18.06.2018, 19:00

О чём молчит Ребекка Хармс

О чём молчит Ребекка Хармс
журналист

Участники Марша Равенства выигрывают один день, но проигрывают остальное время

Реклама
Реклама
Реклама

"Погудели клоуны и на год исчезнут. А нам, друзья, каждый день бороться. И поэтому будущее принадлежит нам", — так об итогах киевского Марша Равенства написал у себя в фейсбуке Евгений Карась, лидер С14 — одной из самых заметных ультраправых организаций. Как раз по этим ребятам из С14 удобнее всего судить о том, кого же полиции пришлось физически вытеснить с улицы, чтобы Марш Равенства мог состояться и пройти в безопасности.

И знаете что? Карась прав. Почему? Потому что констатация равенства раз в год в виде Марша, пусть даже и с нарастающей численностью, в условиях почти полного отсутствия институтов равенства в Украине — это не больше, чем констатация того, что полицейские умеют выполнять приказы, когда они у них есть. Вот был приказ убрать ультраправых. Всё-таки посол США в толпе, Ребекка Хармс приехала, несколько депутатов... Было бы много проблем, если бы кто-нибудь из этой публики оказался жертвой "сафари", которое анонсировали ультраправые перед Маршем. Полицейские приказ выполнили. Причём не постеснялись действовать жёстко, так что сочувствующие избитым вспомнили даже про "Беркут".

А что если в следующий раз на Марше не будет таких гостей? Или — что если после выборов появятся другие приоритеты у другого политического руководства Украины? Что тогда? А тогда не будет и этих нескольких часов равенства во время Марша, будет ровно то же самое, что есть в течение остальных 364 дней в году. Когда не то что уличное насилие, но даже убийства, совершённые ультраправыми, остаются без соответствующих приговоров.

Когда полиция попросту не хочет расследовать уличные нападения и даже погромы, насилие в обществе закрепляется в поле нормального.

Это ведь правда, что полиция в нашей стране не работает так, как должна по закону, защищая в ежедневном режиме одни группы в обществе от посягательств других групп. У нас возможно всё что угодно — от разгрома художественных выставок до погромов ромов, от уличных нападений до целых парамилитарных демонстраций, о которых даже президент говорит как об угрозе, и эти его слова не переходят в какие-либо действия по устранению угрозы. Вдобавок, судебная система в таком состоянии, что мало кому удаётся получить адекватную защиту своих прав и добиться справедливости. Медиа транслируют весьма причудливую картину мира, которая отражает больше интересы собственников и предрассудки их работников, чем реальную жизнь. Политика ориентирована на выкачивание денег из общественных отношений, и только редкие романтики госуправления ещё преследуют какие-то свои неденежные цели...

Сам метод управления нашим обществом в таких условиях — это манипулирование неравенством и перераспределение привилегий. У нас, к сожалению, нет дискуссии о том, как именно на Западе удалось обеспечить равенство для многих ранее угнетаемых групп, в том числе и для ЛГБТ-граждан. Это удалось благодаря тому, что соответствующим образом работали институты. Если утрировать, то они обеспечили в обществе некий объём свободы, безопасности и гражданского участия сначала для имущих белых мужчин, делая их респектабельными, а потом со временем и в результате борьбы эту рамку удалось расширить и на остальные группы в обществе, сделав и их респектабельными тоже. У нас пока нет такой рамки, просто нечего расширять! Не могут же ею считаться приказы полицейским.

У нас есть всего лишь вовлечение в Марш. У самой продвинутой, с точки зрения понимания прав человека, группы в обществе считается, что манифестация и личное участие в уличном событии — ценны сами по себе. И оно проговаривается по завершению так, как будто численность участников и "хорошая атмосфера" на Марше - это и есть всё, что нужно. Но отражается ли это на каких-то институтах? Вряд ли. Это существует отдельно от контекста борьбы за открытую политику, доступный суд и верховенство права. И даже обеспечение своей безопасности Марш получает, как только это и возможно у нас в стране, — через привилегию. За что организаторы ещё и предлагают говорить спасибо полицейским, хотя, в общем, заботились-то даже и не о них.

Ещё раз: всё решают институты. Конечно, вокруг Марша уже сформировался круг интернет-медиа и целое сообщество, которое нахваливает и поощряет само себя. Но. Существует и большое общество, чьё поведение и решения предопределяются системой формальных и неформальных институтов, которые вообще никак не затрагиваются проговариванием успешности одного ивента, пусть даже если его и удаётся вынести на массовую аудиторию, или картинкой внезапной свободы для его участников.

Когда полиция попросту не хочет расследовать уличные нападения и даже погромы, насилие в обществе закрепляется в поле нормального. Когда в судах не могут наказать убийц или даже банально защитить право собственности, так что приходится самим собственникам формировать отряды самообороны или искать пути неправовой защиты, – нельзя и надеяться на то, что вообще тема дискриминации станет действительно значимой. Когда общественное телевидение не может получить обещанное законное финансирование, чтобы полноценно работать, нельзя и рассчитывать, что в отрасли что-то изменится и появятся новые цивилизованные подходы для описания "реальной реальности", а не каких-то её искажений в чьих-то интересах. Равенство - это десерт, который можно подать только после основных блюд.

А главное – заявка на равенство при отсутствии институтов, которые могли бы производить равенство, приводит к тому, что та же гомофобия в людях начинает как бы формулировать, обосновывать и распространять себя. Многие раньше и вовсе не задумывались об этой проблематике, а теперь увидят, подумают и... что? Изменятся? Люди не такие рациональные и способные к обучению, какими их можно представить, если читать колонки на продвинутых сайтах. Не случайно наши топ-политики всякий раз шарахаются, когда встречают слово "гендер" в какой-нибудь международной конвенции, и не случайно не решились даже твиты опубликовать по случаю проведения Марша. Знают, в каком обществе работают.

Поэтому не стоит впечатлением от Марша подменять дефицит работы институтов. Та же С14 действует системнее – у них есть бюджетное финансирование под ряд проектов, они налаживают коммуникацию с муниципальной властью, интегрировались даже в Общественный совет НАБУ. То есть они пытаются влиять на институты – естественно, со своими целями. И наверняка в следующем году попытаются переиграть полицию. Вполне возможно, что союзников у них к этому времени станет больше.

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Инстаграмм: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.
Если вы не согласны с опубликованной выше авторской колонкой, напишите свою и пришлите ее на адрес opinions@liga.net.

Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама