14.03.2018, 08:00

Национальная безопасность и широко закрытые глаза

Национальная безопасность и широко закрытые глаза
глава Ассоциации защиты активов

Власть пытается вывести проблемные для нее вопросы за рамки национальной стратегии безопасности, считает Александр Ситухо

Если вы по должности обязаны решить какую-то проблему, которую вы решить неспособны, можно попробовать сделать вид, что проблема или вообще не существует, или по каким-то причинам решению не подлежит. Взглянуть на нее широко закрытыми глазами.

Примерно такую тактику, судя по всему, решили применить создатели концепции национальной безопасности, которые подчеркнуто уделили главное внимание штабным расстановкам и лозунгам о "высоких натовских стандартах". Именно такое впечатление возникает при изучении проекта закона "О национальной безопасности" (№ 8068).

Законопроект этот интересен не только тем, как его будут использовать лоббисты и каким образом прицепят вагончик частных интересов к магистральному локомотиву евроатлантической интеграции (практика показывает, что как-нибудь да прицепят). В первую очередь любопытно оценить, как власть воспринимает реальность, учитывает актуальные мировые подходы в нормотворческих инициативах. Мюнхенская конференция по безопасности посеяла сомнения на этот счет.

"Экономическая безопасность - вопрос национальной безопасности", утверждается в новой Стратегии национальной безопасности США. Экономический блок занимает теперь в ней центральное место. Документ, во многом определяющий мировую политику, в Украине почему то остался незамеченным. Что странно, ведь именно опыт гибридной войны против Украины и противодействия российской агрессии послужили катализаторами для пересмотра стратегических подходов.

В мире укрепляется понимание, что традиционный подход, основанный на приоритете защиты территориальной целостности, недостаточен. Мировой опыт показывает, что территория может оставаться неприкосновенной, но при этом государственная власть на ней может отсутствовать, всякая деловая активность сворачиваться, а разрастание гуманитарной катастрофы вынуждать людей становиться беженцами. И для этого вовсе не обязательны танки и ракеты.

Практикой также доказано, что прочность позиций в информационной среде и виртуальном пространстве значат не меньше, чем стойкость пограничных столбов. Основными целями атак и объектами обороны все чаще становятся экономические объекты, общественные отношения и институты. То, экономика стала мощным оружием, Газпром не устает демонстрировать Украине вот уже полтора десятилетия.

Угрозы экономического характера в Украине осознаны давно. Закон "Об основах национальной безопасности" от 2003 года (а существование такого закона предусмотрено Конституцией) содержит их обширный перечень.

Читать этот Закон сегодня жутковато. Всё, что 15 лет назад рассматривалось как угрозы потенциальные, начиная с сепаратизма, сегодня или остается актуальной проблемой, или стало свершившимся фактом. Возникают закономерные вопросы: если угрозы были учтены, кто несет ответственность за то, что им не удалось противодействовать? Только ли политика России является причиной катастрофической ситуации в сфере безопасности, - или внешняя агрессия подготовлена и спровоцирована длительной внутренней "работой"? И прекращена ли эта "работа" сейчас?

Ответить на эти вопросы скоро станет сложно, потому что законопроект №8068 формулирует подходы к безопасности в совершенно ином ключе. И если в обычной жизни дьявол прячется в деталях, то украинские законодатели привычно суют его в переходные положения.

Возможно, имеет место техническая ошибка и на самом деле текст законопроекта актуализирован под новые реалии? В доступной редакции документа этой актуализации не видно. Из законодательного поля просто удаляются все ранее установленные аспекты национальной безопасности, перечни угроз и пути их устранения. Как будто угрозы исчезнут из реальности, если их вычеркнуть из документов.

Пояснительная записка к законопроекту указывает, что такой подход не случайность и не ошибка, и что существующий Закон действительно вызывает неприятие: "Как угрозы национальной безопасности закреплены различные негативные факторы развития общества и государства, несмотря на то, что их преодоление не может быть обеспечено деятельностью органов сектора безопасности." [Выделено автором - Ред.]

Этот подход выглядит почти как "буддистский" сетевой мем: если проблему можно разрешить, стоит ли о ней беспокоиться, а если проблема неразрешима, беспокоится о ней бессмысленно.

Конечно, можно проверить правомерность и своевременность этого законопроекта, остановить при необходимости его принятие или перенести в него недостающие положения. Вопрос в другом.

Сейчас проблема экономической безопасности закреплена в законодательстве, и не только в законе 2003 года. Есть еще подписанное президентом решение СНБО "О стратегии национальной безопасности Украины" от 6 мая 2015 года - тот самый, который устанавливает в качестве приоритета экономической безопасности "деолигархизацию", которая так сложно дается президенту, а значительной частью общества понимается как экспроприация. На самом же деле речь идет о том, что власть привычно подменяет общественные интересы интересами приближенных к ней олигархов, и именно уничтожение этой подмены следует называть "деолигархизацией". Но налаживать эффективный диалог с обществом власть не умеет и не хочет, и потому заявленная "деолигархизация" никак не может перейти из лозунга в практику.

Новый законопроект вообще делает экономическую безопасность пустой абстракцией, она упоминается лишь как термин, обозначающий одно из направлений деятельности государства по обеспечению безопасности, и не более. Для нее не предусмотрена разработка специальной стратегии, как в случае с военной безопасностью или даже с кибербезопасностью. Не установлены ответственные должностные лица, государственные органы и порядок их связи с обществом.

Такая ситуация недопустима. Первое, что нужно сделать, - пересмотреть значение экономической безопасности в фундаментальных национальных интересах. Сейчас там есть "устойчивое экономическое развитие национальной экономики" и "интеграция в Европейское экономическое пространство". Но даже если учитывать только позитивное толкование этих терминов, закрыв глаза на сопутствующие проблемы, этого трагически мало.

Требуется сформулировать критерии более высокого уровня, которые помогли бы систематизировать многочисленные экономические угрозы и способы их устранения, ввести деятельность украинского государства в общую реальность с партнерами, союзниками и противниками. Дать обществу инструмент для оценки успешности такой деятельности и фундамент для ее критики. Например, речь может идти о создании национальной стратегии восстановления экономической целостности.

Наряду с классической территориальной целостностью, экономическая целостность должна быть осознанна как фундаментальный национальный интерес.  


Сейчас восстановлением экономической целостности занимается администрация США, стимулируя возвращение в страну производственных мощностей (Rejuvenate the Domestic Economy). Именно о ней идет речь в случаях "деффшоризации", борьбы с размыванием налоговой базы (BEPS), возвращением активов (Asset Recovery) и во многих других практиках мировой экономической политики.

Восстановлением экономической целостности предстоит заняться и Украине, обеспечив возврат в свою юрисдикцию структур, обеспечивающих защиту активов (холдингов, трастов, фондов) не только олигархов, но и всего крупного бизнеса. Сейчас эти структуры используют стабильные западные юрисдикции Великобритании, Австрии, Голландии, США и других развитых стран, действуя по формуле "собственность, порядок и законность - снаружи, хаос и произвол - внутри Украины". И коррупция - только одно из частных следствий применения этой формулы.

В самом общем случае, экономическая целостность - это наличие, полноценное функционирование, системное взаимодействие всех государственных и общественных институтов, обеспечивающих потребности, права и обязанности субъектов хозяйственной деятельности в рамках государственной юрисдикции Украины.

Кроме того, сфера экономической безопасности должна быть удостоена отдельной стратегии, обновляемой не раз в 3 или, тем более, раз в 5 лет, а как минимум ежегодно, - это совершенно необходимо для переходных и кризисных состояний экономики. 

Такой подход противоречит ныне существующему, приведшему к нынешней ситуации, и еще более он противоречит предложенному в законопроекте, который нацелен на консервацию такого состояния дел. Сложно представить, что в текущем составе парламента найдутся силы для его реализации. Проще найти мотивы, чтобы окончательно свести активность государства в сфере экономической безопасности к символическому популизму (и к тому, что "война все спишет"). Только не надо потом стенать о падающей инвестиционной привлекательности страны.

Можно спорить, что первично - экономическая безопасность или безопасность военная. Можно без труда разглядеть выгоду и бенефициаров ситуации, когда все ресурсы концентрируются только на укреплении военной инфраструктуры, а все остальные проблемы выводятся из поля зрения общества и зоны ответственности государства. Но такой подход приведет только к еще большим проблемам, так как делает войну на собственной территории обязательной составляющей национальной экономики.

Александр Ситухо
глава Ассоциации защиты активов


Читайте также: Деоккупация и антикоррупция: оттягивая неизбежное

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Google+: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...