11.07.2018, 07:00

Ядерный мир: 50 лет договору о нераспространении

Ядерный мир: 50 лет договору о нераспространении - Фото
Ядерное испытание

Крах договора о нераспространении ядерного оружия привел бы к губительным последствиям для глобальной стабильности

Реклама
Реклама
Реклама

1 июля 1968 года был открыт для подписания Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). С тех пор этот договор стал краеугольным камнем в международных усилиях по предотвращению распространения ядерного оружия и в конечном итоге его ликвидации и содействию мирному использованию атомной энергии. 190 стран присоединились к договору, и таким образом ДНЯО близок ко всеобщему мировому участию. В 1995 году действие договора было продлено бессрочно, после первоначального двадцатипятилетнего срока действия. ДНЯО остается единственным в своем роде, поскольку не существует другого международного соглашения, основанного на договоренности между ядерными и безъядерными державами.

Подписание договора о нераспространении ядерного оружия 1 июля 1968 года  © Britannica.com

После того, как 1 июля 1968 года Договор о нераспространении ядерного оружия был открыт для подписания, к нему присоединилось 190 стран, что близко ко всеобщему мировому участию. (Фото: Britannica.com)

185 государств, не обладающих ядерным оружием, обязались воздерживаться от приобретения ядерного оружия. Пять признанных ядерных держав – Китай, Франция, Россия, Соединенное Королевство и США – в свою очередь обещали не помогать безъядерным государствам в получении ядерного оружия и стремиться к общей цели ядерного разоружения. В интересах всех сторон Договор способствует сотрудничеству в мирном применении ядерной технологии под надзором Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Для ДНЯО, которому исполнилось 50 лет, наступает средневозрастной кризис, и можно ожидать, что он подвергнется серьезному испытанию на прочность.

Послужной список ДНЯО в области нераспространения не безупречен, хотя договор и помогал сдерживать распространение ядерного оружия. Однако его результаты в сфере разоружения вызывают намного больше споров, что помогает объяснить широкую поддержку, которую получил недавно Договор о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО). Ввиду растущей поляризации среди государств-участников из-за темпов ядерного разоружения, для ДНЯО, которому исполнилось 50 лет, наступает средневозрастной кризис. Есть причины полагать, что во время кризиса ДНЯО, вероятно, подвергнется испытанию на прочность, как никогда ранее.

Результаты в сфере нераспространения

Ученым не удается прийти к единому мнению о том, насколько ДНЯО помог положить конец ядерному распространению, поскольку трудно доказать его прямое или косвенное воздействие. Однако тот факт, что была закреплена норма нераспространения, благодаря чему число ядерных держав не превышает десяти, – хотя бы отчасти, его заслуга. Как отметил Льюис Данн, досконально разбирающийся в ДНЯО, Договор сдержал пессимизм в связи с распространением, который был повсеместным в 60-е годы. Растущее число государств, которые присоединились к договору, помогло развеять мнение о том, что «безудержное» или «каскадное» распространение неизбежно.

Хотя и существует множество причин, по которым почти все страны, за исключением лишь нескольких, воздерживались от приобретения ядерного оружия, ДНЯО мог помочь некоторым из них принять решение, заставив их сделать выбор. После длительных споров политического и бюрократического характера и с учетом различных соображений такие страны, как Австралия, Япония, Швеция, Швейцария и Западная Германия решили, что присоединение к договору в наибольшей мере отвечает их интересам. Что касается стран-союзниц США, дипломатические усилия США, направленные на то, чтобы убедить их присоединиться к договору, вместе с ядерными гарантиями в значительной мере способствовали их окончательному выбору. Для многих государств, которые никогда не планировали приобретать ядерное оружие, техническая и финансовая помощь с мирным использованием ядерной технологии стала основным стимулом для присоединения к договору.

Только три страны решили с самого начала не вступать в ДНЯО: Индия, которая провела в 1974 году «мирное» ядерное испытание; Пакистан, который провел ядерные испытания сразу же после Индии в 1998 году; и Израиль, который никогда не подтверждал и не отрицал факт обладания ядерным оружием.

Есть положительные примеры стран, присоединившихся к ДНЯО, даже если первоначально у них был арсенал ядерного оружия, или они были близки к его созданию. Южная Африка присоединилась к ДНЯО в 1991 году после того, как она в одностороннем порядке уничтожила свой небольшой арсенал. Аргентина и Бразилия вступили в договор в 90-е годы, по достижении ими взаимной договоренности о прекращении деятельности, связанной с оружием. Беларусь, Казахстан и Украина стали участниками ДНЯО после того, как они отказались от унаследованного ими оружия в 1991 году вслед за распадом Советского Союза. Даже если подвигли эти страны к данным решениям не ДНЯО, а другие факторы, их вступление в договор закрепило эти решения, отступиться от которых стало намного труднее.

В 2003 году Северная Корея вышла из ДНЯО, несмотря на широкие международные санкции и политическую изоляцию (Фото: KCNA)

Достижения ДНЯО в сфере нераспространения не безупречны, поскольку ряд стран решили пойти на обман и вести ядерные разработки, оставаясь при этом в ДНЯО. Однако из-за ДНЯО им пришлось тайно разрабатывать ядерное оружие, что сдерживало их усилия. В некоторых случаях в результате этой временной отсрочки они пересмотрели ядерные варианты, или вмешательство извне помешало их дальнейшему продвижению по этому пути. Например, Ливия вела ядерные разработки в течение тридцати лет, но в 2003 году они прекратились, благодаря дипломатическим усилиям Соединенного Королевства и США, а также благодаря тому, что руководитель страны полковник Муаммар Каддафи изменил свою позицию. Война в Персидском заливе в 1991 году положила конец ядерным разработкам Ирака, продолжавшимся почти 20 лет, а десятилетние усилия Сирии были сорваны ударом, нанесенным Израилем в 2007 году по подпольному ядерному реактору Аль-Кибар.

Тем странам-участницам ДНЯО, которых поймали на нечистоплотности, и которые отказались прекратить свои тайные программы, пришлось заплатить значительную цену за несоблюдение условий. Северная Корея, объявившая в 2003 году о своем выходе из договора и вскоре после этого приобретшая ядерное оружие, сделала это, несмотря на обширные международные санкции и политическую изоляцию. Санкции, наложенные на Иран за его тайную деятельность в ядерной сфере, были ослаблены в 2015 году с принятием Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и с подтверждением Ираном его приверженности выполнению обязательств, предусмотренных договором. Если бы не ДНЯО, было бы намного труднее прилагать согласованные глобальные усилия, нацеленные на то, чтобы предотвратить, замедлить, сдержать, наказать и обратить вспять действия Ирана и Северной Кореи. Договор придает законность норме в области нераспространения и действиям по обеспечению ее выполнения.

Несмотря на наличие значительных «лазеек» в договоре, обнаружение незаконного распространения с помощью его системы гарантий мобилизовало усилия по укреплению контроля и приведения в исполнение. В результате выявления тайной программы Саддама Хусейна в 1991 году были усовершенствованы полномочия МАГАТЭ по проведению инспекций с принятием в 1997 году Дополнительного протокола. Более 130 стран ратифицировали протокол.

Результаты ДНЯО в области нераспространения были преумножены благодаря плотной сети международных инициатив и соглашений, созданных в поддержку целей ДНЯО, в частности: зоны, свободные от ядерного оружия, Конвенция о физической защите ядерного материала, Комитет Цангера, Группа ядерных поставщиков, резолюция 1540 Совета Безопасности ООН, Инициатива по безопасности в борьбе с распространением, встречи на высшем уровне по ядерной безопасности. В совокупности эти многосторонние усилия укрепляют режим нераспространения и ДНЯО.

Прогресс в деле разоружения

В статье VI ДНЯО предусматривается обязательство всех сторон «в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем». Стороны-участницы ДНЯО расходятся во мнениях о толковании данной статьи, а зона, свободная от ядерного оружия, по-прежнему далекая перспектива. Хотя и имеются острые разногласия среди пяти государств-участников ДНЯО, обладающих ядерным оружием, на предмет численности и диапазона ядерных сил и средств, закрепленных за ними функций, а также на предмет их отношения к сокращению, все они защищают свой послужной список в области разоружения и настаивают на своей верности статье VI.

Министры иностранных дел Франции, Германии, Европейского Союза, Ирана, Соединённого Королевства и США, а также китайские и российские дипломаты. Лозанна, 2 апреля 2015

Санкции, наложенные на Иран за его тайную деятельность в ядерной сфере, были ослаблены в 2015 году с принятием Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и с подтверждением Ираном его приверженности выполнению обязательств, предусмотренных Договором о нераспространении ядерного оружия. Совместной комиссии было поручено контролировать выполнение. (Фото: United States Department of State)

Как утверждают США, весь их ядерный арсенал на 88 процентов меньше по сравнению с пиковой численностью. По имеющимся данным, в период с 1967 по 2017 год арсенал США сократился с 31 255 до 3 822 боеголовок. Россия утверждает, что она сократила свой ядерный арсенал больше, чем на 85 процентов. Согласно предельной численности, предусмотренной новым договором СНВ 2010 года, численность развернутых стратегических ядерных арсеналов двух самых крупных ядерных держав остается теперь на самом низком уровне с 50-х годов.

Соединенное Королевство объявило о сокращении боеготовых боезарядов, число которых не превысит 120. Франция заявляет, что она сократила компоненты ядерных сил сдерживания воздушного и морского базирования на одну треть, а численность всего ядерного арсенала не превышает 300 боезарядов. Китай, единственное государство-участник ДНЯО, не заявляющее ни о каких сокращениях, заверяет, что его ядерный арсенал находится на «минимальном уровне, требуемом для обеспечения национальной безопасности». Как утверждают ядерные державы, эти и иные действия, предпринятые ими, включая добровольный мораторий на ядерные испытания, означают прогресс на пути к достижению целей, намеченных в статье VI.

Однако прогресс в деле ядерного разоружения остается самым серьезным яблоком раздора в ДНЯО. Ядерные державы подчеркивают, чего им удалось добиться до сих пор, тогда как широкое большинство безъядерных держав делают упор на том, что еще предстоит сделать. Страны, не обладающие ядерным оружием, критикуют ядерные державы в связи с медленным продвижением вперед и невыполнением обещаний, в частности, Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) не был достигнут, поскольку Китай и США не ратифицировали его. Государства, обладающие ядерным оружием, и безъядерные союзники США утверждают, что дальнейший прогресс на пути к разоружению должен учитывать общую обстановку в области безопасности, тогда как большинство безъядерных держав считает, что ядерное разоружение должно происходить уже сейчас, а доводы стран, зависящих от ядерного оружия, неубедительны.

Факторы риска в связи с нынешним кризисом

История ДНЯО характеризуется напряженностью и пессимизмом в связи с будущим договора. Четыре из девяти конференций по обзору закончились без принятия заявления консенсусом. В последние десятилетия среди наблюдателей ДНЯО превалировало мнение о том, что дела договора плохи и существует риск того, что он устареет и даже потерпит крах из-за проблем с распространением и споров о разоружении.

7 июля 2017 года разногласия среди сторон-участниц ДНЯО достигли новых высот, когда 122 государства-участника ДНЯО проголосовали за ДЗЯО, цель которого – объявить все ядерное оружие вне закона, включая ядерное оружие, которым обладают пять ядерных держав-участниц ДНЯО. ДЗЯО был открыт для подписания в сентябре 2017 года, и его уже подписали 59 стран, и ратифицировали десять. Согласно сторонникам договора, это эффективная мера в соответствии со статьей VI ДНЯО, поскольку налагается юридически обязательный запрет на ядерное оружие. Для стран, возражающих против ДЗЯО, включая страны НАТО, договор не только будет неэффективным, но и рискует подорвать ДНЯО.

