06.11.2019, 10:28

Журналистика с большой цифры. Как репортерам вернуть доверие

Журналистика с большой цифры. Как репортерам вернуть доверие
заместитель исполнительного директора в Международном валютном фонде

Почему я не хочу, чтобы моя дочь стала журналистом по-украински, а как журналистика данных может помочь медиа в Украине

Я очень люблю данные. Может быть, это "последствия" карьеры финансового директора, а, может, и 13-ти уроков математики в неделю в старшей школе. Когда-то у меня в офисе даже висела табличка на стене, на которой было написано: "Я чувствую себя дискомфортно, принимая решения без данных". Мои сотрудники знали, что ко мне без цифр, которые объясняют их предложения, лучше не подходить. 

К сожалению, украинская журналистика больше ориентирована на слухи, инсайды, домыслы, а не на данные. Моя дочь хочет стать журналистом, и мне не хочется, чтобы она училась именно этому. При этом, в мире журналистики есть, на что посмотреть, и с чего взять пример. 

Например, проект Тори Смита из Пуэрто-Рико о количестве погибших в урагане Мария, стал первым масштабным журналистским анализом о погибших в стихийном бедствии. Проект включал в себя не только интервью с сотнями представителей реальных семей, потерявших родственников, но и сопоставление этих данных с официальной статистикой, доступ к которой приходилось получать, в том числе, через судебные решения. Такая закрытость быстро показала, что официальные данные не аккуратны, и многие островные страны не готовы к таким масштабным проблемам.

В украинской войне не хочется говорить о смертях людей, но, поверьте, для многих это очень важно. 

Саймон Скар (Simon Scarr) из агентства Reuters привлек внимание к проблемам экологии, сделав проект о загрязнении реки Ганг, источника воды для 400 млн индусов. Посмотрите на его визуализацию – как формируется полноводный Ганг, и как люди его загрязняют. Так и хочется встать и ехать помогать Индии. Многими этот новостной проект был оценен, как наиболее информативный и детальный в вопросах загрязнения воды. Если вам он понравится, посмотрите еще одну работу Скара о падении малазийского самолета авиакомпании Lion Air 30 октября 2018 года. Не помню, чтобы я видел такую же аналитику украинских журналистов по падению MH17. 

Еще один пример для подражания – проект журналиста Reuters Weiyi Cai при помощи того же Скара о сложностях жизни в двух небольших (размером с Нижний Манхеттен) лагерях на юге Бангдадеш. Там одновременно в одноэтажных бараках проживает более 800 000 беженцев из Мьянмы. На основе детальных статистических данных, с помощью отличной визуализации и проникновенных фото, журналисты поднимают вопросы о доступности воды, туалетов, а также о статистике болезней, связанных с отсутствием элементарной санитарии.

В Украине более 1,7 млн людей оказались временно переселенными. Читая такие статьи, понимаешь, что временные проблемы беженцев очень часто становятся постоянными. Хотелось бы, чтобы украинские журналисты тоже могли поднимать и освещать похожие вопросы на таком уровне, как лучшие журналисты мира. 

Ну и последний пример – недавно вышедшая книга "Все лгут" Cтивенс-Давидовица, специалиста по данным, который стал журналистом The New York Times. Автор проделал колоссальную работу, изучил огромное количество данных и изложил результаты в очень простой форме. Что он изучал? Запросы Google. Что узнал? Что, например, многие американцы скрывают свои расистские наклонности, свои предпочтения в сексе, что бьют своих детей и еще десятки вопросов. Книга написана в форме историй о разных исследованиях с данными, который проводил автор или его коллеги, и которые он периодически описывал в газете.

Читайте также - Что и где учить, чтобы быть на "ты" с искусственным интеллектом

Кто мешает молодым украинским журналистам начать такой же проект? Данные Google открыты. Ставьте интересные вопросы, озвучивайте смелые гипотезы, и вперед – к изучению данных!

В Украине, наверное, стоит только выделить команду Texty, в которой Анатолий Бондаренко возвел в культ визуализации журналистских данных. Недаром недавно опубликованная книга Visual Journalism опубликовала ссылку на работу Анатолия о маршрутах движения поездов Укрзализницы среди лучших работ по журналистике данных в мире. 

Что же нужно сделать, чтобы повысить качество журналистики данных в Украине? 

Вижу, как минимум пять важных аспектов.

Журналистика. В принципе, надо повышать качество журналистики в целом. Как сказал мой товарищ из мира журналистики: "в мире кликабельных новостей, нет никакой мотивации делать качественные журналистские проекты. На это просто нет тех 20-40 часов времени журналиста". Очень жаль. Надеюсь, что школа журналистики при Киевской школе экономики, которой занимается Андрей Яницкий, сможет выпустить десятки новых качественных молодых журналистов, у которых будет аппетит не только подсматривать в телефоны министров или подслушивать разговоры в ресторанах (хотя и это тоже важно), но и качественно работать с данными. 

Работа с данными. Думаю, что молодым и уже сформировавшимся журналистам нужно больше учиться именно датамайнингу, работе с данными. Это не просто, так как требует знания больше математики. Но уверен, что специалисты с сильным социологическим образованием должны без страха подходить к большим и малым данным. Важно также, чтобы государство все больше и больше открывало данные и делало open data доступными для журналистов и исследователей. Денис Гурский из 1991 и Сергей Мильман из YouControl помогают в этом, в том числе журналистам.

Кодирование. Современные журналисты должны знать R, Python, Javascript, уметь парсить данные с сайтов баз данных, работать с онлайн картами, системами геопозиционирования – без этого сегодня современной журналистики не построить. Недавно я разговаривал с молодым журналистом, который делает великолепный анализ работы парламента. На вопрос, где он научился, ответил, что самостоятельно выучил Python и R. Это возможно - на Coursera можно найти много онлайн курсов по обучению программированию. 

Визуализация. Dataviz – обязательное умение для журналиста. Сегодня уже недостаточно просто написать статью, даже на важную тему. Надо думать, как ее визуализировать для конечного потребителя, как на статичных картинках показать динамику, жизнь самих данных. Визуализации помогают построить интерактивный сторителлинг - рассказ с которым читатель может взаимодействовать. Точные визуализации позволяют самим исследователям найти новые закономерности, скрытые взаимосвязи и зависимости. Как научиться? Как говорил один мой учитель: "Несколько дней тренинга и 10 лет опыта". Лучший момент для этого – прямо сегодня.

Изменение политики владельцев медиа. Самый сложный и самый важный аспект. Очень хотелось бы, чтобы владельцы и главные редактора основных серьезных медиа в Украине могли выделить отдельные бюджеты не только на кликабельные, сиюминутные, скандальные новости, а также на качественные журналистские проекты в области данных и их визуализации. Посмотрите на the Guardian, Financial Times, the New York Times – хотите стать такими же интересными? Развивайте своих журналистов, создавайте больше своего собственного контента и рассказывайте больше интерактивных историй через данные – в том числе для разрушения треугольника безграмотности украинского читателя.

Читайте также - Треугольник безграмотности: как невежество людей разрушает страны

В России есть такой проект "Редколлегия", который ежемесячно выдает призы лучшим журналистам за их исследования. Такие призы стимулируют журналистов в условиях повсеместной цензуры "находить те 20-40 часов чистого времени" для качественной журналистики данных. Надеюсь, что когда-то похожий проект появится и в Украине, а работы украинских журналистов будут выигрывать такие призы, как Data journalism awards. Может, и моя дочь когда-то выиграет – будем учить с ней, что такое журналистика данных.

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...