UA

Спецпроект | Общественный контроль в Украине. Как граждане уже помогают силовикам стать лучше

Общественный контроль в Украине. Как граждане уже помогают силовикам стать лучше - Фото
Общественный контроль в Украине (Коллаж - Карина Мовша - LIGA.net)
21.02.2022, 10:35

Как будет выглядеть общественный контроль над СБУ и откуда главной спецслужбе страны "черпать вдохновение" при его внедрении

Украинские спецслужбы и правоохранительные органы находятся в переходном состоянии: от советских "монстров" к современным демократическим ведомствам. Поскольку этот путь непрост, и иногда может возникнуть желание свернуть с него, им помогает гражданское общество. Силовики и граждане совместно делают органы безопасности лучше: эффективнее и прозрачнее.

Это выгодно не только гражданам, защищенным от безосновательных преследований, но и самим сотрудникам безопасности, которые могут быть уверены, что их не используют в политических играх и интересах. Как силовым органам в Украине помогают стать лучше уже сегодня – рассказывает LIGA.net.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

Первый текст из этого цикла: Спецпроект | Оружие диктаторов. Как отсутствие контроля превращает спецслужбы в инструмент зла

Второй текст из этого цикла: Спецпроект | ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

"НЕ ФОРМАЛЬНОСТЬ, А СИЛЬНЫЙ ГОЛОС". ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ НАБУ

Гражданский надзор и контроль над спецслужбами совершаются несколькими способами. Например, независимыми общественными организациями, специализирующимися на противодействии коррупции (они контролируют эффективность и правомерность расходов) или соблюдении прав человека (они следят за действиями силовиков в отношении простых граждан, подозреваемых или заключенных).

Также за ними следят СМИ, информируя общество о правонарушениях и провоцируя публичные дискуссии. В целом задача граждан заключается в слежении за тем, чтобы государство не пересекало очевидные "красные линии" в сфере прав и базовых гражданских свобод.

Одной из эффективных форм гражданского контроля над силовиками являются общественные советы. Это структуры, которые создаются при силовых ведомствах из лидеров общественного мнения и экспертов. Они мониторят работу правоохранительных органов и не дают нарушителям уйти от ответственности.

Хорошим примером того, "как должно быть", является деятельность Совета общественного контроля (СОК) при Национальном антикоррупционном бюро. Функционирование СОК предусмотрено законом о НАБУ.

"СОК НАБУ отличается от других общественных советов наличием конкретных полномочий", – утверждает LIGA.net глава Центра противодействия коррупции и председатель СОК НАБУ I созыва Виталий Шабунин.

По его словам, СОК был страховкой на случай негативного сценария.

"НАБУ мог возглавить политически зависимый или неэффективный руководитель", – объясняет Шабунин. В закон вписали предохранитель, который бы смягчил негативные последствия в таком случае.

Положение о деятельности СОК утвердили в мае 2015 года. Спустя месяц провели открытый конкурс, на котором избрали первый состав СОК. Целью Совета было обеспечить реальное участие граждан в его создании и деятельности.

Поэтому СОК получил уникальные полномочия – право на полноценное участие в конкурсных и дисциплинарных комиссиях НАБУ.

Есть три типа конкурсных комиссий, объясняет LIGA.net глава нынешнего созыва СОК НАБУ Марк Савчук. На одном выбирают детективов, на втором – админперсонал, на третьем – пиарщиков и силовиков.

У каждой комиссии своя частота собраний: "Без нашей подписи, образно говоря, не могут нормально назначить человека".

Дисциплинарная комиссия, объясняет он, рассматривает дела, связанные с плохой работой или поведением сотрудников Бюро. В качестве примера он приводит историю с детективом НАБУ, который непристойно себя вел на месте обыска – "ругался и угрожал потенциальному подозреваемому". Силовика сняли на видео и опубликовали в интернете.

"Собрали комиссию, зафиксировали такое поведение, приняли решение, что такому человеку не место в рядах НАБУ, сделали вывод, отправили на директора, тот его уволил", – рассказывает Савчук.

Законодательное требование по собраниям СОК – минимум раз в три месяца. "Если об официальных собраниях СОК с НАБУ, то мы собираемся чуть чаще, чем положено", – рассказывает Савчук.

По его словам, встречи СОК разделены на два типа: первый – встреча с представителями НАБУ, там члены Совета зачитывают вопросы по делам, которые ведут, и заслушивают сотрудников Бюро. Такие встречи происходят пару раз в три месяца; второй – это встреча представителей СОК между собой, примерно раз в месяц. Там обсуждаются оргвопросы.

Все остальные дела решаются онлайн.

"Конкурсные комиссии, дисциплинарные комиссии и регулярные встречи с НАБУ, где мы обсуждаем вопросы, которые считаем необходимыми. Вот так живет наш СОК", – говорит Савчук.

Как Шабунин, так и Савчук делают акцент на уникальном способе формирования СОК НАБУ.

Все происходит через интернет-голосование на сайте НАБУ, которое длится 12 часов. Первые 15 победителей становятся членами Совета. Чтобы избежать фальсификаций и повторного голосования, избиратели должны подтверждать адрес электронной почты и номер мобильного. На "все про все" (прохождение проверки и голосование) дается 15 минут. Если не вложились, то повторная попытка через пять минут.

Общественный контроль в Украине. Как граждане уже помогают силовикам стать лучше

Избираться в СОК могут только члены антикоррупционных общественных объединений. Они подают декларацию, автобиографию, мотивационное письмо и ряд документов организации. Чтобы избежать влияния на СОК сотрудников НАБУ, других силовиков или власти, избираться туда они не могут. Точно так же не могут участвовать в выборах и их родственники.

После избрания члены СОК собираются на первое заседание, где голосуют за кандидатуру главы Совета и секретаря. Работают они бесплатно.

Когда первый созыв СОК приступил к работе, почти всегда находился консенсус с руководством НАБУ, рассказывает Шабунин: "Да, у нас были дискуссии, были моменты, где мы не соглашались, но почти всегда мы приходили к согласию".

Поэтому СОК, считает Шабунин, скорее партнер Бюро, обладающий контрольными функциями.

"Каждый раз, когда мы встречались с человеком, который объективно был неправ, мы ни разу не видели у руководства НАБУ желания его спасти. Все, на кого были объективные доказательства, были уволены", – придерживается аналогичного мнения о работе с НАБУ и Савчук.

Одним из самых больших успехов СОК он называет кейс с увольнением главы второго подразделения детективов Александра Кареева. Но, кроме него, было немало других случаев: "Все, на кого были объективные доказательства, уволены… Руководство НАБУ адекватное: мы устраиваем скандалы – они на них реагируют".

Эффективность Совета признают и в НАБУ. "Деятельность СОК помогала и продолжает помогать Бюро достойно противодействовать такому распространенному в правоохранительной системе вызову, как обеспечение добропорядочности сотрудников", – говорят LIGA.net в пресс-службе НАБУ. Там объясняют: СОК – не формальный совещательный орган, их голос всегда был сильным.

"СОК обеспечивает сотрудничество НАБУ с обществом", – заявляют в Бюро.

Чем СОК помог НАБУ? Список заслуг немалый, уверяют представители Бюро. Например, благодаря им в НАБУ ввели проверку на полиграфе как один из этапов конкурса; СОК вносил предложения по налаживанию взаимодействия Бюро с другими органами; обсуждал расследование резонансных дел и вызовы, с которым сталкиваются в Бюро; обсуждали необоснованную смену подследственности в делах и их передачу другим органам.

"Мы относимся к НАБУ, как к единственной организации, которая может большим коррупционерам сделать проблемы. Поэтому медийно мы их защищаем", – объясняет Савчук. Но СОК никого не "отмазывает", все правонарушения фиксируются и обсуждаются.

