29.05.2019, 17:38

Исчезновение ситуационной комнаты и почему это дело для СБУ

Исчезновение ситуационной комнаты и почему это дело для СБУ
эксперт UIF (Ukrainian Institute for the Future)

Безопасность работы СНБО, как оказалось, была привязана к конкретной личности президента, а не к СНБО как к государственному институту

Вчерашний вечер начался со скандала. Новый секретать СНБО Александр Данилюк опубликовал видео пустых стен и пустой серверной в ситуационном центре Администрации президента Украины.

Святослав Цеголко отреагировал мгновенно, заявив, что вся техника была арендована за личные деньги Петра Алексеевича и возвращена собственнику. Бывший секретарь СНБО Александр Турчинов так же продемонстрировал быструю реакцию, заявив, что всё оборудование Совета нацбезопасности и обороны на месте, просто господин Данилюк ходит не по тем помещениям. Чуть позже, на протяжении следующих часов сразу несколько ЛОМов синхронно начали распространять схожите по содержанию сообщения: мол, у нас паводок на Закарпатье, война на Востоке, а новая команда целую неделю не заходила в помещение ситуационного центра.

На первый взгляд, разворачивается типичная политическая клоунада, которой хватало в последние дни. Но в этой истории есть насколько аспектов, которые склоняют к мысли, что проблемой должны заниматься специалисты в области разведки и контразведки, а СБУ так просто обязано открыть производство по данному факту. Давайте разбираться.

Ситуационная комната как она есть

Информацию об этом помещении и его предназначении стоит брать как минимум от нескольких источников, которые знают и как создавался комплекс, и специфику его работы.

Для начала берём интервью заместителя главы АП Дмитрия Шимкива "Украинской правде" в сентябре 2018 года. Говоря о данном помещении, он в частности, отметил, что это его гордость (как результат его работы): "Те, чим пишаюся, – це ситуаційна кімната президента, яка має всю інфраструктуру, як у Білому домі." По его словам, это защищённый программно-аппаратный комплекс, который обеспечивает связь и обмен данными с большинством институтов власти страны, а так же закрытую зашифрованную связь с руководством других государств. При этом господин Шимкив говорил, что комплекс, в значительной мере, собрали на основе оборудования, которое не использовалось (либо использовалось неэффективно) другими государственными органами. В частности из ЦИК, Национального банка и т.д.

Шимкиву вторит Пётр Алексеевич Порошенко, говоря, что до 2014 года Москва могла прослушивать закрытые каналы связи, построенные на основе старых систем. А сегодня такого нет, благодаря новой зашифрованной системе связи, которую установили "наши турецкие коллеги". При этом президент Порошенко отдельно отмечает возможность доступа к военной информации прямо из данного кабинета, говоря о "заведенных базах данных МО, ГШ, возможность подключения к базам МВД и так далее".

Таким образом имеем:

  • систему защищённой связи, в том числе с руководством других государств
  • программно-аппаратный комплекс оперативной связи с украинскими государственными структурами, в том числе с силовыми
  • комплекс доступа к защищённым и секретным базам данных, в том числе силовых ведомств
  • и, наконец, самое простое и "безобидное" - систему передачи потоковых данных (видео, аудио, дата-массивы) в режиме реального времени.

Позднее господин Шимкив дал ещё одно уточнение, что в комнате была организована система доступа к визуальному отображению данных, которые физически продолжают находиться на защищённых хранилищах того либо иного ведомства. Проще говоря, это можно сравнить с выводом картинки вашего монитора, например, на проектор, находящийся в соседнем помещении. В таком случае то, что говорил президент Порошенко по базам данных - неправда, но это не страшно, поскольку он и не должен знать технических деталей получения "картинки на мониторах". Для него главное - видеть данные.

Неудобные вопросы, которые необходимо задать

Теоретически, в такой системе построения коммуникации конечное оборудование оборудование (видеосервер, мониторы) могло быть практически любым. Но проблема в том, ГДЕ стоит (точнее, стояло) данное оборудование - оно должно было соответствовать требованиям безопасности, предъявляемым к данному помещению.

Второй вопрос: где, на каких серверах находятся записи каналов связи, архивы. Думаю, очевидно, что такого уровня данные должны сохраняться и храниться долго, очень долго, естественно, под "семью замками". Ещё один вопрос состоит в том, какой программно-аппаратный комплекс был задействован для создания архивов совещаний и снимал ли он напрямую данные с видеосервера.

Третий: где специалисты, которые отстраивали и конфигурировали систему. Люди, которые могут либо восстановить работоспособность, установив новое конечное оборудование, либо поставить новое.

Кроме того, система связи предполагает подключение к другим сетям. Это предполагает конфигурацию канала, авторизации для доступа, в том числе к упомянутым дата-центрам Администрации президента, куда отправлялись записи. Получается, что сегодня часть техники, настроенная на автоматический доступ к одному из самых засекреченных массивов данных, "возвращена арендодателю". Возможно, я не по тем книгам изучал информационную безопасность, но такое оборудование (речь, естественно, не о мониторах) при списании подлежит либо обработке, которая гарантированно делает невозможным получение даже следов данных, проходивших через него, либо частичному (в некоторых случаях полному) уничтожению. Почему? Потому что нельзя просто взять и отдать технику, на которой была записана важная информация, и быть уверенным в её (информации) сохранности. Логи сеансов, конфигурации доступа, кэш - всё это представляет потенциальную угрозу для национальной безопасности. И передача собственнику осуществляется лишь после полной проверки соответствующими службами. Иначе никак.

Таким образом, у нас остается множество вопросов, каждый из которых требует ответа. Иначе появляются предпосылки для недоверия к способности власти хранить секретные данные. А также предпосылки для потока обвинений в адрес Петра Порошенко - чуть ли не в государственной измене.

Почему СБУ долно начать проверку (либо уголовное производство)

И тут мы подходим к вопросу работы СБУ. Эта структура обязана среагировать на произошедшее крайне серьёзно, вплоть до открытия уголовного производства. Чтобы обвинить Порошенко? Нет. Чтобы обвинить Данилюка в распространении информации, способной вызвать панику? Нет. Для того, чтобы убедиться, что произошедшее не несёт угроз для национальной безопасности.

В частности, Служба безопасности обязана затребовать:

  • акты приёмки-передачи оборудования при его установке;
  • акты и заключения о допустимости использования оборудования в системе обмена секретными данными;
  • акты приёмки-передачи оборудования при возврате, - естественно, с отметками, что оборудование не содержит информации с предыдущего места использования (и её технически невозможно восстановить), не представляет угрозы для безопасности страны и его невозможно использовать для установления доступа к информационной системе АП.

В случае отсутствия хотя бы одного документа из этого критически важного списка, либо сомнений в их достоверности, затребовать оборудование и провести собственную проверку. Я, думаю, вы понимаете, что речь идёт вовсе не о мониторах (хотя для граждан самая яркая картинка - не пустая серверная стойка, а именно голые стены).

Естественно, в данной ситуации необходима реакция от службы госохраны и того же СБУ по вопросам безопасности каналов передачи данных. Для этого также нужна проверка. Почему? Да потому что сканадал создаёт предпосылки для возникновения сомнений со стороны лидеров других государств к безопасности и сохранности данных. Технические специалисты могут их уверять в обратном, мол "вынесли мониторы", но решение о том, говорить либо не говорить с президентом Украины по телефону, видеосвязи, и что обсуждать во время таких разговоров, принимают лидеры государств, которые не являются специалистами в области информационной безопасности. Более того, часть из них склонна лишний раз перестраховаться, особенно, если это касается стран, на которые в той или иной мере имеет влияние Россия.

Поэтому СБУ обязано начать проверку, возможно, что и уголовное производство. И в этом нет ничего страшного. Государство демонстрирует реакцию на события, даёт чёткий сигнал, что всё под контролем, и по результатам проверки выдает заключение. Я склоняюсь к мысли, что оно будет выдержано в спокойном тоне и развеет паникёрские настроения. И, естественно, такие результаты будут полезны команде Петра Порошенко, ему лично, поскольку снимут напряженность с одной из тем, способных стать причиной информационной атаки на него.

Финал - про новые подходы

Вся эта история - ещё одно подтверждение необходимости перемен в системе государственного управления.

Попытки завязать все процессы на одну персону вместо создания системы институциональной работы несут колоссальные риски. Каждый должен заниматься своим делом, не смешивая личное и государственное. Техника в АП в нужный момент была арендована Петром Порошенко лично для функций управления - прекрасно! - честь и хвала президенту Украины за такой шаг. Но следубющий этап - создание инфраструктуры и системы работы Администрации президента как института, без привязки к конкретной личности. Потому что президенты меняюся, а система должна работать в любом случае. То есть, логичным было бы на протяжении пяти лет все-таки решить вопрос либо через передачу ситуационной комнаты на баланс государства, либо замены арендованного оборудования, тем более, что его суммарная стоимость не так уж и велика. Но сделано это не было.

Говоря о системной работе, об институтах, стоит поговорить о преемственности и передаче дел, в процессе которой передаётся не только "булава". Команды старого и нового президентов должны передавать дела, знакомить преемников с особенностями работы, техническими возможностями. Можно долго спорить, кто виноват, но мы имеем ситуацию, в которой корректной передачи управления не произошло. Одни могли не спросить. Другие решили не напоминать (в том числе о проблеме наличия арендованной техники) и просто вынести её. Это проблема коммуникации и проблема восприятия институциональной работы. Точнее, её полного невосприятия.

Теперь по "упущенным дням" и "неприходе в ситуационный центр". Институты власти - это система, где каждое ведомство занимается своим делом. Паводок - МЧС, война - ООС. И в данном случае мне вспоминается старый беларуский анекдот, как раз связанный с ситуационным центром.

Журналисты в кабинете Лукашенко собираются записывать интервью. Вдруг звонок по телефону. Лукашенко поднимает трубку и начинает: "хорошо... плохо... хороший... нормально... плохой..." Кладёт трубку, и, обращаясь к журналистам: "видите, без меня даже картошку разобрать не могут".

На этом возващаемся к идее, внезапно озарившей сразу нескольких людей, - идее выразить протест по поводу того, что новая команда не заглядывала в комнату, о которой с такой теплотой рассказывал Пётр Алексеевич.

Господа, говоря о паводке - у нас есть МЧС? Говоря о войне - у нас есть командование ООС? Каждый должен заниматься своим делом. Если масштаб проблем выходит за рамки стандартных задач для ведомств - тогда и только тогда подключается президент как координатор усилий разных структур. В остальное время попытки лично демонстрировать контроль не имеют ничего общего с эффектиностью системы, да и вообще с системной работой. Это либо неспособность, либо нежелание президента делегировать полномочия и попытка вмешиваться в процессы, в которых он не разбирается. Это дешёвый пиар, игра на камеры. К правильно поставленной работе это не имеет никакого отношения.

Зеленский декларировал новые подходы. Да даже без него, рано или поздно, государственная система должна начать учиться работать именно как система. Будут ошибки, проколы, но без этого не будет развития. Суть проста: каждый должен хорошо делать своё дело, и независимо от полномочий, не мешать другим работать. А помощь нужна либо когда структуры не справляются, либо когда они сами просят о помощи.

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...