20.04.2018, 15:10

Поле битвы - Мексика. История войны за наркотики и деньги

Поле битвы - Мексика. История войны за наркотики и деньги - Фото
Боец наркартеля, погибший в перестрелке в районе Акапулько. Мексика. 2012 год (Фото - Getty Images)

Как Мексика стала одной из самых опасных стран мира

В 2016 году Мексика заняла второе место в мире по числу жертв среди стран, где идет война, уступив только Сирии. Следующий, 2017 год стал для Мексики по числу жертв еще более ужасным. Только за его первые 10 месяцев погибли 20878 человек – в среднем 69 человек в день (предыдущий «рекорд» 2011 года – 63 человека в день). Всего число жертв идущей с 2996 года необъявленной войны перевалило за 100 тысяч. Еще 27 тысяч человек, чьи тела не найдены, считаются пропавшими без вести.

Официально никакой войны в Мексике нет. Ни одна из воюющих сторон не имеет политической идеологии и не сражается за возвышенные политические или религиозные идеалы. Мафия воюет с мафией, мафия воюет с государством, появившиеся в последние годы отряды самообороны из местных жителей пытаются стать третьей силой.

Никаких утопий. Все прагматично и трезво. В документальном фильме американского режиссера Саула Шварца «Наркокультура», снятом в 2013 году, боевик наркомафии из сильнейшего в стране клана Синалоа откровенно говорит: «Если у тебя есть деньги, ты делаешь все, что хочешь – стреляешь, куришь марихуану. Деньги и счастье – синонимы». Его собеседник, певец наркокорридос, отчасти согласен, отчасти нет. Он считает, что власть важнее денег. «Сперва вы получите власть, с ее помощью получите деньги, а имея деньги, будете иметь шлюх».

Власть и деньги. И никаких утопий.

Мексиканская наркомафия

Наркоторговля в Мексике существовала, конечно же, очень давно. Но долгое время она прозябала на задворках общества. Все стало меняться в 1980-е годы.

В самой Мексике наркотиков выращивается мало. Важность для рынка наркотиков она представляет как транзитный пункт для их провоза в США. 90% потребляемого в Соединенных Штатах дурмана поставляется через Мексику.

В 1970-е годы сильнейшая в Западном полушарье колумбийская наркомафия поставляла наркоту в США через Карибское море и Флориду. В начале 1980-х годов американская полиция всерьез взялась за борьбу с наркотиками и сумела перекрыть этот традиционный путь. Тогда колумбийские мафиози заинтересовались Мексикой как альтернативным вариантом транзита.

До начала 1980-х годов в Мексике существовала смешанная экономика с сильной ролью госсектора. Государство в разных формах контролировало две третьих промышленного производства. В 1983 году, тогда же, когда колумбийские наркобароны обратили свой взгляд на Мексику, в стране началась приватизация. Приватизация обогатила меньшинство и опустила большинство. Резко выросло число тех, кому нечего терять.

В то же время приватизация коммерциализировала общественное сознание. Если важнее всего деньги и выраженный в у.е. успех, тогда не важно, каким способом деньги добыты. Если их трудно или невозможно заработать честным трудом, нужно искать другие пути.

Среди рассуждавших таким образом был сын бедного крестьянина из провинции Синалоа Хоакин Гусман Лоэр, которому под прозвищем Эль Чапо («Коротышка») предстояло стать вождем клана Синалоа.

Сперва мексиканские наркокланы выступали в качестве подручных могущественной колумбийской мафии. Однако власти США нанесли по последней серьезные удары. 2 декабря 1993 года был убит глава Медельинского картеля прославленный Пабло Эскобар.

Но спрос на наркотики в США остался. Если на рынке требуется товар, найдутся те, кто этот товар предложит. Мексиканская наркомафия, освободившись от контроля старших колумбийских братьев, стала стремительно расти.

В 1990-первой половине 2000-х годов мексиканская наркомафия становится серьезной силой. Она подкупает политиков, чиновников и полицейских и во многих регионах страны фактически отбирает у государства часть его функций. Наркобароны первого призыва выглядят в глазах народа отцами-благодетелями, дающими работу и обеспечивающими социалку, что государство сделать отчасти не может, отчасти не хочет. Сами наркобароны заботятся о поддержании такого имиджа. Эль Чапо строит в Синалоа школы, больницы и дороги и всячески печется о благополучии своих земляков.

Нарковойна

В 2006 году новый президент страны от правой Партии национального действия Фелипе Кальдерон, встревоженный тем, что государство теряет монополию на власть, начинает войну с наркомафией. И число жертв стремительно растет. В пограничном с США городе Хуарес в 2007 году убито 320 человек, в 2008 году – 1623, в 2009 –2754, в 2010 – 3622.

Войну с мафией государство не выиграло. Для успешной войны такого рода требуется некоррумпированный и сплоченный госаппарат, но его у Мексики нет. Мексиканский госаппарат – разложившийся и продажный. В результате группа мексиканских спецназовцев, обучавшаяся в США методам борьбы с наркомафией, решила применить полученные знания по-своему и создала один из сильнейших в стране наркокартелей – “Los Zetas”.

В 2006-2016 годах в стране было убито 75 мэров. Мексиканские мафиози усвоили принцип взаимодействия Пабло Эскобара с госструктурами «Серебро или пуля». Кого нельзя купить, тех можно убить. Многие полицейские, не желающие быть ни убитыми, ни подкупленными, просто уходят со службы. Те, кто остается, понимает, что сотрудничество с наркомафией выгоднее, чем война с ней.

Самый вопиющий факт такого сотрудничества произошел 26 сентября 2014 года в городке Игуала. 43 студента сельского педагогического училища, собиравшиеся принять участие в протестах против сокращения финансирования образования, были задержаны полицией и... переданы наркокартелю. Их убили на городской свалке, тела сожгли, а обгорелые останки выбросили в реку. Останки были найдены через месяц. Чудовищный факт сотрудничества полиции с наркокартелем вызвал тогда массовые протесты с требованием отставки президента Ньето, сменившего в 2012 году Кальдерона и продолжившего неудачную войну с наркомафией. Участники протестов говорили: «43 студента — это вершина айсберга. Страна утопает в крови, наркокартели, полицейские и чиновники действуют как единая система, мы от этого устали».

Но ничего не поменялось.

Все меры, которые, казалось бы, должны были стать серьезным ударом по мафии, приводят к противоположным результатам. США заблокировали ввоз наркотиков через Флориду – начался ввоз наркотиков через Мексику. Была разгромлена колумбийская мафия – ее место заняла мексиканская. Кальдерон начал войну с наркомафией – и Мексика получила полномасштабную гражданскую войну с десятками тысяч жертв. Наконец, в 2014 году был арестован Эль Чапо. В 2015 году он сумел сбежать, но через год был снова арестован, и в начале 2017 года выдан США. И насилие в Мексике, в 2013-2014 году обнаруживавшее пусть слабые, но тенденции к спаду, резко увеличилось – обострилась борьба наркокартелей за передел рынка наркотиков и за отъем у обезглавленного картеля «Синалоа» его доли.

Сотрудник военной полиции возле тела одного из погибших в перестрелке боевых групп наркокартелей. Мексика, Хуарец, 2010 год (Фото - Getty Images)

Неофеодализм?

Некоторые ученые говорят о «неофеодализме» в современной Мексике. Государство теряет монополию на законное насилие, страна распадается на враждующие друг с другом регионы, где власть принадлежит наркобаронам.

Мексиканский «неофеодализм» уже успел создать свою культуру – наркокорридос. Корридос – это народная баллада. Их много пелось в Мексике в старые времена, особенно много было создано корридос в эпоху Мексиканской революции 1910-1917 годов. Тогда корридос пели о народных заступниках Вилье и Сапате, хотевших дать крестьянам землю и волю. Современные наркокорридос поются о бойцах и командирах нарковойн. Наркобароны и их подчиненные щедро субсидируют певцов наркокорридос, не менее щедро, чем бароны европейского средневековья своих менестрелей. Некоторые наркобароны даже спонсируют художественные фильмы о своих подвигах.

Наркобароны первого поколения были людьми жестокими и безжалостными, но они сохраняли определенные понятия, имели свой кодекс чести и отчасти искренне, отчасти из трезвого расчета пеклись о своих земляках. Но им на смену приходит «золотая молодежь», которую в Мексике называют «наркоджуниорами». Эти совершенно лишены понятий и хотят только роскошной жизни любой ценой.

Бессилие государства справиться с наркомафией привело к созданию в ряде регионов Мексики, прежде всего в штате Мичоакан, отрядов народной самообороны. В Мичоакане самооборону организует и финансирует Ассоциация производителей авокадо, для бизнеса которой войны и рэкет наркомафии представляют огромную обузу. Юридически деятельность отрядов самообороны столь же незаконна, как и деятельность наркомафии, однако государство вынуждено лавировать между этими двумя незаконными силами, из которых наркомафия пока что явно сильнее.

Впрочем, исторически итальянская мафия возникла именно из отрядов крестьянской самообороны, да и мексиканские наркобароны сперва старались выглядеть современными Робин Гудами. Поэтому над отрядами самообороны в Мексике висит постоянная угроза незаметного превращения в новую мафию…

В условиях нарковойны, когда процветает система рэкета и мафиозных крыш, регулярное ведение бизнеса невозможно. Многие представители мексиканских верхов перевозят свои семьи, переводят бизнес и, наконец, переезжают сами в спокойные США. Другие, кто чуть победнее, переезжают в спокойный штат Чьяпас на юге Мексики, где нет наркомафии, а контролирующая часть штата Сапатистская армия национального освобождения мирно уживается с государством.

В 2001 году, когда Китай вступил в ВТО, реальная зарплата в Мексике была в 6 раз выше, чем в Китае. В 2011 году, когда нарковойны уже заметно дезорганизовали экономическую жизнь Мексики, средняя зарплата мексиканца была лишь на 40% выше, чем зарплата китайца – и причиной тому был не только рост реальной зарплаты в Китае, но и падение ее в Мексике. От такого падения реальной зарплаты конкурентоспособность мексиканской экономики, конечно же, выросла, но это преимущество аннулировалось царящим в Мексике кошмаром войны всех против всех.

Крупный американский геополитик, старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности Роберт Каплан в своей книге «Месть географии» указывает, что в последние десятилетия США слишком увлеклись проблемами географически далекого от них Ближнего Востока и совершенно запустили Мексику, потеряв влияние на происходящие в ней процессы. Между тем с точки зрения национальной безопасности США Мексика гораздо важнее Сирии, Ирака и Афганистана. По мнению Р. Каплана, падая в пропасть, Мексика может увлечь за собой и США:

«Конечно, можно утверждать, что в условиях строжайшего контроля на границе дееспособная и патриотически настроенная Америка может сосуществовать рядом с недееспособной и анархичной Мексикой. Но это возможно лишь в течение короткого периода времени. В долгосрочной же перспективе, в XXI в. или позднее, как отмечает Тойнби, граница между высокоразвитым и отстающим от него обществом не закрепит равновесие, а сдвинется в пользу более отсталого общества»

Смогут ли власти США и Мексики решить эту проблему и каким будет решение – пока никто не знает. Но сугубо военными и полицейскими методами до сих пор решить ее не удалось.

Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Популярное
Загрузка...