14.02.2019, 12:06

Реализм по Трампу. Противоречия внешней политики Белого Дома

Реализм по Трампу. Противоречия внешней политики Белого Дома
Заместитель директора Института мировой политики

Можно ли утверждать, что Дональд Трамп действительно является "принципиальным реалистом", как он сам себя называет?

Реклама
Реклама

Попытка обобщить внешнюю политику нынешнего президента США - довольно сложная задача.

Сам глава Белого Дома считает, что его шаги на международной арене продиктованы принципиальным реализмом. Суть этого подхода - в отстаивании собственных интересов США при невмешательстве во внутренние дела других государств. Употребления эпитета  "принципиальный" выглядит скорее как попытка отразить возможную критику со стороны оппонентов, которая сводится к тому, что Дональду Трампу безразлична демократия и ее распространение в мире. Уже бывшие советники Дональда Трампа - Герберт Макмастер и Гарри Кон - в статье для The Wall Street Journal в конце мая 2017 даже пытались раскрыть всю непротиворечивость стратегии своего руководителя.

Реклама

Действительно, в представлениях 45-го президента США можно найти определенные элементы подхода, который в теории международных отношений получил название "реализма". На уровне деклараций Дональд Трамп не признает ключевую роль баланса сил в отношениях государств. Однако при этом сам он обожает силу, в первую очередь военную. По мнению нынешнего американского лидера, именно превосходящий силовой ресурс США дает возможность навязывать другим правила игры. При этом результаты взаимодействия всегда должны быть в пользу США – по сути, речь идет о так называемой "игре с нулевой суммой". В представлении Дональда Трампа не так важно, чтобы все игроки получали выгоду от сотрудничества – главное, чтобы американцы всегда получали больше, чем их контрагенты. Такое отношение к сотрудничеству также свойственно политическим "реалистам".

В конце 2018 года нынешний президент США выступил с двумя инициативами, которые при поверхностном анализе могут выглядеть проявлением политического реализма. Речь идет о решениях вывести американские войска из Сирии и начать уменьшать присутствие в Афганистане. Соответствующие военные операции и участие в них США были давним объектом критики американских экспертов и ученых, причисляющих себя к числу реалистов. По их мнению, длительное присутствие США в Сирии и Афганистане не соответствует ключевым американским интересам, отвлекая значительные ресурсы и не позволяя сосредоточиться на ключевой угрозе XXI века - противодействию растущим амбициям и потенциалу КНР.

Дональд Трамп тоже апеллирует к тому, что даже великая нация не может вести бесконечные войны. При этом ресурсы, которые американцы тратят на присутствие в том же Афганистане (45-50 млрд. долларов в год) лучше было бы направить на внутренние нужды США. Вместо попыток развивать другие государства глава Белого Дома предлагает возрождать американскую мощь. Это выглядит убедительно, поскольку операции в том же Ираке и Афганистане стоили американцам несколько триллионов долларов, не дав в итоге значительных результатов. В конце концов, физическая безопасность и экономическое процветание США мало зависят от ситуации в таких странах, как Сирия или Афганистан. Можно, конечно, апеллировать к угрозе международного терроризма, но от так называемого "опиоидного кризиса" или в автокатастрофах в США ежегодно гибнет в несколько раз больше людей, чем от террористических атак, количество и масштабы которых из года в год уменьшаются. Поэтому аргументация Дональда Трампа не лишена убедительности.

Однако можно ли после этого утверждать, что Дональд Трамп действительно является (принципиальным) реалистом как он сам себя называет? Скорее всего - нет. В соответствующих инициативах по Сирии и Афганистану прослеживаются прежде всего внутриполитические мотивы, а не сложные внешнеполитические расчеты, которе предполагает соответствующий подход к международным отношениям. По большому счету, все внешнеполитические инициативы самого Дональда Трампа направлены исключительно на одно – на переизбрание в 2020 году. Как следствие, глава Белого Дома пытается выполнить данные им в 2016 году обещания, среди которых было и намерение прекратить бесконечные войны. Дональд Трамп хорошо понимает настроения американского населения, которое в значительной степени устало от функции "мирового полицейского", ответственного за решение всех без исключения кризисов и проблем в мире. Отсюда и желание вывести войска США из Сирии, которое может быть завершено уже до конца апреля 2019 года. А также активизация диалога с движением Талибан для подписания, возможно уже в июле 2019 года, мирного соглашения, которое позволит начать вывод четырнадцатитысячного контингента США из Афганистана. Все это в аккурат совпадает с началом предвыборной компании, в рамках которой Дональд Трамп сможет продать своему избирателю иллюзию завершения бесконечных войн на Ближнем Востоке.

Однако наилучше всего то, что Дональд Трамп скорее руководствуется соображениями популизма или интересами лоббистов, а не реализмом, показывает ситуация в Венесуэле и политика США по этому вопросу. Вашингтон не просто поддержал Хуана Гуайдо в качестве альтернативного лидера Венесуэлы. Речь уже зашла о возможной военной интервенции США для того, чтобы свергнуть режим Николаса Мадуро и способствовать демократическим преобразованиям в этой латиноамериканской стране. Именно таким сценарием Каракасу угрожают ключевые представители администрации Дональда Трампа, включая самого главу Белого Дома.

В этой ситуации заключен едва ли не самый очевидный парадокс – ведь получается, что 45-й президент США говорит о прекращении участия американских войск в ряде второстепенных конфликтов на Ближнем Востоке, чтобы в конце концов начать войну поближе к своим границам? При этом следует помнить, что возможная военная интервенция в Венесуэлу абсолютно не соответствует принципам так называемой доктрины Вайнбергера/Пауэлла, которая была сформирована в конце 1980-х годов. По сути, речь сейчас идет о том, чтобы уберечь США от повторения ошибок Вьетнамской войны. Анализ ситуации в Венесуэле и сопоставление ее с тезисами упомянутой доктрины действительно говорит о том, что вероятная военная операция является шагом нерациональным. Прежде всего потому, что, несмотря на всю тяжесть гуманитарной ситуации в Венесуэле, эта страна не угрожает физической безопасности или экономическому процветанию США. Зато американское военное вмешательство может делегитимизировать оппозицию и позволить Николасу Мадуро мобилизовать население страны для противодействия внешнему врагу. К угрозам же применения силы администрацию Дональда Трампа толкают активные лоббистские действия группы сенатора Марко Рубио, а также позиция Джона Болтона и Майка Пенса.

Поэтому можно констатировать, что разговоры о "принципиальном реализме" являются лишь попыткой придать хаотичной и ситуативно-обусловленной внешней политике администрации Дональда Трампа образ хотя бы какой-то системности и последовательности. Соответствующими действиями самого главы Белого Дома на международной арене управляют прежде всего внутриполитические расчеты, а не соображения, свойственные для политического реализма. И хотя 45-й глава США исповедует определенные принципы, которые приближают его к реалистам, однако речь идет скорее о чисто теоретических представлениях. На практике же получается парадокс - завершение одних конфликтов, которые далеки от идеалов политических реалистов, чтобы втянуться в другой, который с их точки зрения ровно в той же степени лишен смысла.

Специально для LIGA.net

Реклама
Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...