ДЗЯО можно воспринимать как симптом средневозрастного кризиса ДНЯО, проявление недовольства безъядерных держав, глубоко сожалеющих о медленном продвижении вперед в деле разоружения. Сторонники ДЗЯО также видят в нем попытку омолодить ядерное разоружение и вдохнуть в него новую энергию. В конечном итоге, может быть, участникам ДНЯО удастся найти компромиссную формулу и договориться о том, чтобы не договориться о новом договоре. Проблемы, замаячившие на горизонте, необязательно станут фатальными, поскольку недовольство некоторых государств-участников прогрессом в сфере разоружения, судя по всему, не настолько сильно, чтобы стать основанием для выхода из ДНЯО. До сих пор, по крайней мере, несмотря на большие волнения, ни одно государство не проявило готовности пойти на этот выбор. Общий знаменатель и для сторонников, и для противников ДЗЯО – их главная цель: укрепить ДНЯО.

Склад артиллерийских боеприпасов с ядерным зарядом

По окончании «холодной войны» Президент США Джордж Г. У. Буш объявил 27 сентября 1991 года, что США уберут практически все развернутые тактические ядерные средства. Президент СССР Михаил Горбачев ответил тем же 5 октября 1991 года, обязавшись ликвидировать все заряды ядерной артиллерии, ядерные боеголовки тактических ракет и наземные ядерные мины, а также снять с развертывания все советское тактическое ядерное оружие морского базирования. Однако остаются значительные вопросы о выполнении Россией своих обещаний, и сохраняется большая неопределенность насчет нынешнего состояния тактических ядерных средств России (источник: Ассоциация контроля над вооружениями). (Фото © Ploughshares.org)

Однако ДЗЯО ведет к еще большей поляризации процесса ДНЯО в тот момент, когда вопросы, давно вызывавшие напряженность, приобретают новое значение в изменившихся условиях безопасности. Прежде чем удастся достичь компромисса по ДЗЯО, ДНЯО подвергнется испытанию на прочность, как никогда ранее, что может повлечь за собой необратимые и совсем не желательные последствия.

Вновь появилось «соперничество великих держав», и поэтому справляться с требованиями сторонников ДЗЯО в области разоружения будет все сложнее. Вопреки желаниям многих государств, не обладающих ядерным оружием, его роль в международной политике не ослабевает, а усиливается.

Несмотря на то, что в прошлом Россия была готова пойти на сокращение стратегического ядерного оружия, теперь она во все большей степени опирается на ядерное оружия для обеспечения своей безопасности и проведения внешней политики, что было подтверждено Президентом Путиным в его выступлении 1 марта 2018 года, в котором он сообщил о новых инвестициях в различные экзотические ядерные средства. Тот факт, что в последние годы Россия делала все больший упор на ядерном потенциале, заставил США отреагировать. Хотя инвестиции США в дополнительные ядерные средства скромны по сравнению с российскими программами и не ведут к увеличению общей численности арсенала, сторонники разоружения воспринимают их одинаковым образом и относятся к ним как к очередному подтверждению неискренности ядерных держав. Действия Китая в области ядерных вооружений по-прежнему неясны, однако не вызывает сомнения тот факт, что Китай модернизирует свой ядерный арсенал, не только чтобы не отстать от США и России, но и в рамках своего стратегического соперничества с Индией. Тем не менее прежде всего гнев активистов ДЗЯО обрушивается на США и их союзников по НАТО.

Из-за неудачи Китая и США в решении ядерной и ракетостроительной проблемы Северной Кореи и краха СВПД участникам ДНЯО будет намного труднее сохранять единство в преодолении вызовов в сфере нераспространения. Если Иран возобновит деятельность, на которую СВПД наложил ограничения, положение дел с нераспространением на Ближнем Востоке станет еще более хрупким, что усугубит непрекращающуюся напряженность, которая часто присутствует в прениях в контексте ДНЯО по вопросу о Ближневосточной зоне, свободной от оружия массового уничтожения.

Что поставлено на кон для НАТО?

Страны НАТО оставили свой отпечаток на первоначальном тексте ДНЯО, поддержав более широкую цель США: ограничение числа государств, обладающих ядерным оружием, и полный учет в переговорах по ДНЯО договоренностей о совместном использовании ядерного оружия США в Европе, выработанных до ДНЯО. Эти договоренности способствовали обеспечению безопасности в Европе и нераспространению, поскольку странам НАТО, находящимся под ядерным «зонтиком» США, не нужно было разрабатывать своего собственного ядерного оружия.

Вслед за сокращением ЯО Францией, Соединенным Королевством и США по окончании «холодной войны» НАТО значительно сократила численность и диапазон ядерных сил на своей территории и стремилась работать над дальнейшими взаимными мерами по сокращению нестратегического ядерного оружия России и США. Консенсус по ядерному оружию в НАТО основан на равновесии между ядерным сдерживанием и разоружением.

Тем не менее Североатлантическому союзу будет все труднее состыковывать требования ядерного сдерживания НАТО с растущими чаяниями в области разоружения. В связи с тем, что Россия вновь делает упор на ядерном оружии и прямо и косвенно грозит ядерным оружием, от стран НАТО требуется больше для обеспечения эффективного ядерного сдерживания. С учетом радикальных изменений в условиях безопасности Североатлантический союз должен найти новое равновесие, чтобы справиться с новыми требованиями.

Пусковые установки ядерных ракет на параде на Красной площади в Москве 9 мая 2015 года

В связи с тем, что Россия вновь делает упор на ядерном оружии и прямо и косвенно грозит ядерным оружием, от стран НАТО требуется больше для обеспечения эффективного ядерного сдерживания. На фото: российская военная машина с ядерным боезарядом во время парада Дня Победы 9 мая 2015 года на Красной площади в Москве, Россия. (Фото © Getty Images)

Помимо этого договоренности о совместном использовании ЯО в НАТО и ядерные гарантии, предоставленные США союзникам по НАТО, стали одной из главных мишеней ДЗЯО. Сторонники запрета на ЯО, как например Международная кампания за ликвидацию ядерного оружия, делают упор на формировании общественного мнения в странах-союзницах США. Под давлением сторонников ДЗЯО правительствам всех государств-членов НАТО приходится отстаивать свои доводы, основанные на соображениях безопасности и морали, в пользу сохранения ядерных сил и средств НАТО. Из-за этого балансирования возникает противоречие между странами НАТО, зависящими от сдерживания, и сторонниками ликвидации ЯО в рамках ДНЯО.

ДНЯО – общее достояние, и его крах повлечет за собой губительные последствия для стабильности и предсказуемости в мире, прежде всего для стран Североатлантического союза. Если в нынешних нестабильных условиях безопасности не сохранить убедительного ядерного сдерживания, это может повлечь за собой еще более катастрофические последствия для Североатлантического союза.

В данном контексте страны НАТО должны стремиться к компромиссу, чтобы сохранить ДНЯО и учесть чаяния в области разоружения. Стратегия контроля над вооружениями НАТО должна и впредь быть нацелена на то, чтобы убедить Россию вновь соблюдать свои обязательство в области контроля над вооружениями, такие как Договор РСМД, и прийти к договоренности о дальнейших взаимных мерах по сокращению количества и функции нестратегического ядерного оружия в Европе, даже если ничто не говорит сейчас о том, что Россия готова к прозрачности, ограничениям или сокращению применительно к своему нестратегическому ядерному арсеналу, который значительно превышает арсенал стран НАТО.

В то же время страны НАТО должны продолжать публично защищать потенциал ядерного сдерживания НАТО в свете необходимости сохранить европейский порядок безопасности и должны и впредь четко обозначать, что Североатлантический союз будет сохранять убедительное ядерное сдерживание до тех пор, пока существует ядерное оружие.

Данная работа была подготовлена Ливерморской национальной лабораторией Лоренса под эгидой Министерства энергетики США, в соответствии с договором DE-AC52-07NA27344. Взгляды и мнения авторов, представленные в работе, необязательно выражают или отражают позицию правительства США или компании с ограниченной ответственностью «Лоренс ливермор нэшнл секьюрити». LLNL-JRNL-752555

Статья опубликована в издании "NATO Review". Публикуется с ведома и разрешения правообладателя в официальном переводе.

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Инстаграмм: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Яцек Дуркалец
Доктор наук, научный сотрудник Центра исследования глобальной безопасности при Ливерморской национальной лаборатории
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама