USD:  25.35  25.66   EUR:  29.59  30.18  

История одной кондитерской фабрики, или $200 млн раздора

27.01.2017 12:12
История одной кондитерской фабрики, или $200 млн раздора
Мария Бровинская
Почему Порошенко закрывает Липецкую фабрику
Топ-новость минувшей пятницы о закрытии Липецкой фабрики Roshen до сих пор витает в информационном пространстве, обрастая домыслами и версиями того, почему слепой траст и менеджмент компании (конечно, с согласия президента Петра Порошенко) решили законсервировать предприятие. Одни считают такой шаг "перемогой", поскольку сам президент теперь не зарабатывает в РФ. Другие ругают его за то, что он тянул с выходом целых три года. Третьи узрели в действиях менеджмента Roshen подготовку к очередной предвыборной кампании Порошенко. Еще одна версия - не хотят продавать. Так ли это на самом деле?

Читайте также: Партнер президента: Я Roshen делал "для себя", а не на продажу

Начнем с того, что Roshen в России прежде всего бизнес. Пусть и с привкусом политики в последние годы. И цена его - $200 млн. Управляет этим бизнесом Вячеслав Москалевский - жесткий и прагматичный менеджер, бизнес-партнер президента, не имеющий отношения к политике. До конфликта под началом Москалевского работало десять подразделений Roshen: пять кондитерских фабрик в Украине - две Винницкие, Киевская, Кременчугская и Мариупольская, три заграничных - российская кондфабрика в Липецке, а также фабрики в Венгрии и Литве. Кроме того, в ведении Москалевского масломолочный комбинат и племенной завод в Винницкой области. И на фоне новости о Липецке мало кто помнит, что это уже не первое решение Roshen о закрытии актива - несколько лет назад компания закрыла Мариупольскую фабрику, поскольку ее загрузка была минимальной, а месторасположение актива - довольно рискованным. Также по причине экономической неэффективности Москалевский отказался от развития фирменной розницы в Венгрии. И аргументация таких действий лежит в экономической плоскости: актив, не приносящий прибыли, - это балласт для компании в целом.

В случае с Липецком все несколько сложнее. Во-первых, как говорил Москалевский, фабрика не получает финансирования от центрального офиса и c 2014 года ее доходы не учитываются в общем обороте при анализе хозяйственной деятельности. Во-вторых, Липецк - актив довольно проблемный, ведь пристальное внимание к фабрике со стороны российских налоговиков и силовых структур не позволяет считать ее стабильной. С начала украинско-российского конфликта в 2013 году российские активы Roshen (а в РФ у корпорации работает три юрлица - фабрика АО ЛКФ Рошен, торговый офис ООО Рошен и логистический центр ООО РошенЦентр-Л) стали объектом пристального внимания федеральных налоговых органов. Российские активы корпорации пережили восемь налоговых проверок, и еще две проводятся сейчас. По результатам шести из них в Арбитражном суде до сих пор продолжаются разбирательства (№№ дел: А36-7151/2014, А36-1423/2015, А36-7720/2015, А36-142/2016, А36-9289/2015, А36-8976/2015).

Кроме того, за этот период на Roshen открыли два уголовных дела - №35028 и 201/404049-15. Первое дело - об использовании товарных знаков Ласточка и Певунья - закрыли в 2014 году ввиду отсутствия состава преступления. Второе дело касается якобы незаконного возмещения 180 млн рублей НДС с выполненных в 2012 году работ по строительству кондитерской фабрики и до сих пор расследуется (с марта 2015-го). Кроме того, работники Липецкой фабрики вспоминают два случая маски-шоу, устроенные силовиками (в марте 2014-го и апреле 2015-го).

При этом не секрет, что первое уголовное дело в 2013 году инициировали ближайшие конкуренты Roshen в России - холдинг Объединенные кондитеры, которые, вероятно, и присмотрели липецкий сладкий актив для собственных нужд.

Читайте также: Москалевский: Хочу сделать из магазинов Рошен кондитерские

В украинском офисе Roshen действия Объединенных кондитеров назвали рейдерством. Москалевский ситуацию описывал так: "Зачем покупать, если можно отжать?". А отжать фабрику пытались по достаточно классической схеме. Сначала втянули в хозяйственный спор, который Roshen проиграл (дело Ласточка-Певунья, по которому АО ЛКФ Рошен должна была заплатить АО Рот Фронт 212 млн рублей). Параллельно возбудили уголовное дело, в рамках которого были арестованы счета. А поскольку счета арестованы, движение средств заморожено, и выполнить решение суда по хозспору становится невозможно. И Объединенные кондитеры (куда входит Рот Фронт) попытались обратить взыскание на имущественный комплекс Липецкой фабрики Roshen.

А по второму уголовному делу, возбужденному в марте 2015 года, Следственный комитет РФ наложил арест на имущество Липецкой фабрики: основные объекты недвижимости (производственные цеха, склады сырья и готовой продукции) и земельные участки под ними, а Басманный суд Москвы продлевает его каждые три месяца. В решениях суда говорится, что арестованное имущество может эксплуатироваться фабрикой, однако оно не подлежит отчуждению. После ареста имущества все реальные потенциальные покупатели вышли из переговоров. Чтобы снять арест, фабрика даже оплатила необоснованные, как считают в компании, налоговые претензии, однако суд арест так и не снял.

Получается, продать фабрику нельзя - суд запретил. Что делать с бизнесом, который не продается? Экс-глава администрации президента Украины и его соратник Борис Ложкин заявлял, что Порошенко мог бы в таком случае подарить Roshen. А вице-спикер Верховной Рады Оксана Сыроид предложила и вовсе сжечь кондитерскую фабрику Roshen в Липецке, "чтобы развязать руки".

Теперь о заработках. Известно, что на Липецкой фабрике выпускалось около 50 ассортиментных позиций. По данным Москалевского, объем производства с 2013 года снизился втрое, но точных цифр он не называет. В отчете о финансовых результатах фабрики за 2014 год зафиксирован убыток более 407 млн рублей. Верите ли вы в то, что в 2015-2016 годах ситуация могла резко измениться?

Читайте также: Что строит слепой траст: 5 фактов о новой фабрике Roshen

Известно также, что в 2015-2016 годах с липецких активов выведено $72 млн дивидендов. Также есть информация о том, что ООО Рошен (торговое подразделение) в 2015 году было прибыльным, несмотря на то, что чистая прибыль предприятия снизилась до 686,9 млн рублей с 1,1 млрд рублей в 2014 году, а выручка-2015 составила 5,5 млрд рублей по сравнению с 7,988 млрд рублей годом ранее.

Наверняка, будь фабрика прибыльной, Roshen продолжал бы работать в РФ. А в той ситуации, которая есть, какой смысл с точки зрения бизнеса тащить за собой убыточный актив?

А если задаться вопросом о том, много ли украинских бизнесменов, работающих в РФ, согласились бы уничтожить, как советует Сыроид, или просто бросить, как говорил Ложкин, свой бизнес в угоду политической ситуации, думаю, положительных ответов будет ноль.

Не секрет, что в России работают Останкинский молокозавод владельца Милкиленда Анатолия Юркевича, компания Русские масла, входящая в Кернел Андрея Веревского, у кондитерской компании Конти Бориса Колесникова две действующие фабрики в Курской области. Активно работают в РФ и производители алкоголя. Например, алкогольный холдинг Global Spirits Евгения Черняка разливает водку на ЛВЗ Русский Север в Вологодской области, а в прошлом году, по данным СМИ, компания купила и завод Росток К в Подмосковье. Ближайший конкурент Global Spirits компания Баядера Групп Святослава Нечитайло в 2015 году купила Великоустюгский ЛВЗ в РФ, а компания Грибова и Кипиша Nemiroff в России работает на условиях ботлинга.

В прошлом году, после запрета украинского пива в РФ, на условиях лицензирования на московском заводе стали разливать продукцию компании Оболонь Александра Слободяна. Это далеко не полный список работающих в РФ украинских компаний. Но даже если их собственников спросить, готовы ли они оставить (бросить, подарить) свой бизнес там ради положительного общественного мнения, думаю, что положительных ответов мы не услышим. И не потому, что Юркевич, Колесников и кто-то другой не президент Украины. Просто сейчас покупателя на предприятие - что в Украине, что в России - не сыщешь днем с огнем: риски превышают инвестиционный интерес.

Печать
Материалы, публикуемые в разделе Мнения, отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационное агентство "ЛІГАБізнесІнформ"