UA

Верните нам всю Украину. Что недоговаривает Нарышкин

09.10.2014, 16:14

Заявления российских политиков только кажутся игрой в безумие. Проблема в том, что они на самом деле так думают

Заявление спикера Государственной Думы России Сергея Нарышкина о "фактической аннексии" Крыма Украиной в начале 90-х годов может, на первый взгляд, показаться нехитрым публицистическим приемом. Попыткой защитить российскую оккупацию многострадального полуострова и вывести ее за скобки переговорного процесса, призванного смягчить санкции на погружающуюся в экономическое небытие Россию.

Но у меня нет ни малейших сомнений, что глава нижней палаты российского парламента просто говорит то, что думает на самом деле - то, что чувствует не только он, но и среднестатистический россиянин, от президента Владимира Путина до последнего фашиста-“добровольца”, пытающего украинских пленных в грязном подвале, арендованном российскими спецслужбами у “ДНР”.

Идея “фактической аннексии” Крыма была на самом деле в первый раз высказана в заявлении пресс-секретаря президента России 24 августа 1991 года. Узнав о провозглашении независимости Украины, Павел Вощанов немедленно поставил “крымский вопрос” - но эта тема, впрочем, не получила продолжение в действиях российского руководства, хотя территориальную принадлежность Крыма и Севастополя продолжали обсуждать на сессиях Верховного Совета России вплоть до его разгона Борисом Ельциным в 1993 году. А развитие российско-украинских отношений неизменно ставилось в зависимость от договоренностей по Черноморскому флоту.

В 1991 году в окружении Ельцина возобладала другая тема - если хотите, не Крым должен быть наш, а вся Украина наша. Провозглашение независимости соседней союзной республики, как и последовавший вслед за этим парад деклараций о независимости, был воспринят Борисом Ельциным как возможность окончательно отделаться от ослабевшего конкурента, Михаила Горбачева. Еще за несколько дней до украинского референдума 1 декабря Ельцин убеждал свою советницу Галину Старовойтову в том, что Горбачев воспрепятствует украинскому отделению. Когда 1 декабря пришло, а Горбачев ограничился пространным интервью украинскому телевидению, Ельцин понял, что его час настал - и полетел в Минск договариваться с Леонидом Кравчуком и Станиславом Шушкевичем о новой, безгорбачевской форме существования союза.

Соглашение об ассоциации ЕС с Украиной, воспринимающееся российской властью в качестве юридической препоны для будущего поглощения нашей страны и присоединения всей ее территории к РФ  

То, что для Кравчука и большей части его сограждан было всего лишь инструментом развода, для Ельцина и большинства россиян воспринималось как переименованное государство: был СССР, стало СНГ. Претензии бывших советских республик на независимость воспринимались как дурная шутка: поиграются и вернутся в стойло. Со временем в Москве вызрело ощущение обмана, осуществленного бывшими партнерами - хотя очевидно, что Россия обманывала сама себя. Так рядом с СНГ возникла еще одна концепция - идея разноскоростной интеграции, союзное государство России и Беларуси, Евразийское экономическое сообщество, наконец - Таможенный союз. Но все это движение имело одно-единственное направление - к союзному государству с Москвой в качестве столицы и российским президентом в качестве суверена.

В России давно уже решили, что "расчленение государства" в 1991 году стало результатом его значительного ослабления и заговора Запада - и когда страна окрепнет, она возвратит себе утраченные территории. Возможно, Кремль не стал бы действовать именно сейчас, дожидаясь окончательного развала экономической, военной и политической инфраструктуры соседних стран - собственно, именно этим занимались его высокопоставленные агенты в Украине в последний период правления Виктора Януковича. Но соглашение об ассоциации ЕС с Украиной, воспринимающееся российской властью в качестве юридической препоны для будущего поглощения нашей страны и присоединения всей ее территории к РФ - и Майдан, который квалифицируется как успешное продолжение "того самого" заговора Запада, направленного на расчленение "живого тела России", заставили Владимира Путина двинуть войска.

Крым в этом смысле воспринимается в Кремле как "очевидно" русская территория, отданная в управление младшим братьям просто потому, что так удобнее - и на время, пока сами младшие братья не вернулись домой. Поскольку возникла опасность, что возвращать "младших братьев" домой придется частями - вначале Новороссию, потом Малороссию, а потом и все остальное - Крым просто вывели из этого процесса чтобы превратить в военную базу, обеспечивающую это возвращение. У Путина - и большей части его подданных - есть абсолютная уверенность в том, что никто и нигде - включая Украину - не сомневается в праве России отобрать Крым и те, кто говорит иное, просто проплачены госдепартаментом. То, что Крым последние 23 года был в составе Украины, не означало, что Россия согласилась с его "фактической аннексией" - сама Россия готовилась к "фактической аннексии" всей остальной части территории Украины. Это как раз то, чего Сергей Нарышкин не договаривает - не потому, что скрывает. А потому, что совершенно уверен, что все вокруг и не сомневаются в том, что Украина - это тоже Россия и она рано или поздно "вернется домой", даже если для этого придется сравнять с землей ее города и веси. А те, кто утверждает иное, просто проплачены госдепартаментом.

Виталий Портников, журналист


Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Вакансии
Больше вакансий
Project Manager (впровадження CRM)
Киев Група компаній ЛІГА
Редактор стрічки новин
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Head of PR
Киев Група компаній "ЛІГА"
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости
Популярное