19.06.2018, 18:00

"Дело 26 февраля": как это было

Мустафа Дегерменджи и Али Асанов (Фото - А.Ефименко)

Так называемое "дело 26 февраля" в Крыму длилось больше трех лет. Адвокаты фигурантов признаются, что перестали считать судебные заседания на сотом

19 июня Центральный районный суд Симферополя приговорил пятерых "фигурантов" "дела 26 февраля" к условным срокам. Али Асанова и Мустафу Дегерменджи приговорили к 4 годам 6 месяцам условно, Арсена Юнусова и Эскендера Кантемирова к 4 годам условно, Эскендера Эмирвалиева к 3 годам 6 месяцам условно с назначением испытательного срока 3 года каждому.

Дело было возбуждено за участие в митинге в поддержку территориальной целостности Украины у стен здания Верховной Рады Крыма 26 февраля 2014 года. Активистов, среди которых были преимущественно крымские татары, обвили в участии в массовых беспорядках.

Позже суд разделил "дело 26 февраля" на два: отдельно по одному из лидеров крымскотатарского национального движения Ахтему Чийгозу, который фигурировал как "организатор массовых беспорядков", и отдельно по другим обвиняемым – Али Асанову, Мустафе Дегерменджи, Эскендеру Кантемирову, Таляту Юнусову, Эскендеру Эмирвалиеву, Арсену Юнусову и Эскендеру Небиеву. 25 октября 2017 года российские власти освободили Ахтема Чийгозаосужденного на 8 лет тюрьмы. Сейчас он находится на территории материковой Украины, без возможности вернуться в Крым.

Это дело войдет в историю политических процессов над активистами не только как самое затянутое (кстати, оглашение приговора переносилось четыре раза), но и как сфальсифицированное. Об этом неоднократно заявляли адвокаты. Например, адвокат Али Асанова, Эдем Семедляев подчеркивал, что нет ни одного подтверждения тому, что его подзащитный вообще принимал участие в митинге. А "потерпевший", с которым у Али якобы возникла драка, ни разу не был допрошен в суде. Собственно, как и все остальные. Показания сотрудников полиции передавались в суд в письменном виде и были очень схожи между собой. Во время всего процесса допросили более сотни свидетелей, и ни один и них не подтвердил организованность проукраинской стороны пикета. Более того, события происходили 26 февраля 2014 года - до аннексии полуострова Российской Федерацией. Поэтому все, кто следил за этим процессом недоумевали, почему российский суд занимается митингом, который происходил до так называемого "референдума". Также было не совсем ясно, как можно продолжать рассмотрение, когда главный "организатор беспорядков", Ахтем Чийгоз, уже освобожден. Но несмотря на все нестыковки, недоумения и вопросы, обвинительный приговор, хоть и условный, все равно был вынесен.

Адвокаты по

Адвокаты по "делу 26 февраля" (Фото автора)

Около двух лет из трех Асанов и Дегерменджи провели в СИЗО, еще год – под домашним арестом. Эльнара Асанова, супруга Али, говорит, что их четвертый ребенок, сын Мустафа, родился, когда отца уже забрали. Он впервые познакомился с папой во время одного из судов, когда тот еще находился в СИЗО.

Мустафа Асанов с мамой (фото А. Ефименко)

Мустафа Асанов с мамой  (Фото автора)

За год под домашним арестом у Мустафы Дегерменджи арестовали отца Бекира, а несколько недель назад умерла его бабушка. С мамой Мустафы, Алие Дегерменджи мы встречались несколько раз - или под судом, где судили ее сына и где продолжается суд над ее супругом, или под реанимацией, куда Бекир попал из-за проблем со здоровьем. Алие - спокойная и неунывающая женщина, которая успевает все.

Алие Дегерменджи (фото А.Ефименко)

Алие Дегерменджи  (Фото автора)

За три года ранее не знакомые между собой семьи Дегерменджи и Асановых сдружились, постоянно ездят друг к другу в гости, вместе выбираются на отдых. Дети Асановых называют Алие бабушкой и наперебой рассказывают, как они вместе ездили в Судак на море. Фразу "мы познакомились на суде по делу 26 февраля" от крымских татар и украинских активистов можно услышать очень часто. Люди ехали поддержать подсудимых со всего Крыма, на каждое продление, апелляцию, на каждую из сорвавшихся дат вынесения приговора.

Футболка #Kremlin_Hostages (Фото А.Ефименко)

Футболка #Kremlin_Hostages  (Фото автора)

"Условный срок – как оправдательный приговор в нынешних крымских реалиях", - сказал кто-то во время одного из заседаний. Условный срок - это значит, что пять крымских семей не узнают, что такое идти по этапу. Им не нужно будет мотаться на свидания в колонии, собирать постоянные передачи согласно указанному списку.

И самое главное – их братья, отцы и сыновья будут дома.

Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Популярное
Загрузка...