USD:  26.97  27.36   EUR:  33.38  34.09  

Странности братской любви. Как Минск уходит от Москвы

19.12.2017 07:30
Странности братской любви. Как Минск уходит от Москвы
Игорь Тышкевич (Фото - facebook.com/Ihar.Tyshkevich)
Эксперт Игорь Тышкевич считает, что Беларусь постепенно, но неуклонно дистанцируется от путинской России и "русского мира"

Любить русский мир становится опасно

С ноября 2017 года вынесены приговоры трем наемникам, которые воевали против Украины в Донбассе, оглашен приговор священнику РПЦ, начинается суд над редакцией русского пропагандистского ресурса "Регнум", в государственных структурах, ответственных за информационную работу, прошла кадровая чистка, руководство страны на базе спецслужб пытается создать несколько мощных аналитических групп для оценки информационных, экономических и политических угроз.

Думаете, это про Украину? Нет - это происходит сегодня в Беларуси. При этом в официальной риторике, - как, впрочем, и все последние 20 лет, - остается тезис о связях с Российской Федерацией. На первый взгляд, парадоксальная ситуация, но, если внимательно отслеживать события на северо-западе от Киева, то, происходящее выглядит вполне логичным.

Предыстория, или Дружба, деньги и амбиции

Республика Беларусь воспринимается как ближайший союзник Российской Федерации. Оснований для этого достаточно - первые договоры об "интеграции с РФ" Лукашенко подписал еще в 1995 году. Позднее было даже создано так называемое "Союзное государство". С другой стороны, Беларусь несмотря на прямые просьбы Кремля, не признала Южную Осетию и Абхазию, а поступила, скорее, наоборот - интенсифицировала контакты и сотрудничество с Тбилиси. В 2014 году Минск аналогичным образом поступил в отношении Украины, пойдя даже дальше - понемногу развивая военно-техническое сотрудничество и создавая совместные предприятия, продукция которых поставляется ВСУ. Тот же Богдан (МАЗ) из Черкасс, сегодня оснащается китайскими двигателями (вместо российского ЯМЗ), завод по производству которых будет построен в Беларуси. Беларусь последовательно отказывалась и отказывается от размещения российских военных баз на своей территории, параллельно наращивая сотрудничество с КНР в выпуске новых образцов вооружения для своей армии. А само "союзное государство" осталось в состоянии такого себе клуба по интересам - громкие названия органов есть, а вот весь бюджет "государства" ограничивается десятком программ на общую сумму до 116,5 млн долларов (по текущему курсу), например, в 2016 году. О графиках интеграции, как, например, введение единой валюты (планировалось к 2008 году) давно забыли - вместо этого в 2015 году Минск провел денежную реформу.

Странные кульбиты, если не учитывать личность руководителя соседней страны. Александра Лукашенко не зря называют "диктатором" - он любит власть, а созданная им система управления государством, как минимум, авторитарна. В период правления Ельцина беларуский президент всерьез рассчитывал, объединив страны, занять кремлевский трон. С приходом Путина Лукашенко понял, что его планам конец, и несколько скорректировал политику. В Беларуси отношения с РФ вскоре окрестили "нефть в обмен на поцелуи" или "деньги в обмен на лозунги" - Минск много и красочно говорил о "братской дружбе", а Москва за это платила. При этом, если проанализировать подписанные после 2001 года соглашения, то конкретики в них достаточно мало - беларуская сторона сознательно выхолащивала тексты документов. Более подробно останавливаться на историческом аспекте не буду - это детально расписано в докладе Украинского Института Будущего "Беларусь: состояние, угрозы, возможности взаимодействия". Лучше перейдем к практике последних лет.

Когда дружить становится невыгодно

Как бы там ни было, но Беларусь остается в зависимом от Российской Федерации положении - в различные годы от 37 до 49% ее товарооборота приходилось на восточного соседа. Россия является фактическим монополистом по поставкам нефти, рынок этой страны - один из основных для беларуской промышленности и сельского хозяйства. В Минске понимают опасность такого "сотрудничества" - еще в 2010 году тогдашний министр экономики (а сегодня зам. главы администрации президента) говорил, что "Кризис последних лет показал, что одним партнером увлекаться нельзя, да и невыгодно". В том же году Беларусь всячески пыталась оттянуть вхождение в Таможенный Союз. "Помогли" России провокации на митинге протеста после президентских выборов, силовой разгон акции и, как результат, новые санкции ЕС и США. Тем не менее, на уровне государственных программ утверждены планы "уравновесить" влияние РФ в экономике. Поставленная цель - 30-35% рынки бывшего СССР, 30-35% - рынки ЕС и США, 30-35% - так называемая "дальняя дуга" - развивающиеся государства, которым беларуская продукция подходит по соотношению цена/качество. В роли тяжеловеса, который бы мог компенсировать российское влияние, выбран Китай, сотрудничество с которым является приоритетным для официального Минска.

В 2014 году процессы еще более ускорились. Лукашенко увидел демонстрацию того, что у РФ в погоне за "геополитическим влиянием" нет ограничений - от слова "совсем". Минск смог, благодаря своей позиции по отношению к Украине, наладить диалог со странами Запада, и получил (пока РФ увязла в войне в Донбассе и санкциях) возможности для осторожного маневра. Достаточно большая роль тут отводится Украине: Киев является одним из адвокатов беларуского режима перед странами ЕС, ее рынок может частично стать заменой российского. Инициативы последних полутора лет еще более важны. Украина предложила Беларуси:

  • проект переработки нефти на Мозырьском НПЗ, который разрушает монополию РФ на поставки нефти в Беларусь;
  • проект восстановления водного коридора Е-40 (по рекам от Балтики до Чёрного моря), создавающий возможности для транзита беларуских грузов.

Реализация даже этих двух планов меняет баланс сил в Беларуси, ослабляя позиции РФ. Тем не менее Лукашенко понимает, что мгновенный разворот на 180 градусов от Кремля грозит как минимум потерей власти по следующим причинам:

  • экономика Беларуси все еше зависима от РФ - на долю России приходится 41% беларуского экспорта;
  • в случае прямого конфликта Беларусь не может рассчитывать на масштабную дипломатическую и экономическую поддержку других государств - для ЕС и США Лукашенко "чужой", у Украины банально нет ресурсов, Китай пока еще не так масштабно вошел в Беларусь, чтобы играть роль самостоятельного сдерживающего Кремль фактора;
  • в информационном поле Беларусь открыта российскому влиянию. И тут речь идет не столько и не только о телеканалах, сколько о рамках восприятия, задаваемых российской культурой (поп-культура, сериалы, фильмы и т. д.)

В Минске видят эту проблему и пытаются ее решить, не привлекая лишнего внимания. В стране проходит достаточно масштабная смена кадров: начиная от сферы экономики и заканчивая силовым блоком. Это не первая и не последняя такая кампания, но всех их, кроме поиска профессиональных кадров, объединяет одна общая характеристика: излишне активные и самостоятельные "любители русского мира" постепенно выдавливаются из госаппарата. Не одномоментно (это может стать причиной вмешательства Кремля), а постепенно, отрасль за отраслью.

Стоит отметить, что авторитарный стиль правления Лукашенко сыграл тут с русскими злую шутку: в свое время РФ приветствовала репрессии против прозападной оппозиции, введение контроля над финансированием НПО и политических партий. Но когда это понадобилось, те же самые механизмы стали применяться в отношении получателей помощи от Россотрудничества, Фонда Горчакова и просто денег от российских олигархов. В результате в Беларуси не существует серьезной структурированной пророссийской политической силы. Более того, наиболее активные попытки создания таковых заканчивались уничтожением структур и посадкой инициаторов (естественно, с обвинениями, не связанными с политикой).

Второе направление - работа в информационном поле. Еще на рубеже 2015 года я отмечал, что в Беларуси фактически проводится стратегическая информационная операция. Власти постепенно смещали "маркеры идентичности" у населения, уводя их от "русского мира". Прямого противопоставления не было, играли тоньше: например, памятник "воителю, защитнику русского мира Александру Невскому", был поставлен по просьбе российской стороны. Но в Беларуси он называется "памятник Александру Невскому - мужу витебской княжны". То есть, нет воителя, а есть всего лишь удачно женившийся иностранец. Постепенно эти процессы набирали обороты и получили название "мягкой беларусизации", этот термин в конце концов применил по отношению к своей политике и сам Лукашенко на недавнем выступлении на ІІ Съезде ученых Беларуси. "Упрекают, что устроил мягкую беларусизацию! Мне что, германизацию устроить?" - заявил беларуский президент.

Беларусь хочет расстаться с Россией с минимальными конфликтами. Например, памятник "воителю, защитнику русского мира Александру Невскому" по просьбе российской стороны был поставлен, но он называется "памятник Александру Невскому - мужу витебской княжны". То есть, нет воителя, а есть всего лишь удачно женившийся иностранец.  

Кстати, несмотря на зависимость от российского информационного поля, работа власти в информационном поле приносит первые результаты. Так, согласно данным социологических опросов, проводимых в Беларуси как провластными, так и оппозиционными структурами, от 17 до 25% опрошенных (в зависимости от времени опроса) на вопрос "что вы будете делать, если РФ попытается аннексировать Беларусь либо ее часть с помощью силы?" выбирают ответ "сопротивляться с оружием в руках". Приветствовали бы такое развитие событий от 7 до 10% опрошенных. С другой стороны, эти данные нельзя идеализировать - по отношению к аннексии Крыма более половины беларусов считают действия РФ "оправданными" - намного меньше, чем в самой России, но все равно достаточно много, хотя процент таковых и уменьшается год от года.

Естественно, такие тенденции не слишком радуют Кремль, но пока не разрешен "украинский кризис" и нет перспектив простого выхода России из под санкций, силовой вариант слишком рискован. Изменение через внутренние политические процессы маловероятно, поскольку, как я уже отмечал выше, Кремлю в Беларуси, по большому счету, пока не на кого опереться. Остается путь, который и реализует Россия в последние годы:

  • влияние через свои информационные ресурсы;
  • попытки создания лояльных (и зачастую полумилитарных) формирований, в первую очередь, под крылом РПЦ;
  • провокации внутри самой Беларуси, направленные на раскачку ситуации и провокацию репрессий со стороны власти по отношению к оппозиции. Это, по замыслу организаторов, нарушит начавшийся процесс консолидации бывших противников в области защиты независимости и экономических преобразований, а так же может вызвать очередное ухудшение отношений с Западом;
  • провокации в информационном поле (и не только), направленные на срыв межгосударственных проектов, ослабляющих влияние РФ и на разрыв отношений Беларуси со странами, выступающими в роли "адвокатов Минска". В первую очередь это касается Украины, где за 2017 год в информационное поле было вброшено беспрецедентное число тем об "угрозе со стороны Беларуси". Закончилось все провокациями уже против граждан Украины.

Чем отвечает Минск

2017 год стал проблемным для Минска. На внутреннем поле неадекватная информационно-аналитическая работа части спецслужб привела:

  • к появлению "Дела Белого Легиона" - обвинению части правых активистов и их сторонников (в том числе в силовых органах Беларуси) в создании организованных групп с целью смещения существующей власти;
  • к проигрышу в информационном противостоянии по освещению учений "Запад-2017" на внешних рынках, в первую очередь, на украинском;
  • к неадекватной и запоздалой реакции на похищение Павла Гриба, отсутствие внятно озвученной позиции, а также к запоздалой реакции на утечку информации о задержании украинского журналиста.

РФ через свои медиа-каналы и через РПЦ организует информационную волну, направленную на срыв дистанцирования Минска от Москвы (в том числе напрямую обвиняя беларуские власти в "предательстве").

Все это сопровождается вялотекущими торговыми войнами.

Естественно, реакция Лукашенко должна была проявиться, и естественно, что по-настоящему действенные меры отличаются от громких заявлений по телевизору. Так совпало, что осень 2017 года стала временем "подсчета результатов".

Даже КГБ Беларуси в преддверии юбилея ведомства отличился новой экспозицией своего музея, где уже нет места "русскому миру", зато подробно рассказывается о героях антироссийских восстаний XIX века.  

"Дело Белого Легиона" было передано из КГБ в Следственный Комитет, где его и закрыли за "малозначимостью". В силовых структурах начались кадровые изменения. В частности, было отстранено от работы все руководство Оперативно-аналитического центра (ОАЦ) при президенте (спецслужба ответственная за информационную сферу и анализ угроз). Несколько дней назад ОАЦ возглавил выходец из Службы безопасности президента. Сама СБ так же получила нового начальника. О массовых кадровых изменениях в КГБ пока не сообщали, но передача резонансных дел другим ведомствам, усиление связки ОАЦ-СБ может свидетельствовать о постепенном переделе влияния среди силовиков. Сам же комитет в преддверии юбилея отличился новой экспозицией своего музея, где уже нет места "русскому миру", зато подробно рассказывается о героях антироссийских восстаний XIX века.

Эти ходы призваны изменить систему анализа информации, выработки алгоритмов действий. Одновременно посылаются сигналы совсем другого характера. В конце 2016 года были арестованы авторы российского ресурса "Регнум". Осенью 2017 года им были предъявлены обвинения в "разжигании межнациональной розни группой лиц" - это от 7 до 12 лет лишения свободы. Суд над ними начался 12 декабря.

Русской православной церкви также были посланы недвусмысленные сигналы:

  • осужден священник РПЦ, бывший духовник "Русского национального единства" - формально за хранение оружия, но в СМИ его называли не иначе как "батюшка со свастикой" благодаря большому тату на теле "отца";
  • был арестован и предан суду священник РПЦ из Петербурга. Обвинение... сутенерство - батюшку задержали во время облавы в борделе и выяснили, что он отправлял девочек "поработать" в РФ;
  • был задержан священник РПЦ за... сбыт фальшивых российских рублей.

Сигналы были правильно поняты клиром РПЦ - осенью Минская епархия отказала в проведении молебна участникам автопробега-крестного хода, который проводил НОД под эгидой той же самой Русской православной церкви. Беларуские священники отказ объяснили просто: "нам не по пути с теми, кто не признает самостоятельность нашего государства".

Следующий шаг, который напрашивался - преследование любителей "русского мира", которые воевали в Донбассе. Что и было сделано: если до 2017 года бывших боевиков судили по статьям, не связанным с войной (уклонение от алиментов, изнасилование) и отправляли лечиться от алкоголизма в ЛТП, то осенью подход изменился:

  • 26 сентября за наемничество был осужден на два года ограничения свободы боевик "ДНР" из города Поставы (он, правда, потом сбежал в Украину);
  • 16 ноября - осужден на ограничение свободы боевик "ДНР" из Речицы;
  • 14 декабря - два года колонии получил боевик "ЛНР" из Солигорска.

Кстати, из воевавших на стороне Украины тоже осуждены двое: боец по кличке "Террор Машина" за преступления, совершенные в Беларуси до начала войны в Украине, и боец Правого сектора, который умудрился приехать на Минский железнодорожный вокзал в бронежилете с пистолетом, гранатой и грамотой от "Правого Сектора". Парня, увы, осудили, но по статье за незаконное перемещение оружия. В 2017 году судов по добровольцам, воевавшим за Украину, не было.

Если подвести черту: процессы (извините, звучит двусмысленно) в Беларуси набирают обороты. А это значит, что с одной стороны в стране будут происходить интересные подвижки, с другой РФ будет всячески пытаться на них повлиять.

Как это стоит воспринимать в Украине? Спокойно и с пониманием, что Беларусь "и не друг, и не враг" - Минск решает свои собственные проблемы. Да, в списке задач страны-соседки ослабить влияние РФ, но в ее цели не входит эскалация конфликта на своей территории либо громогласное заявление о "европейском векторе развития". Не будет и демократизации - заигрывание с национальной идеей и демократические процедуры, как говорят в Одессе, таки две большие разницы. А Украине стоит следить за процессами, помогать им там, где интересы Беларуси совпадают с украинскими, и защищать свое в других областях.

Игорь Тышкевич
Украинский институт будущего

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Google+: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Печать
Материалы, публикуемые в разделе Мнения, отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационное агентство "ЛІГАБізнесІнформ"