25.11.2018, 18:53

Таран в Керченском проливе: что это значит для Украины и России

Таран в Керченском проливе: что это значит для Украины и России
эксперт Украинского института будущего

Независимо от развития событий, Украина уже получила прямое доказательство нарушения Россией договора 2003 года и норм международного морского права

Реклама
Реклама
Реклама

Сегодня 25 ноября 2018 года корабли российской пограничной службы и Военно-морского флота попытались воспрепятствовать проходу двух украинских бронированных катеров и морского буксира в Азовское море через Керченский пролив. В результате попыток противодействия корабль пограничной службы РФ «Дон» протаранил рейдовый буксир, повредив одну из силовых установок. Но украинские корабли продолжают движение в сторону Мариуполя. Корабль пограничной службы РФ «Дон» также движется, но уже к «своим берегам» и «тихенько и низенько» — получил пробоину «метр на метр», правда, увы, выше ватерлинии.

Российская Федерация закрыла Керченский пролив для прохода гражданских судов, СМИ успели выйти с заголовками «Украина втоптала в грязь международное морское право». И, естественно подчеркнули «свою правоту», заявив, что украинские суда «неправомерно зашли во временно закрытую акваторию территориального моря РФ».

Давайте разбираться вместе.

Начнём с состава группы катеров, идущих в Мариуполь. Это малые бронированные катера типа «Гюрза М» «Бердянск», «Никополь» и рейдовый буксир «Яни Капу». Катера достаточно новые — были введены в состав флота в 2016 и 2018 годах соответственно. Рейдовый буксир «Яни Капу» (бывший «Красноперекопск») в 2019 году отметит 45-й «день рождения». Переброска катеров в акваторию Азовского моря не изменит кардинально баланс сил — Российская Федерация создала там внушительную группировку военных кораблей. Но суть не в этом.

Ровно два месяца назад на Азов были переброшены корабль управления «Донбасс» и буксир «Корец». Чуть ранее на воду в Бердянске спустили два МБАК типа «Гюрза М» «Кременчуг» и «Лубны». Таким образом, данная операция — третья за последний квартал переброска военных кораблей, и вторая через Керченский пролив.

Причина, по которой Украина пытается создать базу ВМС — деятельность России, направленная на создание препятствий судоходству в акватории Азовского моря. Формально РФ действует в соответствии с Договором 2003 года, который зафиксировал за Азовом статус «внутреннего моря». Согласно документу обе стороны могут проводить досмотр судов, зашедших во внутренние воды, на предмет перевоза мигрантов, контрабанды, террористической, химической, бактериологической и многих других типов угроз. Делать это могут не только пограничники, но и экологи, сотрудники ФСБ, следственных органов, МВД, санитарных служб — все кто имеет право досматривать суда в территориальных водах страны.

Пользуясь этим правом, Россия останавливала корабли, идущие в украинские порты (и идущие из портов), на срок от нескольких часов до нескольких суток. Формально всё «по закону», в реальности же создаются проблемы для перевозчиков, украинских грузоотправителей и грузополучателей — ведь простой судна стоит больших денег.

Пока Украина поднимала вопрос как жертва провокаций, реакция других стран была вялая. Но как только официальный Киев немного сместил акценты в сторону «останавливают суда под флагами третьих стран, тем самым пытаясь создать проблемы международному судоходству», в международных организациях оживились и вопрос вышел за рамки отношений Украины и РФ:

  • 31 октября вопрос поднимался на Совбезе ООН и страны участники обратились к России с призывом воздержаться от провокаций на Азовском море.
  • 19 ноября ситуацию с судоходством обсуждали на заседании Совета ЕС. По результатам обсуждения Фредерика Могерини озвучила позицию европейских стран. В частности «озабоченность относительно действий в Азовском море, которые наносят вред не только украинской экономике, но и судам, которые ходят под флагами государств ЕС» и готовность действовать в ответ «путём применения целевых мероприятий в ближайшие недели или дни».

На этом фоне два катера «Гюрза М», которые, как показала практика, можно было доставить сушей и рейдовый буксир идут морем. Согласно договору 2003 года Украина и Россия согласились на применения принципа свободы судоходства в Азовском море и беспрепятственный проход военных и гражданских кораблей под «своими флагами» через Керченский пролив. И Россия попадает в ловушку, аналогичную той, которая была в сентябре, когда через Керченский пролив шли «Донбасс» и «Корец».

Пытаться остановить, препятствовать проходу кораблей — это явно нарушить договор 2003 года. После этого Украина получает факт несоблюдения Россией взятых на себя обязательств, нарушения международного соглашения. То есть, на международной арене можно будет поднимать вопрос не о «провокациях» а о полноценном нарушении международного морского права и двухсторонних соглашений.

Пропустить — это означает нести колоссальные репутационные риски на внутриполитическом поле. Официальная российская пропаганда говорит о «российском Крыме», «силе русского оружия» и способности РФ защищать свои берега. И тут второй раз за два месяца украинские корабли - или, в данном случае, даже катера, - просто так плывут под материальным символом «крымнаша» — керченским мостом. И «мощная» РФ ничего не может сделать.

На первый взгляд, наиболее логичным было бы не мешать проходу украинских катеров — это не меняет баланса сил в акватории Азовского моря. Но специфика российской власти, её устойчивости — это постоянная демонстрация силы, угрозы всем остальным. Те, кто играет в «демократию», кто любит дипломатические решения, тот в Кремле долго не сидят. Проявил слабину — лишился лояльности населения, которое измеряет эффективность внешней (да и внутренней) политики фразой «боятся — значит уважают». Подтверждением этого являются слова депутата Госдумы РФ Дмитрия Белика «Если дать им пройти, то скажут, что у нас «дырявые границы», причём скажут это наши граждане. Считаю, что вот таким флибустьерам нельзя давать поблажек, иначе завтра такие же буксиры пойдут на таран Крымского моста».

Россия решила действовать с позиции силы и попала в ловушку. Попытка манёврами своих кораблей остановить украинские катера закончилась ничем. Ставки повысились. Не пускать корабли через пролив — будет нарушением не только договора 2003 года, но и конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

У РФ теперь, по большому счёту два варианта.

  1. Идти до конца, поднимая ставки и пытаясь задержать украинские катера. Но это уже будет актом агрессии по отношению к военным кораблям другого государства, плюс ещё одно нарушение упомянутого договора и конвенции ООН.
  2. Пропустить, но в таком случае населению необходимо показать то, что РФ добилась прохода украинских катеров «на своих условиях». То есть заявить, что «мы сами, дескать, разрешили и они (украинцы) подчинились нашим требованиям».

Вероятнее всего, рано или поздно, будет реализован второй сценарий. Но для начала СМИ подготовят «общественное мнение» и технологи придумают сказку которую можно подать обывателю, объясняя проход украинских кораблей. Формат ещё утром успел описать вице-спикер так называемого крымского парламента Ефим Фикс: «киевские власти должны строго соблюдать российские законы и международные нормы судоходства у берегов Крыма и в Керченском проливе». Крымский «депутат» не видит абсурдности в требовании чтобы власти другого государства «выполняли российские законы» и этот тезис будет активно продвигаться российскими медиа. Ну и отдельно надо будет объяснить проблемы с пограничным кораблём «Дон», особенно если тот утонет где-нибудь недалеко от российских берегов.

Теперь поговорим о возможностях действий украинской стороны.

Независимо от сценария дальнейшего развития событий, Украина уже получила доказательство нарушения Россией Договора 2003 года и норм международного морского права. Ссылки РФ на «территориальное море» не выдерживают никакой критики, поскольку, принадлежность Крыма РФ не признана на международном уровне. Но даже если бы полуостров был российским, то статья 19 конвенции ООН 1982 года предусматривает свободный мирный проход через территориальные воды. Проход катеров ВМС Украины не подпадает ни под один из 12 признаков, согласно которым его можно трактовать как «не мирный». Таким образом, уже сейчас Украина получает возможность:

  • Заявить о грубом нарушении Российской Федерацией Конвенции ООН 1982 года и Договора между Украиной и Россией 2003 года. Далее этот факт может быть использован как основание для требования реакции международных организаций и отдельных стран, заинтересованных в поддержании безопасности на морских торговых путях.
  • На основании Брюссельской конвенции 1910 года, Брюссельской конвенции 1924 года, Женевской конвенции 1960 года требовать от РФ возмещения ущерба, нанесённого украинскому буксиру в результате тарана российским судном.

Кроме того, Украина может (и должна была уже давно начать) проводить контрмеры относительно досмотров кораблей российскими силовиками.

В частности, п.3 статьи 110 Конвенции ООН 1982 года гласит, что если подозрения в остановке и досмотре оказываются необоснованными, государство производившее досмотр обязано компенсировать все убытки и издержки, связанные с задержкой и осмотром. Для этого можно даже напечатать заранее бланки жалоб и исковых заявлений и рекомендовать капитанам кораблей вручать их в качестве «привета» российским досмотровым группам. РФ придётся платить по счетам, иначе у кораблей, ходящих под российским флагом могут возникнуть большие проблемы при входе в порты третьих государств.

Можно воспользоваться правом на досмотр, которое имеет Украина. Досматривать корабли, идущие в российские порты вряд ли получится — слишком неравные силы сторон в Азовском море. А вот высадить досмотровую группу на судно, идущее в украинский порт — можно без проблем. Группа спокойно, на ходу, не останавливая корабля, проводит досмотр. Если такое же желание возникнет у российских силовиков — они допускаются на борт, но одновременно с тем они не имеют право мешать проведению досмотра украинской группой. То есть сидят, пьют чай, ожидают своей очереди. А как долго могут досматривать корабль украинские спецы, думаю, объяснять не надо. Например, чтение журналов и книг из библиотеки капитана тоже является досмотром на предмет провоза экстремистской литературы. Так можно читать до самого порта Мариуполь либо выхода корабля из Керченского пролива. В первом случае досмотровая группа выходит на берег, во втором на борт украинского корабля, дежурящего в нейтральных водах. Что касается русских… пусть себе досматривают в порту, например Мариуполя. Но там ведь нельзя иностранцам с оружием ходить — арсенал сдают и смотрят. Если же говорить об «обратной дороге», то на нейтральные воды суверенитет РФ не распространяется — досматривать права не имеют. Поэтому из высаживают со словами «денег нет , но вы держитесь».

Как бы там ни было, но Украина, похоже, начинает реализовывать свой сценарий действий в кризисе на Азовском море. Можно спорить о том, какие методы воздействия в него входят, но даже первые шаги, когда Киев не отвечает на действия РФ, а сам задаёт повестку, заставляют Кремль ошибаться. И это хорошо. Значит дальше будет веселее.

Специально для LIGA.net

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Инстаграмм: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Если вы не согласны с опубликованной выше авторской колонкой, напишите свою и пришлите ее на адрес opinions@liga.net.

Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама