23.03.2019, 17:15

Зачем Бойко и Медведчук поехали в Москву

Зачем Бойко и Медведчук поехали в Москву
эксперт UIF (Ukrainian Institute for the Future)

Встреча с участниками украинских президентских и парламентских выборов даёт пропаганде РФ возможность развивать тему "внутреннего конфликта" в Украине

В Украине произошло резонансное событие - кандидат в президенты Юрий Бойко и его куратор Виктор Медчведчук предприняли вояж в Москву, где их принял российский премьер Дмитрий Медведев. На минуточку: руководитель правительства соседнего государства проводит официальную встречу с представителями партии, позиционирующей себя как оппозиционная. Уже это, как минимум, странно. Если посмотреть на рейтинги господина Бойко, которому пока не светит второй тур, логика Медведева выглядит ещё более загадочно. А если принять во внимание аннексию Крыма, войну на Донбассе, то переговоры кажутся абсолютно нелогичными. Но своя логика в процессах есть, и она вполне укладывается в контекст алгоритма российской политики в отношении Украины в 2019 году.

Начнём разбираться. Есть как минимум три логические цепочки в одной встрече.

1. Наименее важное: ход Кремля перед президентскими выборами

Часть украинских СМИ уже успела заявить, что эта встреча является демонстрацией российской ставки на президентских выборах - и, якобы, призвана уменьшить шансы "патриотических сил" на победу. Тем более, что прозвучали резонансные заявления про готовность Газпрома выйти на новое соглашение, с уменьшением цены на газ, что, якобы, повлечёт за собой уменьшение сумм к оплате за ЖКУ для обычного украинца. Такая риторика действительно может сыграть (и сыграет) свою роль для колеблющегося избирателя, способного отдать голос за Юрия Бойко. Таких немало на востоке и в центре страны. Почему - отдельный разговор, и отдельная претензия к информационной политике государства, результатом которой стал проигрыш на информационном поле не только ОРДЛО, но и значительной части подконтрольной Киеву территории. Позиции Бойко усилятся, но этого недостаточно для победы и, скорее всего, выхода во второй тур.

С другой стороны, на фоне событий последних лет любая инициатива Москвы воспринимается значительной частью общества в штыки. Каждая попытка явно высказать симпатии Кремля тому или иному процессу, той или иной силе внутри Украины резко мобилизует патриотически настроенного избирателя. Таким образом, встреча Бойко и Медведчука с Медведевым существенно усиливает позиции Петра Порошенко, в первую очередь, в центре и на западе страны. То есть, та часть электората, которая сомневалась, получила явный сигнал и, вероятнее всего, склонится к голосовать за действующего президента.

Теоретически встреча может быть использована пиарщиками Тимошенко и Зеленского в контексте разговоров о возможности выхода на "новый формат" диалога с РФ. Например, с тезисами о том, что проведение встречи свидетельствует об эффективности санкций и о том, что часть окружения Путина начинает понимать необходимость выхода из войны. А это, мол, усиливает позиции Украины и даёт возможность навязать новый формат переговоров - Будапештский либо какой-то другой. Но такая конструкция слишком сложна для понимания значительной частью избирателей и донести её "до масс" в простой упаковке за неделю практически нереально. А во втором туре ключевым показателем для финалистов будут уже не столько тезисы, сколько фамилии выбывших из гонки участников, присоединяющихся к командам фаворитов.

Поэтому реальных выгодополучателей от такого вояжа два: Бойко (читай - Медведчук) и Порошенко. Для Петра Алексеевича, естественно, идеальным вариантом был бы выход во второй тур именно с представителем платформы "За жизнь". Это даёт ему внушительные шансы на победу даже без эффективной кампании. Но позиции Бойко пока выглядят слишком слабыми и он, скорее всего, займёт место в когорте тех, кто "бежал, но к финишу так и не пришёл".

Лирическое отступление - что хочет получить РФ в Украине

Но мы говорим об интересах Кремля, который играет в долгую. Ещё перед новым годом я говорил и писал о том, что РФ разыгрывает комбинацию к парламентским выборам. Почему? Ответ лежит на поверхности, если оценить систему власти в Украине, и соотнести её с интересами России в нашей стране. Для Путина чрезвычайно важно получить возможность влиять на политику Украины, не допустив:

  • Резкого и успешного реформирования страны, которое существенно улучшит качество жизни украинцев. Ведь в таком случае население РФ увидит пример того, как можно было бы сделать у них в стране при нормальном подходе к формированию власти. А российский бизнес с удовольствием уведёт свои деньги в Украину подальше от членов "дачных кооперативов" Путина.
  • Окончательного перехода Украины в сферу влияния ЕС или США, и уж тем более формирования системы экономического, политического и военного взаимодействия стран Восточной Европы.

Идеальный вариант для РФ - государство, развивающееся чуть меньшими темпами, такой себе "догоняющий партнёр", без явно выраженных (тут я говорю о действиях, а не записях в Конституции) внешнеполитических приоритетов, с существенной зависимостью от России. Чем, по большому счёту, Украина и была достаточно долгое время.

А теперь вспоминаем о том, что в Украине есть и президент и парламент. Реализация плана реформ - это правительство, за которое голосуют депутаты. Сам план - может быть результатом политического компромисса в Раде (коалиционное соглашение), может быть предложен президентом страны. При этом многочисленные изменения в Конституцию в части разделения полномочий за короткий промежуток времени и специфика создания не столько партий, сколько политических проектов "имени живого человека", не создала в стране сильных институтов власти. Поэтому выбор из идущих во власть персоналий и отношения между ними по-прежнему чрезвычайно важны.

Таким образом, эффективное реформирование страны возможно при трёх основных конфигурациях сил:

  • Сильный президент, который де-факто получает расширенные полномочия и реализует свою политику "железной рукой". В том числе принуждая парламент к нужному голосованию;
  • Демократичный президент с мощной поддержкой населения и дееспособный парламент, в котором ключевая роль принадлежит мощной пропрезидентской партии (либо партиям, поддерживающим президента);
  • Слабый президент (пользующийся слабой поддержкой населения), но сильное, консолидированное парламентское большинство, с ясным и чётким планом реформирования страны. В таком случае даже вето Гаранта легко преодолевается голосованием в сессионном зале.

Но по результатам президентских выборов позиции нового (или старого, но уже и нового) президента будут значительно слабее, даже более слабыми, чем в 2014 году. Смотрите сами:

  • Пётр Порошенко за неделю до выборов имеет колоссальный антирейтинг. Это значит, что уровень общественной поддержки уже через месяц после выборов устремится вниз. Тем более, что политические оппоненты будут всячески этому способствовать.
  • Юлия Тимошенко также имеет категорических противников, которых её вероятная победа лишь мобилизирует. Она сразу столкнётся с противодействием политических оппонентов и позицией олигархических групп, желающих изменения баланса сил в экономике. Её сила будет несравнима в пиком "политической формы" Леди Ю образца 2009 года. Но об эффективности её политики даже в тот период говорить смешно.
  • Владимир Зеленский. Человек не имеющий команды и структур в регионах, который с первого дня столкнётся с резким противодействием тяжеловесов в виде Порошенко, Тимошенко, Бойко и части украинских ФПГ, вряд ли сможет быстро выйти на внушительные уровни политического влияния. По крайней мере, я с трудно представляю Зеленского, "ломающего через колено" фракции Верховной Рады.

Таким образом, сильного президента сразу после выборов Украина не получит. Усилить свои позиции имеет шанс каждый из вероятных победителей, но через год-два, и только при условии проведения эффективной политики. Но для этого нужна ещё одна составляющая - сильная (институционально) и дееспособная Верховная Рада.

2. Дальний прицел. Встреча сегодня и выборы в ВР осенью

Начну с логики раскола Оппозиционного блока на две части перед началом президентской гонки.

Самоубийство остатков Партии регионов с точки зрения перспектив президентской гонки является весьма разумным шагов при прицеле на парламентскую кампанию. В таком случае группа Бойко-Медведчук забирает явно пророссийский электорат в восточных и южных областях страны, гарантируя себе не менее 30-40 мандатов. Группа Вилкула-Ахметова позиционирует себя как партия "востока", но при этом на неё уже не повесишь клеймо "российских агентов". Получаются такие себе "проукраинские регионалы", которые забирают значительную долю симпатий избирателей в центре, на юге, на том же востоке и, возможно, в Закарпатье. С учётом подключения ресурса моногородов (мажоритарщики) и работников бизнес-структур Рината Леонидовича они имеют все шансы получить те же 30-40 мест в Верховной Раде. В сумме от 60 до 80 мест - это намного больше, чем сегодняшние 38 у Оппоблока.

В такой логике встреча Медведева с Бойко укладывается в план парламентской кампании как чрезвычайно удачный ход. Если он будет подтверждён ещё несколькими такими знаковыми событиями, Бойко "возьмёт своё". Но параллельно с этим подобные контакты, которые не вызывают по-настоящему резкой реакции власти (а они ее и не вызовут, увы), усиливают позиции крайне правых. То есть, ВО "Свобода" и аналогичные политические силы резко увеличивают свои шансы попадания в Раду. Скорее всего, с учётом мажоритарных округов, таковых в новом составе парламента будет не менее 10 человек.

И далее, исходя из свежей социологии, мы имеем ещё пять партий (БПП, Слуга Народа, Батькивщина, РПЛ, Гражданская позиция), которые сформируют собственные фракции в парламенте.

Добавим сюда мажоритарную систему, способную:

  • усилить Оппоблок (схему описал выше), БПП (за счёт админресурса), РПЛ (базовые регионы Ляшко) и Батькивщину;
  • провести в парламент представителей местных "неофеодальных" кланов и представителей крупных украинских ФПГ.

В результате Верховная Рада получит от 6 до 7 примерно равных по силам фракций, плюс 3-4 объединения "внефракционных" депутатов. В такой конфигурации возникновение устойчивого большинства выглядит, скорее, фантастикой.

Естественно, что конфигурация сил и названия партий могут меняться. Например, поражение Петра Порошенко на выборах вызовет кризис в БПП - партия пройдёт в парламент, но потеряет часть членов из числа "идущих с властью". Поражение Тимошенко поставит крест на надеждах Батькивщины прыгнуть выше головы и получить фракцию в составе хотя бы 80 депутатов. Перспективы "Слуги народа" пока непонятны, как непонятен и возможный состав партийных списков. "Гражданская позиция", как и сам Анатолий Гриценко являются мастерами утилизации стартовых высоких рейтингов - уже не раз, начиная кампанию с поддержкой более 10% избирателей, политическая сила и её лидер заканчивали выборы с показателем менее 5% полученных голосов. В конце концов, возможно появление ещё нескольких партий (либо политических проектов), часть из которых может быть полезными и продвигать рациональную повестку преобразования государства. Но они не получат большинства, а лишь разбавят и без того фрагментированный состав депутатского корпуса.

Такой формат "фрагментированной" Рады со множеством групп влияния вполне удовлетворяет Российскую Федерацию. Именно он позволяет даже при сохранении риторики "евроатлантической интеграции" эффективно заблокировать любые реальные и действенные шаги по изменению позиционирования Украины.

Поэтому встреча Бойко и Медведева укладывается в логику прежде всего парламентской кампании. Более того, этой встречей и её результатами Россия поддерживает ещё один чрезвычайно вредный для будущего Украины тезис - разделение страны на "пророссийский восток" и "проевропейский запад". Идея была запущена в эксплуатацию ещё в далёком 2004 году, но даже сейчас она используется, несмотря на принципиально другую ситуацию. Например, Пётр Порошенко мобилизует свой электорат опасностью реванша РФ. В регионах, готовых голосовать за Бойко такие заявления гаранта так же являются мобилизирующим фактором, но уже в пользу другого кандидата. В парламентской кампании тезисы об угрозе "российского реванша" для западноукраинского избирателя - либо "националистической диктатуры" для восточноукраинского - будут взяты в качестве краеугольных камней агитационной структуры сразу несколькими партиями. То есть, они разойдутся ещё более широко, тем самым усиливая разделение в обществе, которое едва начало затягиваться в 2015-16 годах. Выгодно ли это России? Несомненно!

Кстати: как работает российская политика раскачки электората перед парламентскими выборами мы можем видеть на примере Молдовы, где, на первый взгляд, коммунисты не вошли в парламент, а якобы "проевропейские" партии в сумме набрали большинство, но при этом вот уже второй месяц они не могут сформировать коалицию. Хороший кейс для того, чтобы увидеть близкое будущее украинского парламентаризма, - если ничего не предпринимать для исправления ситуации.

На я этом закончу блок, касающийся парламентских выборов. Но на этом мотивация Кремля не заканчивается.

3. Встреча как часть внешнеполитической комбинации

Прошлый год для российской внешней политики был не самым удачным, с точки зрения обсуждения "украинской проблемы". Сразу не нескольких международных площадках в документах был зафиксирован статус РФ как страны-агрессора в отношении Украины. В том числе в документах ООН, что мешает Кремлю в реализации своих замыслов выхода из войны на Донбассе с использованием инструмента миротворцев. Комитет по правам человека ООН закрепил в своём отчёте за украинскими моряками статус военнопленных. Это означает, что следующим этапом (при грамотной работе украинских дипломатов) может быть закреплено и то, что Украина и Россия являются участниками межгосударственного конфликта, что ещё более осложнит позиции российских переговорщиков.

В таком ключе встреча с украинскими политиками, которые участвуют в президентской и будут участвовать парламентской кампании, даёт России возможность приводить контраргументы в пользу "гражданской войны" либо "внутреннего конфликта" в Украине. И любой значимый процент голосов за такие силы (то есть 10% и более) является хорошей стартовой позицией для работы с европейскими политиками. Как никак, в ЕС очень трепетно относятся к защите прав меньшинств.

Время выбрано удачно. После президентских выборов российские дипломаты берут результат Бойко в качестве доказательной базы, говоря о притеснении части населения. И если в это время, в разгар парламентской кампании, ключевые политические силы продолжат использовать подход "мы или они", пугая избирателя "реваншем", Кремль может открывать шампанское - кроме фиксации количества "думающих иначе", сами украинские политики продемонстрируют агрессивную риторику в отношении данного "меньшинства".

Второй аспект - газовый. Северный Поток-2 будет достроен, как уже сегодня развивается турецкая ГТС, обнуляющая перспективы южного направления транзита газа через территорию Украины. В таком формате сохранение транзитного потенциала нашей страны возможно двумя путями:

  • Создание условий для увеличения собственной добычи, привлечение инвестиций в отрасль, снятие административных барьеров. Но это возможно при эффективном функционировании власти. О работе РФ для того, чтобы не допустить появления таковой написано выше.
  • Привлечение европейского капитала в украинскую ГТС. Грубо говоря, продажа части "трубы" европейским газовым трейдерам, для которых выгодно будет использовать собственные мощности доставки. Тогда с Газпромом о транзите будут договариваться немцы, французы, австрийцы и так далее.

Именно во второму направлению сработала встреча в Москве. Не случайно на брифинге для журналистов из 13 минут ответов на вопросы 6 минут было посвящено газовой теме. В том числе отдельно было подчёркнуто, что есть смысл создания консорциума с участием Газпрома. Таким образом, РФ показывает европейским партнёрам, что разговоры по украинскому транзиту возможны и даже желательны, но исключительно в тех случаях, если Россия будет "в доле". Причём это, дескать, не идея Кремля - её озвучивают украинские политики, претендующие на пост президента и имеющие шансы получить внушительную фракцию в Верховной Раде.

Что с этим делать?

Россия обозначила контуры своих интересов и начала активную фазу реализации плана по формированию приемлемого дня неё состава Верховной Рады Украины. Если плыть по течению и ничего не делать, Кремль имеет все шансы получить своё. Но можно и противодействовать. В частности, нужно как можно скорее прекратить использовать тезисы, разрывающие страну. Ведь о губительности ориентации на Россию можно сказать и другими словами, понятными как на западе, так и на востоке Украины. В частности задать избирателю вопрос: "назовите хотя бы одну страну за последние 200 лет, которая благодаря ориентации на Россию вошла хотя бы в ТОП-30 по уровню благосостояния своих жителей?" Проверял сам не раз - таких примеров просто не существует. Зато примеров, когда государства сделали рывок, отвернувшись от России, хоть отбавляй. В том числе Китай, ставший супердержавой, Польша, которая уже вошла с клуб "развитых стран" и ещё как минимум десяток других государств. Ведь это так просто - перевести дискурс из разряда страшилок типа "или мы, или российский конец света" в категорию разговоров о будущем наподобие "мы строим страну успешных людей, а опыт других стран показывает, что ориентация на РФ не приведёт к позитивному результату, и поэтому, даже если Россия вам так близка, думая о ваших доходах и о вашем будущем, мы выбираем другой (собственный) путь".

Это могут сделать оба кандидата, вышедшие во второй тур. Каждый из них может заявить, что он намерен стать "президентом для всех украинцев" и сместить акценты с разделения на основе сегодняшней повестки к объединению на основе планов на будущее, улучшающих жизнь граждан страны независимо от региона проживания либо политических симпатий. Где, естественно, пунктом номер 1 является защита от агрессии и возврат территорий - ведь ключевой ценностью для государства являются люди, а слово "территория" в шкале приоритетов идёт уже после слова "гражданин". Этим, кстати, отличается модель развитых (в том числе европейских) стран от модели существования Российской Империи, где главное - занять территорию, даже если она в результате превратится в выжженную пустыню.

И, наконец, приступить к формированию энергетической стратегии государства, в "газовой части" которой рассчитать более выгодный для Украины вариант:

  • допуска иностранцев к добыче
  • реорганизации ГТС
  • иные меры

Такая стратегия, естественно, потребует законодательной базы, которую необходимо создать, принимая законы "для того, чтобы по ним жить", а не "потому что партнёры попросили".

Что касается парламентских выборов - тут инициатива полностью в руках наших политических сил. Они могут пойти путём объединения усилий на этапе предвыборной гонки, формируя совместные списки, координируя выдвижение мажоритарщиков, - либо ещё до выборов провести консультации по основным вопросам формирования коалиции. То есть, провести работу по сближению своих предвыборных программ. И в любом случае трезво понимать, что Верховная Рада, которая не будет способна создать устойчивое большинство, должна быть распущена уже через год-полтора работы.

Почему? Потому что страна может не выдержать ещё 5 лет "гибридной коалиции" во время гибридной войны.

Специально для LIGA.net

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...