11.04.2017, 15:00

Как развалилось соглашение по сирийскому химическому оружию

Журналист Хишам Мелем считает, что ответственность за возобновление Асадом зариновых атак лежит на всех сторонах соглашения по сирийскому химоружию


10 апреля на сайте журнала The Atlantic (считается, что издание в целом поддерживает умеренно-центристские политические позиции) была опубликована статья "How Obama’s Syrian Chemical Weapons Deal Fell Apart: A tale of Syrian deception, Russian duplicity, and American dithering". Ее автор Хишам Мелем - ливанский журналист, колумнист газеты Annahar и внештатный сотрудник вашингтонского Института изучения стран Персидского залива. LIGA.net считает важным ознакомить читателей с изложением основных пунктов этой публикации.

Во вступлении Мелем напоминает, что решение Дональда Трампа о нанесении ракетного удара по сирийской авиабазе было обусловлено еще предупреждением, которое Барак Обама в 2012 году сделал Башару Асаду. Тогда было сказано, что применение химического оружия будет безусловно воспринято как пересечение "красной черты". Главным провалом Обамы в Сирии журналист считает то, что США не стали действовать сообразно этому жесткому предупреждению, когда режим Асада определенно "пересек черту" в августе 2013 года, применив зарин в пригороде Дамаска и убив более 1400 гражданских. Эта же нерешительность привела к тому, что российско-американское соглашение об уничтожении химического арсенала Сирии не предотвратило трагедию 4 апреля. "Провал соглашения по химическому оружию - это прямой итог сирийской лживости, российского двуличия и американской нерешительности", - пишет Мелем.

Условия соглашения предполагали вывоз за пределы Сирии 1300 тонн оружейных материалов (в том числе ингредиентов для зарина и VX), а также уничтожение лабораторий, готовых химических боеприпасов и оборудования для их производства. Обама и его госсекретарь Джон Керри приветствовали соглашение как серьезный шаг к отказу от оружия массового уничтожения, бесчеловечного настолько, что от его использования на поле боя воздерживались даже нацисты во время Второй мировой войны. "Однако при всех достоинствах соглашения, - пишет Мелем, - и оно само, и механизм его реализации не были избавлены от принципиальных ошибок, что в итоге и привело к их краху - и ракетному удару "томагавками" по авиабазе Шайрат".


Журналист пишет, что помимо чисто технической уязвимости сделки, которая позволила Асаду уклониться от ее выполнения, большую роль сыграло то, что "по настоянию России соглашение не предусматривало применения военной силы или автоматического введения санкций даже в том случае, если Сирия нарушала его условия". Это давало Асаду возможность уйти от наказания - возможность, которой он в итоге решил воспользоваться.

"Асад принял традиционную для Сирии доктрину постепенной эскалации насилия, огрубленное подражание принципу, сформулированному еще халифом Муавией, основателем династии Омейядов и правителем мусульманского мира на заре его истории", - пишет Мелем. - "Халифу приписывают такую формулировку: "Если я могу заплатить деньги, мне не нужно издавать приказы; если я могу издать приказ, мне не нужно поднимать хлыст; если я могу поднять хлыст, мне не нужно обнажать меч. Но если мне все-таки придется обнажить меч, я это сделаю". Однако во всем богатом арсенале средств Муавии для впавшего в политическое безумие Асада существуют только хлыст и меч".

Именно из-за этой ограниченности, считает журналист, подавление беспорядков в Сирии Асад сразу начал с применения пулеметов против гражданских демонстрантов, а затем отправил против них танки. Следом начались обстрелы сельских районов с боевых вертолетов, а потом в ход пошли реактивная авиация и баллистические ракеты. Журналист указывает, что ни о какой избирательности ударов речь в принципе не шла: со старых вертолетов советского производства в качестве меры устрашения просто сбрасывались на жилые кварталы начиненные металлическим ломом бочки со взрывчаткой. В конец концов, пишет он, Асад обнажил главный карающий меч - химическое оружие.

Важно отметить, пишет Мелем, что после каждой очередной эскалации Асад делал паузу, ожидая реакции Запада. По ней Асад с самого начала понял, что Обама, который очень хотел тогда уйти из Ирака, склонен был ограничиться выражением глубокой озабоченности и словесными угрозами.

Далее Мелем один за другим перечисляет пробные шаги, которыми Сирийский диктатор оценивал возможные для себя последствия. Первое предупреждение о "красной черте" Обама сделал Асаду летом 2012 года, когда тот впервые признал, что  располагает химическим оружием. Через полгода появились сообщения о том, что Асад использовал это оружие в Хомсе. Реакции не последовало. 15 января 2013 года генеральный консул США в Стамбуле впервые сообщил в Вашингтон, что есть убедительные доказательства применения сирийскими военными химического оружия. На очередном заседании Совета национальной безопасности это было проигнорировано. Однако к весне 2013 года появилось так много сообщений о применении сирийскими вооруженными силами химического оружия, что у Обамы, членов Конгресса, европейских дипломатов, а затем и у Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна не осталось возможности это замалчивать.


21 августа 2013 года, по данным разведки США, асадовские войска применили ракеты с зарином против контролируемого повстанцами пригорода Гута под Дамаском. В результате этой атаки погибло около 1400 гражданских лиц, в том числе большое число детей. "На этот раз даже у Обамы не возникло никаких сомнений в том, что Асад пересек "красный Рубикон", и что игнорировать его преступления больше нельзя", - пишет автор.

Но даже угрожая Асаду военным вмешательством, считает Мелем, Обама все еще колебался. Гораздо больше, чем применение химического оружия против гражданского населения, его беспокоило соглашение по ядерной программе Ирана, и он считал, что вмешательство в Сирии может вызвать раздражение Тегерана и сорвать переговоры. Эта нерешительность воплотилась в заявлении Керри о том, что США рассматривают возможность "сдержанных, узконаправленных действий" против режима Асада. "Тогда же, - пишет журналист, - Обама дал понять, что будет сначала добиваться одобрения этого решения Конгрессом, - вероятно, хорошо понимая, Конгресс не особенно склонен брать на себя эту ответственность. Затем вмешалась "судьба", когда Россия вышла с предложением сделки. Тем самым она обеспечила политические гарантии для Асада и сняла требования американцев и европейцев о его отставке.

"Наконец-то мучения американского Гамлета с вопросом "бить или не бить" закончились, - ядовито пишет Мелем. - Джеффри Голдберг [главный редактор The Atlantic - Ред.] описал тогда облегчение Обамы так: "В тот момент, когда Обама понял, что можно забыть о "красной линии" и не бомбить Сирию, он окончательно отбросил то, что насмешливо называл "Вашингтонским сборником сценариев". Для него это был день освобождения".

Роберт Форд: "То, что американцы проигнорировали многочисленные применения правительством Асада химического оружия в 2014 и 2015 годах, колоссально подорвало доверие к США." 

Для него - но не для сирийцев, страдания которых вовсе не прекратились. Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО), которой был поручен контроль за выполнением соглашения, не считала газообразный хлор частью сирийского арсенала, поскольку он широко используется в невоенных целях. Поэтому начиная с апреля 2014 года силы Асада именно его начали использовать как оружие против гражданского населения. Мелем пишет в статье: "Как сказал мне бывший американский посол Фред Хоф, один из главных американских экспертов по Сирии, после соглашения 2013 года Асад "начал играть в матрешки, помещая баллоны с хлором в бочки для бомбардировок". В течение следующих двух лет объединенная следственная группа, созданная в августе 2015 года в соответствии с резолюцией ООН, документально зафиксировала множество применений "хлорных бомб" по всей Сирии. Все это время Россия защищала режим Асада в ООН от любых мер наказания.


Все это привело к тому, что 4 апреля 2017 года Асад снова применил зарин. Мелем считает, что и здесь есть повод подозревать администрацию США в лицемерии. "Похоже официальные лица США заблаговременно узнали, что у Асада в защечных мешках есть тайные запасы зарина и он ждет лишь подходящего момента, чтобы их использовать. На брифинге для журналистов после ракетного удара советник по национальной безопасности Макмастер сказал, что при планировании операции были предприняты меры, "чтобы не попасть в то, что мы считаем хранилищем зарина... чтобы его возгорание не создавало опасную ситуацию". Это удивительное признание вызывает вопрос," - пишет Мелем, - "Если было известно, что режим Асада впрямую нарушил резолюцию ООН 2118, которая кодифицировала соглашение 2013 года, и Конвенцию по химическому оружию, которая запрещает зарин, чем можно объяснить скандальное умалчивание этого факта и отсутствие активных действий, дипломатических или военных, которые помешали бы Асаду использовать его?"

Хишам Мелем: "Красная линия" Обамы под присмотром Запада превратилась в "зеленый свет" для убийств, в разрешение Асаду калечить земли, тела и души сирийцев. 


Автор считает поразительным, что соучастие России в преступлениях Асада продолжилось и после газовой атаки, когда чиновники стали искать любые оправдания, чтобы снять с Асада ответственность. Мелем пишет, что "красная линия" Обамы под присмотром Запада превратилась в "зеленый свет" для убийств, в практическое разрешение Асаду калечить земли, тела и души сирийцев." Мелем цитирует бывшего посла США в Сирии Роберта Форда: "То, что американцы проигнорировали многочисленные применения правительством Асада химического оружия в 2014 и 2015 годах, колоссально подорвало доверие к США. Но если Трамп будет последователен в политике сдерживания применения химического оружия, доверие к нам начнет восстанавливаться".

"Возможно, - пишет Хишам Мелем, - Асад и прекратит химические атаки, но, похоже, он все-таки склонен продолжать их, чтобы убедить сирийцев, что мир им не поможет даже в том случае, если их правитель выйдет за все мыслимые рамки, чтобы остаться у власти. Один американский ракетный залп не сдержит Асада и не облегчит агонию этой древней земли. Поскольку в ближайшее время ожидать политического решения не приходится, а также потому, что  администрация Обамы не стала настаивать на включении пункта о гарантиях защиты гражданских лиц в соглашение 2013 года по химическому оружию, Соединенные Штаты и их союзники обязаны и впредь предпринимать все усилия для защиты сирийских градждан от химического террора."

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook, ВКонтакте и Одноклассниках: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Отправить:
Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...