25.01.2017, 17:20

Американские выборы и украинский фактор

Американские выборы и украинский фактор

Политологи рассматривают попытку России вмешаться в американские выборы как осознанное стремление максимально обострить взаимоотношения с Западом.


Сэмюэль Шарап - ведущий сотрудник британского Института стратегических исследований (IISS) по теме России и Евразии. Тимоти Дж. Колтон - профессор Гарвардского университета, специализируется на исследованиях госуправления и России. Шарап и Колтон в соавторстве написали только что изданную книгу "Все в проигрыше: Украинский кризис и гонка саморазрушения в постсоветской Евразии". Их совместная статья "The US Election and the Ukraine Connection", перевод которой публикует ЛІГА.net, опубликована Project Syndicate.


Дональд Трамп официально вступил в должность президента США, но вопросы о вмешательстве России в ход американских выборов по-прежнему остаются. Один из них, которым часто пренебрегают: зачем это было нужно Владимиру Путину?

Нетрудно предположить, почему Трамп для Путина предпочтительнее, чем противостоявшая ему на выборах бывший госсекретарь Хиллари Клинтон. Но одно дело - надеяться на удачный для тебя исход, и совсем другой, причем гораздо более рискованный - вмешиваться в процесс выборов для того, чтобы на него повлиять. С нашей точки зрения, заключение разведслужб США о том, что помощь Кремля Трампу было следствием "стратегического намерения подорвать установленный США либеральный демократический порядок", не вполне убедительно. 

Российское вмешательство в американские выборы выглядит беспрецедентным. Еще три года назад такое было немыслимо: хотя отношения Запада с Россией были далеки от идеальных и демонстрировали столкновение многих противоречий, они все-таки сводились к сотрудничеству. Еще в июле 2013 года Путин и Барак Обама сделали заявление, в котором подтвердили "готовность усилить двустороннее сотрудничество на основе принципов взаимного уважения, равенства и  интересов друг друга".  

Российское вмешательство в американские выборы выглядит беспрецедентным. Еще три года назад такое было немыслимо, хотя отношения Запада с Россией и тогда были далеки от идеальных. 

Все изменилось в феврале 2014 года, во время кульминации революционных событий в Украине, которые покончили с властью дружественного Кремлю президента Виктора Януковича. Именно это событие - и непосредственная реакция на него Путина - принципиально изменили отношения Запада и России.

Почти немедленно после смены власти в Киеве харакетр внешней политики Кремля стал гораздо более воинственным. Россия вторглась в Крым и аннексировала его, а затем оказала прямую поддержку сепаратистским настроениям на украинском Донбассе. США и Евросоюз ответили введением и ужесточением изощренных санкций и еще более широкой кампанией на дипломатическую "изоляцию" РФ.

Россия начала вести себя до крайности вызывающе, что привело к инцидентам с самолетами России и западных стран (как военными, так и гражданскими) и военными кораблями - в частности, активность российских подводных лодок в Северной Атлантике вернулось к уровню времен "холодной войны". По сообщениям админитстрации Обамы, фиксировалось также агрессивное поведение в отношении американского дипломатического персонала в России.

На политическом фронте Кремль начал поддерживать движения евроскептиков и другие силы, напроенные анти-европейски. Он также приложил усилия, чтобы сорвать стратегии Запада по разрешению основных международных проблем, прежде всего гражданской войны в Сирии. Многолетние соглашения между США и Россией по вопросам безопасности и нераспространения ядерного оружия были демонстративно разорваны. Кульминацией стала утечка документов предвыборного штаба Клинтон - как считается, организованная Россией. Хотя попытка России повлиять на президентские выборы в США хорошо укладывается в выбранную ею с 2014 года конфронтационную стратегию, эта попытка все-таки заметно выделяется на общем фоне. Россия, возможно, взламывала сервера избирательных штабов демократов и республиканцев еще во время президентских выборов 2012 года, если учесть доступные ей для ведения киберопераций значительные ресурсы. Но в то время ее разведка лишь молча анализировала полученные данные, чтобы получить более ясное представление о возможных будущих лидерах вероятного противника - вряд ли такой образ действий правительства можно счесть беспрецендентным и неприемлемым. 

Вмешательство в ход выборов было для России сопряжено с серьезным риском. С одной стороны, уверено предсказать, как именно скажется организованная ею утечка на голосование избирателей, было нельзя. С другой стороны, Кремль определенно ухудшил свое положение, поссорившись со значительной частью американского общества, не говоря уж о всех политических элитах США.  

Пойти на такой риск Кремль посчитал нужным из-за того, что не оставляет намерения любой ценой добиться своих целей в отношении Украины. Как показали действия России начиная с 2014 года, правительство РФ рассматривает сохранение Украиной послереволюционного курса - в частности, на сближение с Западом, - как приямую угрозу своей национальной безопасности. Аннексией Крыма, поддержкой донбасского сепаратизма и выпадами против Запада Россия дает понять, что пойдет абсолютно на все для того, чтобы ее интересы принимались в расчет.

Аннексией Крыма, поддержкой донбасского сепаратизма и выпадами против Запада Россия дает понять, что пойдет абсолютно на все для того, чтобы ее интересы принимались в расчет.  

Однако Запад не спешит возобновлять сотрудничество. Несмотря на созданные Кремлем обострения, США и Евросоюз отклонили предложенные Россией условия сделки и продолжают поддерживать идею интеграции Украины со структурами ЕС и НАТО. И хотя полноценное вступление страны в обе организации остается в лучшем случае отдаленной перспективой, его возможность в принципе не исключается.

Как только стало ясно, что западные политики не собираются давать задний ход, Кремль, похоже, предпринял шаги для того, чтобы их заменить. В свете несгибаемой решимости России сохранить свое влияние в Украине, внутриукраинское урегулирование может оказаться совершенно необходимым шагом для того, чтобы исключить дальнейшую эскалацию Россией силовых попыток укрепить свои позиции. Однако понимание такой неудобной реальности вовсе не должно привести Запад к капитуляции перед Россией. Вместо этого оно открывает дорогу более открытому диалогу и более серьезным договоренностям - к тому самому подходу, которого так остро не хватало западной политике по отношению ко всему пост-советскому Евразийскому региону. К нынешней ситуации мы пришли именно потому, что Россия и Запад  потратили более десятилетия, чтобы добиться односторонних  преимуществ и не желая идти на компромиссы.

Для того, чтобы продолжать переговоры в нынешней атмосфере взаимного недоверия, встречных обвинений и опасений, потребуются серьезные вложения политического капитала, значительные усилия и немалая выдержка. Выход из сложившегося трудного положения и поиск точек соприкосновения займет много времени. В ближайшее время позитивных результатов здесь ждать не приходится.

Как показало вмешательство России в американские выборы, последствия украинского кризиса вышли далеко за пределы этой страны. Для того, чтобы найти новую точку равновесия в отношениях между Россией и Западом, совершенно необходимы срочные и добросовестные усилия всех сторон, чтобы этот кризис разрешить.

Сэмюэль Шарап,
Тимоти Дж. Колтон

Copyright: Project Syndicate, 2017

Читайте также: Карл Бильдт. Российский имперский инстинкт

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГА.net в Twitter, Facebook, ВКонтакте и Одноклассниках: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...