"Если у нас есть позиция по какому-то сотруднику, мы приносим очень четкий список вещей, что он сделал не так. Не было еще ни разу, чтобы такой человек вышел сухим из воды", – говорит активист.

Одна из "добровольных задач" членов СОК – мониторинг развития дел, находящихся в НАБУ. "Таких обязательств у нас нет, это мы делаем по личному желанию", – объясняет Савчук.

В качестве примера он приводит дело складов боеприпасов, которое ведет одна из членов СОК Анастасия Шуба. Она говорит, что ей интересно следить за этим делом, коммуницировать в ходе его развития и помогать детективам в расследовании (у нее есть способ помочь). Ей интересно за этим следить, она встречается с детективами и смотрит за делом".

А ЧТО В ДРУГИХ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ

Шабунин отмечает, что полномочия СОК НАБУ исключительны для подобных органов: "В основном общественные советы и близко не имеют таких полномочий".

Похожие полномочия имеют общественные советы при Госбюро расследований и недавно созданном Бюро экономической безопасности.

В ГБР члены СОК также имеют доступ к дисциплинарным и конкурсным комиссиям. Но не все так гладко. В конкурсных комиссиях, которые состоят из пяти человек, не менее трех – представители Бюро, а общественность или международные организации лишь могут привлекаться к работе комиссии и там речь идет об одном представителе от каждой из вышеупомянутых сторон.

В конкурсную комиссию НАБУ, состоящую из не менее семи человек, могут входить три представителя СОК.

В Бюро экономической безопасности (БЭБ) ситуация с общественным советом напоминает НАБУ: там по три члена СОК будут входить как в конкурсную, так и в дисциплинарную комиссию. Первый созыв СОК БЭБ был избран осенью 2021-го. Однако уже даже на этом этапе возникали препятствия.

"Ситуация была в том, что сразу была идея, чтобы выборы были сугубо ручными", – говорит LIGA.net член СОК БЭБ Тарас Котов.

"Мы узнали о факте процесса подачи документов на конкурс за полтора часа до его конца. Причем узнали из поста в FB. А на сайте Кабмина нормально не кэшировалось. То есть мы ждали начала конкурса, у нас все было подготовлено, но мы все равно почти его пропустили", – утверждает Котов.

Сейчас был набран исключительно центральный аппарат БЭБ – 30% для запуска работы органа. Идет подготовка конкурсов в территориальные управления. Котов предполагает, что, скорее всего, в конкурсных комиссиях будет восемь человек – три от СОК, пять от БЭБ. Решения принимаются простым большинством.

Также вопросы есть к публичности конкурса. "По закону, они должны быть открытыми, но пока что ни наличия записи этих конкурсов, ни открытой трансляции – ничего такого нет", – объясняет он.

Однако СОК уже ведет работу. "Последнее, чем мы занимались, – реагировали на ситуацию с задержанием то ли бывшего, то ли нынешнего сотрудника БЭБ на возможном получении взятки", – рассказывает Котов.

Функционал СОК при БЭБ и НАБУ похож, объясняет Котов. Но "все очень зависит от сотрудничества руководства органа и СОК".

"Взаимодействие с СОК должно быть важно для руководства органов, если они осознают важность донесения позиции до гражданского общества", – утверждает Котов.

"Мы видим, что с СОК НАБУ все нормально – они увольняли детектива Кареева. Но может быть и другая история – как в общественном совете при АРМА или ГБР. Советы вроде бы есть, но очень странно работают и формируются. Там есть вопросы", – рассказывает он.

Кроме функционала, для эффективности общественных советов важен способ выбора членов. "Единственный нормальный способ выбора СОК – онлайн-голосование. Любой другой способ нереален, – говорит Савчук. – В ГБР на имя директора нужно писать эссе, и он может сказать, кто ему нравится, а кто не нравится".

В ГБР интернет-голосование действительно не закрепляет окончательных победителей. Онлайн выбирают 30 человек, которых допускают к написанию эссе и собеседованию. Лишь затем конкурсная комиссия формирует рейтинг, и первые 15 человек входят в СОК ГБР.

"Общественный контроль – это о людях, которые пользуются каким-то доверием в обществе. Доверие можно измерить размером голоса… Любой другой вариант имеет огромное количество недостатков", – уверен Савчук.

Общественный контроль в Украине. Как граждане уже помогают силовикам стать лучше

ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ СБУ

Общественного контроля над Службой безопасности Украины нет. Хотя попытки его ввести предпринимались. В 2006 году третий президент Виктор Ющенко указом создал общественный совет при СБУ. Указ не отменяли, но орган не работает, поскольку через него в работу спецслужбы пытались вмешаться российские шпионы.

Однако проблемы с общественным советом при СБУ были и до агентов РФ. Ведь после создания туда вошли экс-сотрудники СБУ и представители негласного аппарата, занимавшиеся легализацией решений руководства спецслужбы.

Как это стало возможным? Общественные советы при таких стратегических органах – объект разведопераций иностранных спецслужб, объясняет LIGA.net нардеп Марьяна Безуглая.

"Это касается не только СБУ, но и других правоохранительных органов. Это постоянный процесс поиска с их стороны возможностей проникновения и вмешательства, – говорит она. – Это не большая тайна, что до 2014 года ФСБ РФ и СБУ тесно сотрудничали, проводили совместные учения, обмены для повышения квалификации, совместные соревнования спецназа и операции".

"Российская инфильтрация в бизнес, политику, государственные и правоохранительные органы, ВСУ и спецслужбы происходила системно и как минимум на протяжении 2004-2014 годов с небольшим перерывом на несколько лет", – рассказывает депутат.

А выводы, сделанные после росагрессии, явно недостаточны для исправления сложившейся ситуации, считает она.

"После этого происходили террористические акты, убийства наших оперативников и провалы операций. Цена за такое всегда чрезвычайно высока и измеряется человеческими жизнями, – рассказывает Безуглая. – Называть фамилии с конкретными кейсами – нарушение тайны следствия".

В ближайшем будущем контроль и надзор должны обрести системный характер благодаря реформе СБУ (законопроект 3196-д), поддерживаемой Западом. Одним из изменений будет законодательное внедрение общественного совета при СБУ.

"Если говорить о реформе СБУ и нужен ли там СОК, то ответ да, нужен", – уверен Савчук.

Общественный совет позволит обществу предотвратить все классические "баги" спецслужбы и быть услышанным на уровне руководства службы, объясняет их значимость Безуглая.

Они также могут являться эффективным каналом коммуникации гражданского общества и спецслужбы, объясняет она, отмечая, что "в 2014 году именно благодаря горизонтальным коммуникациям в значительной мере удалось остановить "русскую весну".

Наличие общественных советов поможет и спецслужбе.

"Это обратная связь – еще один канал получения информации, инструмент борьбы с коррупцией, возможность не стать КГБ или ФСБ и всегда отвечать собственной миссии – защищать народ Украины. Может, немного пафосно, но так и есть", – уверяет Безуглая.

Она напоминает, что гражданский контроль будет обеспечиваться и за счет других механизмов – специального парламентского комитета, омбудсмена, ежегодных отчетов СБУ перед парламентом, "белой книги". Общественный совет – это лишь один из видов контроля.

Механизм работы органа еще предстоит утвердить. Совету нужно дать доступ к широкому спектру дел, уверен Савчук: "Если СОК СБУ будет нормально собран (в чем я сомневаюсь), то такие люди будут заставлять спецслужбу что-то делать".

По его мнению, подавляющее большинство дел СБУ в реальности не являются секретными: "80% кейсов уголовных дел СБУ нет смысла держать секретными".

Он объясняет мысль на примере закупок Минобороны: "Почти 70% их закупок засекречены. Но подавляющая их часть – это топливо, грузовики или БТРы. Это секрет, что армия покупает грузовики, топливо, стулья, ручки?".

Большая часть закупок Минобороны должна быть публичной, а секретность распространяться на закупки, например, ракет "Нептун", уверен Савчук.

"Все это засекречено, чтобы "пилить" деньги. Такая же история и в СБУ. Большинство их дел – не являются секретными… Это коррупционеры, местные шайки, радикалы, наркоманы. Когда СБУ выходит и говорит, что это секретно, то они хотят "отмазывать" их и брать "черный" нал", – считает активист.

Закрытыми должны быть дела, связанные с разработкой "кротов" в Минобороны или Генштабе, уверен он. Ведь рассекречивание подобной информации ударит по операции, но "таких вещей очень мало – это единичные случаи".

Общественный контроль над спецслужбами – это поиск баланса между необходимой открытостью и защитой гостайны, говорит Безуглая. Но негативный опыт узурпации власти и нарушения прав человека бесконтрольными спецслужбами вынуждают искать механизмы.

Нардеп надеется, что общественный совет при СБУ станет площадкой для прямой коммуникации прессы и граждан со спецслужбой. Тогда, возможно, не все вопросы будут доводиться до скандалов, дискредитирующих СБУ.

"И только когда такой диалог не является эффективным, следует поднимать уровень обсуждения проблемы, например, в парламентский спецкомитет, однако одно не исключает и другого", – отмечает она.

Чтобы не допустить проникновения шпионов в общественные советы, предусмотрена спецпроверка. Такая же, как для сотрудников СБУ или членов специального комитета Рады, объясняет нардеп.

"Таких мер предосторожности от нас требует война. Однако, чтобы кого-то отклонить, службе нужно будет мотивированно объяснить причины такого отказа. Эти процедуры работают только в комплексе с гражданским обществом и свободной прессой", – говорит Безуглая.

Нардеп объясняет – если СБУ все же будет придумывать разные причины для отказа реально известным украинским активистам или правозащитникам, то этот вопрос должен рассматриваться на уровнях выше.

"Если страна честная, то спецпроверка – это окей. Если нечестная, то прекрасно известно, чем все закончится: нормальных людей объявят шпионами, тварей – белыми гражданами", – скептически относится к идее спецпроверки Савчук. Он повторяет: другого источника субъектности СОК, кроме публичного онлайн-голосования, нет. Особенно если власть коррумпирована.

Общественный контроль в Украине. Как граждане уже помогают силовикам стать лучше

"Грамотно" выстроенная система демократического гражданского контроля усилит СБУ, усложнит расшатывание системы безопасности и улучшит обороноспособность страны, уверена Безуглая.

Но не все верят, что общественный совет при СБУ поможет спецслужбе эффективно работать.

"Общественный контроль – не основная история в реформе СБУ. Необходимо забрать функцию следствия. Потому что, какой бы ни была форма общественного контроля, она не имеет смысла, пока остается следствие", – говорит Шабунин.

Полномочия досудебного расследования у СБУ обещают забрать в 2025 году после принятия отдельных изменений в Уголовно-процессуальный кодекс.

"Общественный контроль – это хорошая терапия, антибиотики, иногда витамины, а в СБУ нужно хирургическое вмешательство", – говорит активист.

Гостайна в деятельности СБУ может быть препятствием для эффективного гражданского контроля, считает Котов: "Я не очень понимаю правовые основания общественного контроля в СБУ, чтобы он мог сработать. Поскольку в БЭБ сейчас те должности, которые предусматривают доступ к гостайне, не являются объектом публичного конкурса. То есть СОК не принимает в них участия".

А во-вторых, говорит он, для эффективной реформы СБУ также необходимы изменения в работе прокуратуры и судов.

Материал подготовлен в партнерстве с Freedom House Ukraine в рамках проекта "Общественный контроль над органами безопасности в Украине"

Читайте также: ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Старший дизайнер
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости