05.06.2013, 15:30

Отложенный вброс. Уроки выборов мэра Василькова

Если не расследовать обстоятельства выборов мэра маленького городка, очередные национальные избирательные кампании потрясут всю огромную страну

По правилам драматического жанра, если на стене висит ружье, то оно должно выстрелить. А в практиках избирательного - если бюллетени воруют, то кто-то где-то их вбрасывает. Исключение случается только тогда, когда значительный общественный резонанс провоцирует гиперболизированное внимание СМИ, наблюдателей, политиков. В результате система или зависает и переходит в пассивную фазу, или игнорирует любые внешние факторы и идет без тормозов к цели.

2 июня в Василькове проходили выборы мэра. Они стали одним из топ-событий украинского интернета,  срезонировали не меньше, чем акции протеста в Турции или наводнение в Европе. Многие из тех, кто в выходные не заглядывал в Сеть и не включал телевизор, наверняка удивились - почему столько разговоров о 30-тысячном городке. История последних кампаний - президентских, парламентских, местных - показала, что Васильков, Белая Церковь и Ирпень являются своеобразными избирательными черными дырами Киевской области. Каждый раз кандидаты или отдельные политические силы именно здесь вооружались арсеналом пробелов избирательного законодательства, манипулятивных инструментов влияния на результаты волеизъявления, члены комиссий, преимущественно территориальных или окружных, особенно нагло игнорировали нормы законов, а за нарушениями не следовало надлежащей реакции со стороны власти, прокуратуры, иногда и Центризбиркома. Поэтому пропустить день голосования как кульминацию не просто резонансной кампании, а выборов, организованных в очень специфических условиях, было невозможно.

Кроме типичного арсенала средств и зафиксированных нарушений, которые могли свидетельствовать об организации каруселей, подкупе избирателей, безосновательной выдаче бюллетеней третьим лицам, голосовании вместо стариков, имел место специфический эпизод. Утреннее заседание участковых избирательных комиссий (УИК), которое по закону не может состояться раньше чем за 1 час до начала голосования, происходило преимущественно без наблюдателей и представителей СМИ. Их или не впускали до 8 часов утра, или сейф открывали без свидетелей, поэтому целостность пломб установить нельзя. Лично я прибыла на участок № 321281 в 7:22, а члены комиссии, с которыми мы провели следующий 21 час в одном помещении, сидели, как пионеры, за партами с бюллетенями и готовы были принимать избирателей. Вопрос первый: зачем заранее "якориться" за столом, у которого придется неотрывно проработать 14 часов подряд. Вопрос второй: почему наблюдатели только одного блока кандидатов смогли попасть на заседание?

Депутаты появлялись с собственными видеооператорами и осветителями и поздравляли всех с праздником волеизъявления, который не сможет омрачить никакая контра 

На протяжении дня ряд фактов засвидетельствовал, что избирательной комиссией руководит обычный наблюдатель, что отдельные ее члены от разных кандидатов пребывают в родственных, дружеских и профессиональных связях. Она оказалась политически монолитной и не предусматривала плюрализма мнений и позиций. Никто не знал закона о выборах и не заглядывал в него ни во время голосования, ни при подсчете голосов. Поэтому "нельзя" или "можно" следовало отнести к категории правового фольклора.

Избиратели шли волнами. Как и депутаты, преимущественно от УДАРа и Партии регионов. Только через мой участок прошло семь парламентариев. Обычно они появлялись с собственными видеооператорами и осветителями и поздравляли всех с праздником волеизъявления, который, по их мнению, не сможет омрачить никакая контра. Или же провоцировали членов комиссии на дискуссию.

Гражданская сеть ОПОРА проводила параллельный подсчет пришедших на участок избирателей с помощью специальных механических счетчиков, которые исключают большую погрешность из-за человеческого фактора. Все было просто: когда избиратель бросал бюллетень в урну, наблюдатель нажимал кнопку, и к общему числу на счетчике прибавлялась еще единица. Около 12:00 наши замеры начали показывать серьезные расхождения с официальными цифрами. К концу дня голосования разбег достиг почти 300 избирателей. Присутствующие депутаты от конкурирующих политических лагерей устроили перепалку на эту тему и в конце концов именно наблюдатели были обвинены в провокации.

Если не вдаваться в подробности нарушений процедуры подсчета, которые были связаны с незнанием закона членами комиссии и сознательным самоустранения юриста УИК на этом этапе, если не брать в расчет пассивность председателя, заместителя и секретаря, которые сели в трех метрах от стола с бюллетенями, то самое интересное началось во время суммирования бюллетеней, опущенных избирателями в урны. Первое подведение итогов показало нехватку 184-х "актов волеизъявления избирателей ". Второе - 172-х. То есть контрольных талонов, которые отрывают от бюллетеня и оставляют у членов комиссии, было 1016, а бюллетеней в урнах оказалось 844. При низкой явке (35%) не заметить почти 200 избирателей, которые пришли на участок, взяли бюллетень, но пошли с ним не в кабинку для голосования, а на улицу, нереально. Кроме того, параллельный подсчет избирателей на протяжении дня стабильно показывал несоответствие с официальными данными комиссии.

Контрольных талонов, которые отрывают от бюллетеня и оставляют у членов комиссии, было 1016, а бюллетеней в урнах оказалось 844 
Больше всего шокировало то, что комиссия отнеслась к факту несоответствия как к норме. Никаких попыток установить причину, разобраться в ситуации не последовало. Кроме того, подписи в списках избирателей считала самостоятельно лишь одна член комиссии. По ее словам, насчитала 1016 автографов - как и контрольных талонов. Поэтому, если бюллетени не умыкнули с участка избиратели, а число контрольных талонов и подписей совпало, то однозначно была подготовка к фальсификации.

Пассивность УИК, когда из-за нашествия наблюдателей и журналистов не осталось шансов организовать вбрасывание, говорит об одном: штаб решил не нагнетать конфликт и дал указание отступать. Территориальная комиссия протокол, в котором не сходились показатели, приняла - видимо, тоже была проинформирована о выбранной тактике.

К сведению, аналогичная ситуация произошла еще на нескольких участках. На №321285 пропало 115 бюллетеней, на №321280 - 97, а на участке №321 286 член комиссии пытался вбросить на этапе подсчета 70 бюллетеней с отметками за одного из кандидатов. Можно предположить, что до него просто не дошло указание не делать ничего из предварительно запланированного. Или случился эксцесс исполнителя. Такая синхронность действий на четверти участков Василькова более чем показательна.

Разрыв между кандидатами от власти и оппозиции - Владимиром Сабадашем и Сергеем Сабовым - по данным параллельного подсчета ОПОРы составил 240 голосов. Победил выдвиженец от Партии регионов. Однако то, что было зафиксировано на участках, и зыбкость финального результата выборов требует надлежащего реагирования со стороны политиков и правоохранителей. Если все останется, как есть, на парламентских выборах в пяти проблемных округах сладко не будет никому, а народных депутатов в роли наблюдателей-тяжеловесов на все участки не хватит. У уже тем более не хватит их  на президентских выборах-2015.

Ольга Айвазовская, Гражданская сеть ОПОРА

Читайте также: Украина не встала. Что показали местные выборы

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Отправить:
Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...