10.01.2020, 16:44

Что крушение Boeing 737 в Иране сказало об Украине?

Что крушение Boeing 737 в Иране сказало об Украине?
журналист, политический аналитик

Наше посольство в Иране не смогло сориентироваться в кризисной ситуации и подставило государство под первый информационный удар

Украинская дипломатия сформировалась в условиях, когда Украина была закрытым, как в советскую эпоху, или только частично открытым государством, как первые годы независимости. Украинцы тогда еще не ездили по всему миру, как сейчас. И украинские компании не были вовлечены в бизнес-отношения по всему миру, как сейчас.

Задумайтесь, почему на погибшем в Иране украинском "Боинге" было только 11 граждан нашего государства, а остальные – иностранцы? Потому что аэропорт Борисполь стал международной транзитной точкой. Борт из Тегерана вез людей не столько в Украину, сколько для пересадки на другие рейсы в другие страны. И одна лишь эта ситуация ясно иллюстрирует те новые связи нашего государства, которые должны обеспечиваться, в том числе, и новой дипломатией. А её просто нет!

Сколько у нас историй о застрявших в аэропортах туристах, об оказавшихся под арестом в дальних странах моряках, о новых больших общинах украинцев за границей, о наших работниках в самых разных странах, благополучных и не очень. Добавилась еще и угроза из области национальной безопасности – возможные проблемы ветеранов войны с Россией из-за преследования их РФ в иностранных юрисдикциях.

Читайте также - Boeing 737 "сбили по ошибке". Украине нельзя с этим соглашаться

Готово ли наше государство поддерживать всех этих людей и наши компании за границей, защищать их интересы и бороться за их права и честь? Кейс с крушением самолета МАУ в Иране прекрасно показал, что не готово.

Первой реакцией нашего посольства в Иране было… выдать официальную позицию иранского режима. Когда никто за язык не тянул, посольство опубликовало заявление, отрицающее теракт на борту и ракетный удар по самолету.

Чьи интересы этим защитило посольство? Явно не Украины. А почему?

Причин, вероятно, две.

Во-первых, за годы работы в Иране, работники посольства сблизились с местными до степени неразличения своих и чужих интересов. Это бывает, скажем так, с внешнеполитической бюрократией, которая засиживается на одном месте или влюбляется в страну пребывания.

А во-вторых, у них наверняка не было четких, исчерпывающих инструкций, как действовать в случае такой кризисной ситуации. Молчать или говорить? Если говорить, то что именно? А если молчать, то как долго?

Читайте также - Почему и как иранцы сбили украинский Boeing 737

Кризисных ситуаций в новых условиях открытости нашего государства может быть сколько угодно. С людьми, компаниями. По их вине, по вине обстоятельств или каких-то деструктивных внешних сил – это вообще не важно. Важно, что у наших представительств за границей должен быть ясный алгоритм действий. Ответственность – за нарушение алгоритма. И ресурс, чтобы действия обеспечить.

Позор, когда спасением наших гражданских моряков из иностранных тюрем, государство начинает заниматься только после вмешательства журналистов. Позор, когда наши представители в других странах умеют организовать шопинг для вип-чиновников, прибывающих с визитами, но не умеют наладить систему юридической поддержки соотечественников. Позор, когда посольские работники, которым не хватает ума промолчать, выступают с безответственными заявлениями даже об авиакатастрофах.

Что с этим делать? Наша внешнеполитическая машина привыкла хоть как-то работать для обеспечения государственных решений, для сопровождения визитов и бюрократического оформления поездок, сделок и так далее. Пока что решающее значение в эффективности конкретного посольства или другого нашего представительства, как правило, имеет личность руководителя.

Бывает, что повезло с послом, – ну, значит, будет хороший результат по стране. И такие люди у нас есть, скажем, в нескольких важных европейских государствах.

Читайте также - Третья мировая или proxy war. К чему идет конфликт Ирана и США: 7 сценариев

Ну а если назначили бездаря представлять интересы Украины – даже разумный персонал работу не вытянет.

Впрочем, и от хорошего руководителя зависит не так уж много, если ресурс на работу представительств наше государство дает издевательски скромный, по сравнению с государствами-конкурентами.

Ну и если в Киеве неправильно расставлены приоритеты, не задана система для всех, нет общих правил и алгоритмов.

В новых условиях, когда миллионы наших граждан и тысячи компаний чем-то заняты за границей, государство должно найти способ адаптироваться – в интересах этих граждан и этих компаний. Должно научить свои же заграничные подразделения отвечать на новые вызовы и дать им ресурс, чтобы выполнять новые задачи.

Еще раз: уже не достаточно для посольств и других представительств просто обеспечивать коммуникацию власти с партнерами, визиты чиновников или какие-то привычные вещи из старых времен. Не хватает ресурсов? Нет идей по адаптации государства? Определите тогда хотя бы алгоритм действий и заявлений или параметры молчания посольств в кризисных ситуациях с украинскими гражданами и компаниями. Чтобы вот как в Тегеране – не повторилось.

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...