях за Саур-Могилу погибли порядка 25 украинских военных, около 120 получили ранения.

По официальным данным, на сегодняшний день у боевиков находятся 74 военных ВСУ. Однако реальное количество украинских бойцов, которые удерживаются в плену, неизвестно. Во время разговора Алексей перечислял добровольцев, которые остались там после обмена в декабре прошлого года, однако их имена не указаны в тексте в целях безопасности этих людей.

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Инстаграмм: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Екатерина Лященко
специальный корреспондент Liga.net
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама