UA

Ситуация с военно-морскими силами: почему все не так плохо

Ситуация с военно-морскими силами: почему все не так плохо

Главный консультант отдела военной и военно-экономической политики Национального института стратегических исследований
31.08.2018, 11:15

Несмотря на то, что Украина очевидно отстает от России в возможности проведения морских операций, наш оборонительный потенциал выглядит адекватным

Сегодня внимание Украины в значительной степени приковано к ситуации в Азовском море и Керченском проливе. РФ, действуя на грани нарушения норм международного права, массово задерживает и обыскивает торговые и рыболовецкие корабли, и фактически открыла новый фронт противостояния с Украиной. Общее направление развития событий и отдельные комментарии ряда иностранных экспертов побуждают разобраться в том, насколько плоха для Украины ситуация на море в целом.

Поскольку официальный Киев обвиняют в абсолютной бездеятельности, начать следует с того, чем конкретно занималась Украина в последние 4,5 года. Дело в том, что украинское военно-политическое руководство приняло сознательное решение сосредоточиться на усилении потенциала сухопутных войск и военно-воздушных сил. Решение это было трудным, однако стратегически правильным на фоне двух факторов. Первый - ограниченность ресурсов: только к 2018 году Украина смогла выйти в закупках и ремонте техники для потребностей ВСУ на уровень 550-600 млн. долларов, который еще в начале 2000-х годов эксперты называли минимально необходимым для системной модернизации Вооруженных сил. С другой стороны, РФ была, есть и остается в первую очередь ведущей сухопутной военной мощью - государством, которое может эффективно применять военную силу в наземных операциях. Отсюда следует, что ключевые угрозы для Украины со стороны РФ и дальше будут сосредотачиваться на суше, а не на море. Поэтому (с учетом ограниченности ресурсов и характера российской угрозы) решение прежде всего сконцентрироваться на сухопутных войсках и военно-воздушных силах является правильным. Следует упомянуть и то, что США начали активно обращать внимание на возможное усиления обороноспособности Украины на море только в прошлом году, когда был одобрен бюджет Пентагона на 2018 год. Данный документ предусматривает возможность передачи Украине радаров для контроля ситуации на море, а также средств для минирования и противодействия минам, а также кораблей для обороны прибрежной зоны. Прежде такого системного внимания к потребностям Киева на море не было.

Показательным является и то, что Москва продолжает создавать на границах с Украиной мощную эшелонированную военную инфраструктуру на основе имеенно общевойсковых сил. Кремль последовательно наращивает потенциал перекинутой из центральной России 20-й армии, а также относительно недавно созданой 8-й армии. Также программа перевооружения Вооруженных сил РФ на 2018-2027 годы (в отличие от программы на 2011-2020) основной упор делает на сухопутные и воздушно-десантные войска, а не на флот, как было до этого. Учитывая такие приоритеты РФ, усиленное внимание Киева к развитию ресурсов обороны при широкомасштабной сухопутной войне представляется полностью обоснованным.

Уже хотя бы поэтому Киев трудно обвинить в бездействии - работа шла, причем в условиях ограниченных ресурсов на направлении наболее опасном. Однако о противодействии угрозам с моря тоже не забывали. То, что Украина в январе и августе 2018 провела успешные публичные испытания крылатой ракеты "Нептун", стало следствием принятых ранее решений и их финансирования. Решением СНБО еще в январе 2016 года Украина сделала приоритетом развитие ряда ракетных систем. Примечательно и то, что ряд наших достижений также могут использоваться для возможного противодействия предполагаемой высадке с моря. Речь идет о работах по проекту "Ольха", который прошел этап государственных испытаний в апреле этого года. Способность Украины наносить удары на расстоянии до 120 км с небольшим отклонением с помощью ракетного комплекса "Ольха" может считаться удовлетворительным промежуточным решением до тех пор, пока не завершатся работы по крылатой ракете "Нептун" в сочетании с ее превращением в противокорабельный комплекс наземного, воздушного, а со временем и морского базирования. Для наведения и корректировки огня комплекса "Ольха" при работе по морским целям можно было бы использовать беспилотники с защищенными системами связи.

Другой важный момент: были ли на самом деле угрозы с моря и на море крайне актуальными все 4,5 года, а также какова, в сущности, природа этих угроз. Заявления о том, что морская угроза со стороны РФ была актуальной для Украины еще с 2014 не выдерживают критики. По состоянию на 2014 год россияне еще не имели в Крыму необходимых средств для проведения политики, аналогичной нынешней агрессии в Азовском море и в Керченском проливе. Для ее реализации существенны не о большие надводные корабли или подводные лодки, а небольшие суда типа артиллерийских катеров и катеров ФСБ, которыми расширяли Крымскую морскую группировку начиная с 2014 года. Радикально ситуацию изменила постройка моста, который соединил Керченский и Таманский полуостровы. То, что Москва задерживает и обыскивает корабли, является следствием установления ею контроля над этими частями суши, наличия моста через Керченский пролив и кратного увеличения группировки небольших судов. Именно это, а не тотальный контроль ситуации на море, дает возможность России контролировать ситуацию и вводить свои правила игры. В целом же силы РФ в этой части мирового океана и далее будут направлены прежде всего не на контроль, а на запрет доступа и использования Черного моря силами в первую очередь США и НАТО. В остальном РФ будет и далее иметь ограниченный потенциал по применению силы на морях. По сути, россияне могут провести операцию с высадкой десанта и захватом плацдармов на украинском берегу Азовского и Черного морей или как часть широкомасштабного наступления в Донбассе, или в рамках полномасштабной войны. Попытки самостоятельных высадок украинские силы сегодня вполне способны отбить.

Следует сказать и о том, что Украина проводит учения по противодействию возможным десантным операциям россиян. В начале августа 2018 года армейская авиация ООС (вертолеты Ми-8 и Ми-24) проводила учения по быстрой передислокации на побережье и уничтожению сил врага на берегу и в море. 21-22 августа отдельный 32-й артиллерийский полк ВМСУ отрабатывал ведение огня по целям на море с помощью реактивных систем залпового огня "Ураган" (дальность до 40 км). Наконец, 28 августа ВМСУ вместе с подразделениями сухопутных войск, ВВС, Сил спецопераций начали командно-штабные учения "Шторм-2018". Целью этих учений называется "управление определенным комплектом войск при отражении вооруженной агрессии с морского направления". На фоне относительной слабости РФ в применении силы на море и с учетом активных приготовлений Украины можно уверенно говорить о способности отразить попытки осуществления даже масштабных самостоятельных десантных операций. Другое дело, что такие приготовления не позволяют комплексно решить преблемы, которые РФ создает гибридной активностью в Керченском проливе и в Азовском море.

В этом плане также следует понимать еще одно важное обстоятельство. Иностранные военные эксперты уверены, что получение ВМСУ от США 2 законсервированных катеров береговой охраны класса Island может радикально изменить ситуацию на море в пользу Украины. Да, такой шаг однозначно полезен, ибо позволит усилить корабельный состав ВМСУ. Однако катера Island не являются волшебной палочкой, которая может заставить РФ изменить свою политику в Керченском проливе. Это следует понимать, чтобы избежать завышенных ожиданий, которые не оправдаются и станут причиной разочарований. Пока Украина не нарастит способность противодействовать РФ на всех уровнях эскалации - от российского морского пиратства до полномасштабных боевых действий на море - Киев будет лишен практической возможности адекватно отвечать на агрессивность, с которой сейчас ведет себя Россия. Именно для изменения сложившейся ситуации и создается крылатая ракета "Нептун", серийное производство которой должно стоить до 30 млн. долларов, а завершение полного цикла испытаний и начало массового производства потребуют еще 2-2,5 года.

Итак, подведем итог. Украина за несколько лет с начала агрессии РФ приняла непростое, но стратегически правильное решение  приоритетно усиливать потенциал сухопутных войск и ВВС. При этом угрозами с моря никто не пренебрегал - успешная работа по крылатой ракете "Нептун" станет результатом реализации решений, принятых в учетом таких угроз. Уже имеющиеся достижения - такие как ракетный комплекс "Ольха" - работают как временные средства противодействия отдельным угрозам, в том числе с моря. Нынешнему ограниченному потенциалу РФ применять силу на море и соответствующим отдельным угрозам со стороны моря Украина в состоянии противодействовать. Для этого проводятся постоянные учения и подготовка (как показывает деятельность даже в течение одного только последнего месяца). Кремль способен создавать проблемы для Украины в Азовском море и в Керченском проливе не потому, что РФ стала доминирующей силой на море - эти возможности дает ей фактический контроль над оккупированным Крымом и усиленная группировка малых кораблей. К сожалению, решить эту проблему ВМСУ сегодня не могут. Не решит ее и введение в состав украинского флота двух катеров класса Island. Только когда Украина будет способна на море противодействовать всему спектру угроз и быть готовой к эскалации противостояния вплоть до полномасштабной войны, можно будет платить РФ той же монетой и вести себя более напористо. Однако это в любом случае вопрос не сегодняшнего дня, а нескольких следующих лет - при наличии стабильного финансирования.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Вакансии
Больше вакансий
Project Manager (впровадження CRM)
Киев Група компаній ЛІГА
Редактор стрічки новин
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Head of PR
Киев Група компаній "ЛІГА"
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости
Популярное