UA

Интервью | Глава Запорожской ОВА Старух: Для России АЭС как чемодан без ручки. Они сами оттуда уйдут

Глава Запорожской ОВА Старух: Для России АЭС как чемодан без ручки. Они сами оттуда уйдут - Фото
Александр Старух (коллаж – Юлия Виноградская/LIGA.net)
11.04.2022, 09:00

Александр Старух рассказал LIGA.net о гуманитарной ситуации, похищении людей и российском терроризме

Значительная часть Запорожской области была оккупирована в первые недели полномасштабного вторжения России. Включая атомную электростанцию в Энергодаре. Тактика оккупантов примитивная – запугивание, похищение и попытка "взломать" систему управления на местах. "Это народ-террорист", – говорит глава Запорожской областной военной администрации Александр Старух в интервью LIGA.net.

Линия столкновения в области не меняется уже месяц. Россияне концентрируют технику и живую силу на востоке региона для будущей попытки прорыва на Донбассе. Но не забывают держать в напряжении и Запорожскую область, периодически обстреливая города и села.

Как ФСБ терроризирует население, почему российские оккупанты на самом деле не заинтересованы в Запорожской АЭС и была ли готова область к вторжению – Александр Старух рассказал LIGA.net.

– Какие сейчас оперативная и гуманитарная ситуации в области?

– Сложные. По линии столкновения бои не прекращаются уже месяц. Особенно в восточной части области, граничащей с Донбассом. Там регулярные артобстрелы. Несколько раз в неделю обстреливают наши территории, есть разрушения и жертвы, в том числе среди мирного населения.

Гуманитарная ситуация на подконтрольной территории более-менее. В первые дни была паника, и люди все раскупили. Но сейчас торговые сети полностью пополнили ассортимент, и все выглядит так, будто войны и нет.

В некоторых регионах есть проблемы с определенными категориями продуктов питания и особенно лекарствами. Усложнено функционирование медицинской системы. В Пологах полностью захватили больницу. Несогласных главных врачей "увольняют". Пытаются захватить управление больницами. Поэтому усложнена передача медицинских средств по определенным категориям.

Также на людей оказывается постоянное давление. В селах и городах проводят домовой и квартирный обход. Приходят и компостируют мозг, пять-семь человек делают обыски и склоняют к сотрудничеству или просто пытаются запугать, чтобы люди не высовывали нос.

– А они ходят ко всем или к кому-то конкретному?

– По селам – ко всем. Разные группы зашли на разные территории и, соответственно, по-разному осуществляют эти мероприятия.

Наслідки обстрілів окупантами Василівської лікарні (фото – Telegram Олександра Старуха)

– Вернемся к оперативной ситуации. Вы говорите об артобстрелах. У них сейчас стратегия держать в напряжении регион, пока идет перегруппировка для наступления на Донбасс? Или есть риск продвижения и по Запорожской области?

– На Донбассе они концентрируются в том числе и через Запорожскую область. Там просто почему-то это назвали Таврическим направлением (Старух подразумевает ежедневные сводки Генштаба. – Ред.). Я не знаю, кто такое слово придумал. Таврическая губерния только в Российской империи была, и вспоминать такие термины… Кто-то неудачно это сделал.

– Они через временно оккупированные районы Запорожской области перегоняют технику?

– Они сконцентрировали технику, некоторую окопали и ведут боевые действия непосредственно на линии столкновения. На восточном направлении – постоянно, на запорожском – держат в напряжении.

– Какие масштабы разрушений в области?

– У нас зафиксировано 411 случаев разрушений домов. В Гуляйполе уже несколько недель ведутся бои, и там вычислить сложно. Только за счет одного Гуляйполя и окрестностей эта цифра может увеличиться вдвое.

Есть территории, которые без обстрелов… Вы знаете, что в первый день (российские войска. – Ред.) были фактически под Мелитополем. То есть, они сразу оккупировали дороги, а только потом начали входить в города.

– У них была стратегия не заходить в города и пройти максимально далеко, как только смогут?

– По городам сначала пытались бомбить только военные объекты, а когда поняли, что люди сопротивляются и не подчиняются, начали сыпать везде и заниматься террором. Такое впечатление, что они рассчитывали, что кто-то будет их встречать с цветами.

"Все их методы – похищение, устрашение, давление – это методы террористов. Это народ-террорист".

Какие города больше всего пострадали?

– В Пологах центр очень серьезно пострадал, Гуляйполе пострадало. Есть небольшие города, где есть разрушения.

– Сколько процентов области сейчас оккупированы? Какие районы?

– Линия столкновения не меняется уже месяц. Населенные пункты по линии от Васильевки до Полог были заняты в первые две недели. Сейчас эта часть удерживается, и наши даже несколько населенных пунктов отвоевали.

Мелитопольский и Бердянский районы полностью оккупированы. Васильевский – практически (оккупирован. – Ред.), значительная часть Пологовского. Запорожский район с Запорожьем полностью подконтрольны нам. Территориально оккупировано много, но по населению наибольшая часть – это Запорожский район.

Знищений росіянами залізничний міст у Василівці (фото – Telegram Олександра Старуха)

– Какая у россиян тактика в оккупированных районах?

– В больших городах уже начали создавать комендатуры. Специально подготовленные люди и ФСБ, включая крымских предателей, методично терроризируют все населенные пункты. Вместе с Росгвардией.

– Они располагаются непосредственно в городах и пытаются назначить гауляйтеров? Или установили блокпосты в окрестностях и контролируют местных жителей без захода в города?

– За полтора месяца были разные тактики. В некоторых громадах, которые находятся на обочине, они появились спустя почти месяц. Приехали, посмотрели, увидели, что ничего интересного, и уехали. А в больших громадах, которые находятся на трассах, они пытаются похищать не подчиняющихся городских голов.

"Тактика понятна. Это запугивание, попытки взять под контроль систему управления и пропаганда. В Мелитополе давно отключено наше телевидение, идет пропаганда. И уже давят на учителей и тех, кто технически обеспечивает функционирование города".

– Во многих областях и городах Украины были случаи, когда оккупантам сливали базы данных активистов и ветеранов АТО. Зафиксированы ли такие случаи в Запорожской области?

Есть такие факты. У нас сотни уголовных дел, в том числе по коллаборантам.

– Оккупанты ходят по квартирам и запугивают активистов?

– Сначала, когда были митинги, они их просто забирали и избивали. Проанализировали после митинга: кого нужно – выловили, отдубасили или подержали. Чтобы не было организаторов. Потом начали это делать с организаторами местного самоуправления, затем с бизнесом и журналистами, которых похищают и требуют отдать в управление сайт/радио/газеты.

– Сколько глав населенных пунктов, депутатов горсоветов и активистов были похищены оккупантами с начала вторжения?

– Более 100 человек. Они могут похитить с утра и в тот же день выпустить. Бывает, когда день держат, бывает – два. Есть такие, как председатель Мелитопольского райсовета (Сергей Прийма. – Ред.), который похищен фактически месяц. Мы не знаем о его судьбе. Также Иван Самойдюк, первый заместитель мэра Энергодара.

– Сколько из похищенных удалось освободить?

– Часть отпустили, городского голову Мелитополя освободили (интервью с ним читайте здесь), а по другим ведется работа.

– В конце марта стало известно о похищении нардепа от ОПЗЖ Александра Пономарева. Известно ли, где он сейчас? И точно ли это было похищение, учитывая бэкграунд политика?

– Известно, что он потом находился длительное время в Бердянской городской больнице с подозрением, как говорит его врач, на инфаркт. Сейчас снова где-то исчез. Пытались вывезти его, чтобы сделать операцию в Запорожье, но его не выпускали. Предлагали в Москву или Крым. Но ехать с таким делом…

Енергодарці прощаються з нацгвардійцями, які загинули при захисті ЗАЕС (фото – Telegram Старуха)

– Много ли предателей и коллаборантов "всплыли" за это время в области?

– Немного. Всех этих псевдогероев Родина знает и не забудет. Галина Данильченко из Мелитополя, Шевчик из Энергодара. Это яркие примеры людей, которые не понимают, что такое честь и достоинство.

– Есть ли уже населенные пункты, где оккупанты ввели в обращение рубли?

– Такой информации у нас нет.

"Есть сложности с наличной гривней, потому что не дают возможность завезти. Но мы просим предпринимателей и тех, кто продает за гривню, вкладывать ее в банк, чтобы были наличные деньги и экономика могла немножко крутиться".

– Ранее вы сообщали о намерении оккупантов провести "референдум" в Токмаке 4 апреля? Прошел ли он?

– Мы делали это на упреждение. Ничего там не произошло, и Центральная избирательная комиссия приняла верные управленческие решения: запретить территориальным комиссиям всех уровней проводить референдум или довыборы во время военного положения. Поэтому действовать в рамках правового поля здесь невозможно.

– Но ведь оккупанты действуют не в условиях нашего законодательства.

– Завтра оккупант выйдет и скажет, что владеет Марсом. Если они захотят что-нибудь провозгласить – они обязательно это сделают. Это к нам не имеет никакого отношения. Мы живем по законам Украины.

– Сейчас они пытаются провести псевдореферендумы?

– Такой информации нет. Они пытаются сломать систему управления путем устрашения и подкупа.

Фото – Telegram Олександра Старуха

– Есть ли в области случаи, подобные тому, что вся Украина увидела в Буче?

– В меньшем масштабе, я думаю, есть. В селах на линии столкновения у нас достаточно существенные потери среди мирного населения. Многие думали, что пересидят, и это имело не очень хорошие последствия.

– Какая ситуация в Энергодаре и на Запорожской АЭС?

– Запорожская АЭС работает. Ситуация сложная, потому что все работают под дулом автомата. Также пытаются завести людей в горсовет и захватить систему управления. Энергодар находится под постоянным террористическим давлением.

– Есть ли у наших военных хотя бы приблизительное понимание, как освобождать АЭС? Мы ведь понимаем повышенную опасность и риски.

– Я думаю, они сами уйдут с нее.

– Когда мы будем освобождать Запорожскую область?

– Конечно. Наши военние уже это делают.

"Энергодар находится в таком месте, что это – тупик. И оставаться в нем нет смысла. Для них атомная станция – как чемодан без ручки. Там ничего не сделаешь".

– То есть они за нее не будут цепляться до последнего?

– Вы меня спрашиваете о мотивах идиотов. Я не могу сделать себе лоботомию, чтобы понять этих людей. Представьте себе: стрелять из танка в атомную электростанцию. Они удивляют своим дебилизмом.

– Есть ли случаи принудительной депортации по "фильтрационным коридорам" в Россию?

– Мы знаем, что частично отсылают в Крым.

– Мэр Херсона в интервью нам говорил, что состояние обороны области в первые дни вторжения вызвало много вопросов. И что 24 февраля в области почти не было силовиков. В Запорожской области какая была картина?

– В Запорожской области все остались на своих местах. Ни один человек не выехал за пределы области. Большинство городских голов остались и были до последнего. Есть растерявшиеся. Есть похищенные. Но большинство в начале войны проявили стойкость и ответственность.

– Область была достаточно готова противостоять вторжению? Можно ли было избежать быстрой оккупации?

– До 6500 единиц бронетехники? Я не знаю, как в степи можно... Я историк и немного преподавал историю советского общества. В степи 6000 единиц техники... Такая история. Узнайте у военных соотношение сил, и вам станет все ясно. Все наши военные – герои и делали то, что могли в той ситуации.

Читайте также: Глава Харьковской ОВА Синегубов: Битву за Харьков россияне уже проиграли

Глава Запорожской ОВА Старух: Для России АЭС как чемодан без ручки. Они сами оттуда уйдут

специальный корреспондент LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Старший дизайнер
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости