28.11.2012, 13:35

Психология кризиса: уроки прошлого и инструкция на будущее

Восемь уроков кризиса-2008 накануне нового витка рецессии - в авторской колонке бизнес-тренера Наталии Лозийчук

Четыре года назад граждане Украины начали реально ощущать, что наша страна принадлежит  к мировой экономической системе. Ощущать, к сожалению, совсем не в том плане, в каком хотелось бы украинцам: вместо ожидаемого  экономического благополучия резко возросла безработица, после  укрепления национальной валюты пришел черед ее девальвации, а радужные перспективы в карьере и бизнесе уступили место депрессивным тенденциям.

Как гласит народная мудрость, за одного битого двух небитых дают: можно утверждать, что обучение кризисом  во многом и для многих оказалось полезным. Теперь число битых у нас достаточно велико, а их опыт бесценен для дня нынешнего и завтрашнего. Экономические кризисы - явление, которое будет периодически повторяться (по крайней мере, в ближайшие 30-50 лет). Поживем - увидим, так это или нет, а вот определенные выводы в плане психологическом и информационном, из того, что мы все могли увидеть, услышать, прочесть за последние годы, сделать можно и полезно.

Вывод первый: кризис не приходит неожиданно. Политический и деловой истеблишмент знал о грядущих потрясениях намного раньше, чем остальные граждане

Разговоры о том, что грядут нелегкие времена, начались в деловых кругах еще весной 2008 года. В отечественных СМИ данная тема почти не обсуждалась: зачем, ведь проблемы США и ЕС от нас далеки.  Пока за рубежом говорили, что близится трудный период и подтверждаются самые пессимистические прогнозы относительно будущего мировой экономики, украинские граждане и дальше охотно брали валютные кредиты  на жилье, автомобили, бытовую технику и даже на мобильные телефоны.

Это в частных беседах сильные мира сего громко или шепотом рисовали картину экономического краха,  казавшегося тогда маловероятными: "К началу зимы соотношение доллара и гривни составит один к десяти!" Подобные утверждения передавались дальше, нередко приобретая оттенок желтой сенсационности, - им так не хотелось верить.

Но кто думал тогда, что знающие люди, уже весной и летом 2008 года,отказавшись от покупки недвижимости и земельных участков, быстро избавлялись от гривни, покупали валюту, приобретали за наличные дорогие импортные товары и производственное оборудование? Кстати, это особенно активно делали именно те, кто непосредственно осуществлял государственную финансовую политику и с экрана телевизора настойчиво призывал "верить в укрепление национальной валюты".

Теперь невольно вспоминаются  юмористические байки о богатых соседях. Оказывается, почаще следует присматриваться, что же они покупают, а что покупать не спешат. Конечно, если удастся соседствовать рядом с рядом с теми, кто богат или вхож в эшелоны власти.

Вывод второй: первыми тревожные признаки проблем в экономике замечают специалисты банковской сферы

"Обедайте почаще со своим банкиром",  - такая фраза достаточно популярна среди бизнесменов. Кризисные явления в банковской сфере стали очевидными в начале лета 2008 года. Пока украинские банки, многие из которых контролируются иностранным капиталом, получали дешевые кредиты, все было хорошо. А как только на Западе ставки по кредитам по причине финансовых затруднений повысили, кредитование отечественного бизнеса застопорилось. Сработал принцип домино: сокращение кредитования привело к резкому спаду в строительной отрасли; вследствие этого существенно снизилась потребность в продукции металлургии и строительных материалах. А если учесть, что конъюнктура на внешних рынках для продукции той же черной металлургии была крайне неблагоприятна, неудивительно, что половина украинских доменных печей была остановлена. Уязвимость украинской экономики  к внешним рискам стала очевидной.

Как только вы услышите о дефиците кредитных ресурсов в банках, будьте начеку.  Тем, кто не может себе позволить обед в ресторане с банкиром, ничего не остается, как внимательно следить: что обсуждают игроки и эксперты финансового рынка на страницах печатных и электронных СМИ. Там многое можно почерпнуть о ситуации в стране, если сопоставлять данные из разных источников.

Вывод третий: кризис пошатнул культ денег

Оказалось, что деньги не всегда и не все решают. На состояние экономики любой страны заметно влияет наличие таких ресурсов, как нефть и газ, зерно и сахар, - это в очередной раз подтвердили многочисленные топливные и продуктовые войны последних лет.

А кредит и ипотека? Как спекулятивные финансовые операции они могут привести к глобальной рецессии экономики. Обладатели кредитов, переоценивая свои возможности, чаще всего склонны быстрее и больше тратить, чем зарабатывать. Пример Ирландии и Греции здесь весьма показателен.

Ну, а мы чем хуже? Приятно чувствовать себя богатым и делать евроремонт в новой квартире, имея зарплату в три с половиной тысячи гривен. Правда, потом придется заплатить за кредит в два раза больше, чем первоначально планировалось. Ипотека нахально влезает в наше будущее и разрушает его, -  говорили известные экономисты Гавриил Попов, Михаил Хазин.  Но кто прислушивался к их предостережениям?

Вывод четвертый: тяжелые времена затронули всех

Оказалось, что богатые тоже плачут не только в сериалах. Даже если вам приходится слышать от них о том, что "кризиса мы совсем не ощутили" или "мы сделали рывок вперед", не спешите этому верить. Перестраивать свои планы пришлось всем. Жизнь, как говорится, заставила и бизнес-проекты пересматривать, и на другие рынки внимание обращать, и уровень затрат изменять... Аналогично и с личными планами и приобретениями. Кто-то отказался от покупки  завода (дешевле станет), а кто-то чаще стал питаться исключительно дома. Поэтому услышав: "Нас кризис не коснулся", вспомите Станиславского с его знаменитым "Не верю!

Самая большая потеря во время кризиса - это утрата доверия 

Вывод пятый: кризис не сделал сильнее всех

Вердикт "кризис сделал всех сильнее" не совсем точен. Предположения относительно роста духовных, физических, творческих, нравственных и прочих сил в период финансово-экономических потрясений, к сожалению, не оправдались - прежде всего потому, что основой силы являются вера в себя и доверие к другим. А этого многим как раз не хватило.

Можно ли утверждать, что стали сильнее благодаря кризису те, кому сказали в отделе кадров: "Спасибо, вы хороший работник, но у нас сокращение"? Разве почувствовали себя сильнее тысячи людей, которые, потеряв работу, занимаются нелюбимым делом, чтобы хоть как-то сводить концы с концами? Многие ли первоклассные специалисты, которые, потеряв хорошую работу, стали  сильнее, по полгода вынужденно пролежав дома на диване? Какая уж тут сила, если пришлось оставить любимое дело, незавершенные проекты, дружный коллектив... И на собеседование никто не зовет - нет вообще никаких вакансий. А в глаза домашним смотреть неловко, оттого что чувствуешь себя нахлебником…

В кризисе, конечно, был определенный положительный момент - люди стали ответственней, расчетливей, бережливей. Перестали считать себя незаменимыми, требовать  необоснованно высокой зарплаты и социальных гарантий.

Если говорить о силе интеллекта и проактивности, то и ее, увы, проявили не все. И только для избранных - стрессоустойчивых и самодостаточных -  кризис стал моментом максимальной мобилизации таланта и трудолюбия. Много ли у нас таких?

Вывод шестой: самая большая потеря во время кризиса - это утрата доверия

О доверии наших сограждан к государству и его институтам говорить не будем - оно и так всегда было не на высоте, а уж в условиях кризиса - тем более.

Ситуация в банковской системе в 2008-2009 годах стала  нелегким испытанием для банков, которым вкладчики, в целом, все же доверяли. 

После начала кризиса люди, в основном, стали меньше доверять друг другу. Подчиненные - руководителю ("если сократит?", "а заплатит ли, вдруг не будет денег?"), руководитель - подчиненным ("не подрабатывают ли они втихаря за моей спиной, мы же урезали все дополнительные выплаты?"), коллега - коллеге ("ну как подсидит и в случае сокращения уволят меня, а не его?")

Еще хуже - некоторые перестали верить в себя, в свои силы и возможности. К счастью, этот период у многих продлился недолго - самоедство сменилось созидательными мыслями и действиями. Но осталось немало и тех, кто, потеряв работу в 2008-2009 годах, до сих пор ходит к психологам на консультации или тренинги.

Вывод седьмой: тяжелые времена - возможность для  дауншифтинга

А ведь можно жить ради себя, своих собственных ценностей и целей в противовес пропагандируемым обществом лозунгам. Стать дауншифтером. Нет возможности увеличивать материальные блага, делать отличную карьеру - нет и проблем. Зато есть ценности более высокого порядка - семья, дети, здоровье и возможность заниматься тем, что считаешь важным.

"Я десять лет не готовила налистников. Это такое удовольствие!" - радостно сообщала владелица  юридической компании. Так, может, действительно стоит кризис того, чтобы перестать быть рабом должности и ответственности? Может, улыбка ребенка дороже очередной прибавки к зарплате, а субботнее чаепитие в кругу семьи куда важней сверхурочной работы?

Вывод восьмой: мы учимся жить в условиях неопределенности

Точнее, мы в таких условиях находились последние лет двадцать-тридцать. Другое дело, что теперь-то мы учимся жить так, как это делают граждане других стран. В этом есть определенный оптимизм и драйв новизны: мир меняется настолько быстро и непредсказуемо, что самые известные гуру бизнеса и предсказатели будущего весьма осторожны в своих прогнозах. Поэтому и приходится уроки из кризиса извлекать и самостоятельно, и сообща.

До нового кризиса и до новых уроков.

Наталия Лозийчук,  бизнес-тренер, директор Тренинг-центра "Спикер" (Киев)


Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...