Истории | На краю ночи. Как Киев праздновал Пасху: репортаж

На краю ночи. Как Киев праздновал Пасху: репортаж - Фото
Благодатный огонь для УПЦ (МП) в Лавру привезли чартером из Израиля (фото - news.church.ua)
19.04.2020, 17:38

В пасхальную ночь журналисты LIGA.net посетили семь православных храмов, чтобы понять: почему верующие не откликнулись на призывы власти сидеть дома

Киево-Печерская Лавра, УПЦ МП

20:00-23:00. Вечером в субботу в Киево-Печерскую Лавру, несмотря на закрытое авиасообщение, доставили благодатный огонь из Иерусалима. За ним чартером летал епископ УПЦ МП Виктор (Коцаба) и гендиректор Смарт-Холдинга Алексей Петрин. Один из главных спонсоров церкви и бенефициар холдинга Вадим Новинский в это время лечится в больнице от коронавируса.

Делегация УПЦ МП ждала лампадку в аэропорту Тель-Авива, чтобы не нарушать карантин Израиля. А вот карантин в Украине в МП отправили в игнор. Несмотря на вспышку коронавируса в Лавре, в Свято-Воскресенском храме решили раздавать огонь прихожанам. С призывом приходить за ним ко всем желающим обратился управделами МП митрополит Антоний (Паканич).

На деле встречать благодатный огонь в субботу вечером к Лавре пришли не больше сотни прихожан. В основном среднего возраста (пожилых не было), в масках или респираторах. Весь квартал был перекрыт патрульными машинами и обтянут лентами.

Читайте также: Страшная тайна Лавры: очищение коронавирусом

- Пусть бы вышел батюшка и прямо на улице всем огонь раздал, - вздыхает женщина в очереди.

В церковь пускают по одному: на каждого пешехода с лампадкой - один автомобиль со священниками из регионов, подъезжающий прямо ко входу. Очередь из прихожан выстроилась в зоне ожидания в 50 метрах от церкви. Полиция периодически призывает собравшихся держать дистанцию. Выходит так себе.

Мужчина средних лет с яркой желтой лампадкой возмущается:

- Вот объясните мне. Знакомый приехал из Европы, подписал бумагу о самоизоляции. У него в той же хате вместе с ним живет куча людей. Он сидит дома - вопросов нет. Но его братья ходят по селу, жена и мать ходят по селу. Это что за изоляция? Власть должна была их изолировать, как в Новых Санжарах. А теперь говорим, что благодатный огонь привезет нам коронавирус. Бред. Не государство, а 95 квартал.

- А вы сами не боитесь коронавируса?

- Не боимся. Сказать почему? Потому что мы с Богом. А тот, кто без Бога, пусть и боится - карантина и коронавируса. Но надо, чтобы Бог был в душе и сердце каждого человека.

Мы не боимся. Сказать почему? Потому что мы с Богом. А тот, кто без Бога, пусть и боится - карантина и коронавируса

Эта риторика не нова: с похожими словами еще неделю назад к прихожанам обращалось руководство УПЦ МП и Лавры. Теперь примерно у 120 священников Лавры подтвержден диагноз - коронавирус.

Уже несколько дней волонтеры Красного креста проводят температурный скрининг всех входящих и выходящих (по пропускам) из Киево-Печерской Лавры. Но в эту пасхальную ночь Лавра - на жестком карантине, любые контакты и перемещения запрещены.

Некоторые прихожане оставляют пакеты для священников под шлагбаумом. Возле главного входа шум:

- Да я вчера отсюда спокойно вышел через черный ход, чтобы поехать к девушке, а назад меня не пускают! - на повышенных тонах общается с полицией молодой священник в облачении (возможно, семинарист).

Детали происшествия: минуту назад полиция сняла его с забора - он пытался перелезть через него, чтобы попасть в Киево-Печерскую Лавру.

- Зачем полез через забор?

- Да я вчера вылазил... Вернее, не вылазил... Вчера открыты ворота были!

- Не кричите.

- Да потому что уже задолбали…

- Кто тебя задолбал?

- Я вчера вышел через черный ход. Я тут живу, я не могу домой зайти или что?

За весь вечер субботы на территорию монастыря полиция пропустила только несколько машин скорой помощи и съемочную группу телеканала Интер в сопровождении врача-эпидемиолога. В полной защитной экипировке - костюмах, респираторах, очках, перчатках - они приехали вести трансляцию пасхального богослужения. В три часа ночи на выходе из Лавры их встречали для дезинфекции и утилизации костюмов волонтеры Красного креста. А киевская аварийно-спасательная служба залила хлором место дезинфекции.

Читайте также: Вирус в УПЦ МП | Фанатизм, деньги и теории заговора. Почему Лавра стала эпицентром COVID-19

Благовещенский собор, УПЦ МП

23:00. У входа заняли позиции представители муниципальной охраны и Нацполиции. Их с десяток. На заборе объявление: "Служба без прихожан. Те, кто захотят исповедаться и причаститься, могут прийти после богослужения с 8:00 до 11:00. Но небольшими группами по пять-шесть человек". Народ начинает собираться.

Благовещенский собор - довольно молодой храм УПЦ МП, построен в нулевых. Ремонтные работы еще продолжаются, о чем напоминает бетонный забор по периметру. Однако постоянные прихожане здесь уже есть. Ближе к полуночи к дверям церкви подтягивается 40-50 человек. Часть верующих приходят с табуретками. Поэтому издалека все происходящее напоминает сходку рыбаков возле реки.

Непосредственно перед входом установлены две колонки, которые транслируют службу. Аудиотехника страшно хрипит, и чтобы хоть что-то услышать, нужно находиться максимально близко возле аппаратуры. Одного из прихожан явно не устраивает такой сценарий, и он решается испытать удачу и зайти в собор. Не получается: останавливает сотрудница храма.

Объясняет:

- Сегодня служба без прихожан. Однако ближе к двум часам начнется причастие, и мы будем запускать по одному-двум...

Полицейские ходят между верующими и делают замечания тем, кто не соблюдает дистанцию или снимает маску. В основном люди придерживаются правил, однако есть и исключения.

Один из верующих, мужчина лет за пятьдесят, сокращает дистанцию, обращается к нам:

- А вы ходите в церковь? Причащаетесь?

- Иногда. Не так часто, как хотелось бы.

- Таких как вы мы, верующие, называем захожанами.

Собеседника зовут Николай, он представился как преподаватель богословской школы и вообще – миссионер.

- Вот люди думают о коронавирусе, о возможном отеке легких. Но если бы они знали, что будут муки страшные, если не прийти и не причаститься! Если бы они это знали, то - приползли бы на коленях, - миссионерствует Николай.

Вот люди думают о коронавирусе, о возможном отеке легких. Но если бы они знали, что будут муки страшные, если не прийти и не причаститься! Если бы они это знали, то - приползли бы на коленях

В разговор вмешивается сотрудница полиции: требует соблюдать дистанцию. Беседу приходится прекратить.

Храм Николая Набережного, ПЦУ

За 15 минут до полуночи в церкви Николая Набережного (ПЦУ) на Подоле настежь распахнуты двери. Внутри – всего пять человек и полная тишина. Маски надеты как попало и не закрывают нос. Совсем без защиты – только женщина с лампадкой в руке. Никто не разговаривает. Люди спокойно ставят свечки, крестятся, задумчиво оглядываются по сторонам, улыбаются.

Суетится только мужчина в респираторе. Он жмется поближе к выходу, избегает пересекаться с кем-то на близком расстоянии, не выпускает из рук телефон. При попытке сделать шаг в его сторону делает два шага назад. Наконец вызывает такси и уезжает.

Пасхальное богослужение начинается ровно в полночь – с крестного хода вокруг храма. Священники выходят без масок и перчаток. Улыбаются и кивают четверым прихожанам, те кивают в ответ – как знакомые. После крестного хода священники и прихожане возвращаются в церковь.

Читайте также: "Встречаем Пасху в особых условиях". Епифаний поздравил украинцев - видео


Один из служителей просит: "Отойдите подальше от дверей. Чтобы полиция вас снаружи не увидела". На выходе из церкви дежурит полицейский патруль. К тем, кто выходит из церкви, полицейские не подходят, но смотрят настороженно. Чуть дальше в сквере собрались еще несколько полицейских – они патрулируют соседние церкви на Подоле. Курят и оживленно разговаривают. Слышится слово "бл..дь".

Флоровский монастырь, УПЦ МП

01:00. В сквере возле Флоровского монастыря (УПЦ МП) сидит нищая в хирургической маске и проверяет прохожих на дружелюбность традиционным: "Христос воскрес!" Тех, кто отвечает, просит пожертвовать денег. "Вы коронавируса не боитесь?" - пытаемся завязать разговор, подкрепленный двадцаткой. "Да нет… Вас как зовут? Пусть Казанская богоматерь даст вам здоровья и благополучия".

Во дворе монастыря в начале второго ночи бурлит жизнь. С выносного прилавка можно купить свечи, у входа толпятся человек 60. Они заглядывают в дверь храма, чтобы увидеть богослужение. Внутри – еще около десяти человек. Их количество контролируют двое полицейских на входе. Они пускают новых людей внутрь, только если из храма кто-то выходит.

Большинство пришедших во Флоровский монастырь - мужчины, процентов 90 – в масках. Дистанцию почти никто не соблюдает, но с соседями не разговаривают. Люди держат в руках свечки, молчат и отвечают только "Воистину воскрес", когда из храма доносится голос священника.

Через час ничего не меняется. Только к нищей в сквере подъехал мужчина в инвалидной коляске с пластиковым стаканчиком в руке. Они сидят близко и разговаривают. Женщина обращается к каждому, кто выходит из монастыря: "Христос воскрес!" Но денег больше не просит.

Владимирский собор, УПЦ КП

03:00. Праздничное богослужение совершает 91-летний почетный патриарх ПЦУ Филарет (Денисенко). Трудно сказать, к какой церковной юрисдикции ныне относится Владимирский собор. Формально все имущество Киевского патриархата (УПЦ КП) передано Православной церкви Украины еще в 2018 году. Однако в январе этого года Филарет отозвал свою подпись под этим постановлением.

Владимирский собор - это патриарший кафедральный собор, место служения Филарета.

Голос почетного патриарха летит из динамиков в ночной город. Зайдя внутрь, можно убедиться, что это не фонограмма – мятежный старец нараспев сам читает богослужебные тексты. Народу, по сегодняшним меркам, много. Две-три сотни. В храм пускают всех.

Полицейских возле входа тоже немало – во дворе припарковано несколько патрульных машин. Со стороны может показаться, что собор оцеплен. Однако если в других храмах правоохранители контролируют число людей в помещении и сами впускают-выпускают посетителей, то здесь почему-то держатся на расстоянии от входа.

Их роль сводится к тому, чтобы укоризненным взглядом провожать прихожан, которые продолжают прибывать – близится кульминационный момент: освящение продуктов. Создается впечатление, что полиция получила приказ: всех впускать, никого не выпускать. Потому что никто не выходит.

Это один из самых больших храмов Киева, он способен вместить в разы больше людей. Возможность сохранять дистанцию есть. И большинство прихожан стараются ее придерживаться. Все масках. Без маски только Филарет и несколько священников.

Публика очень разная: представители всех возрастов и социальных слоев. Разве что детей мало. Но и они есть. Ближе к утру плотность толпы у алтаря увеличивается: народ с корзинами подтягивается к амвону, чтобы притулить свою кошелку.

Две немолодых женщины – одна в шляпе, другая в платке, переговариваются:

- Я больше не могу, от этой маски я скоро в обморок грохнусь, - жалуется шляпа.

- Да сними ты ее, - советует платок.

Приближается утро. На лицах прислужников написана усталость: выдержать всенощную - это испытание даже для молодых людей. Движения патриарха уверенные. Может быть, уместно сказать: властные. Взмах кисти – и несколько человек становятся мокрыми с ног до головы. Взмах – и десятки улыбок озаряют лица. Всем хочется, чтобы святой водой их окропил главный старец. Дистанция не соблюдается.

В этот момент слева от алтаря происходит какое-то движение. Старик съехал на пол. Несколько женщин и парень склонились над ним. Пытаются поднять, усадить. "Не поднимайте, не поднимайте", - просит больной.

Он что-то быстро говорит. Молодой человек слушает, кивает, и производит реанимационные процедуры: поднимает ноги старика и держит их.

Так продолжается минут 15-20 до приезда скорой. "Все, меня можно увозить, - говорит старик. - Я уже причастился".

Читайте также: Церковь в смартфоне | "Мы часами сидим в ZOOM". Как коронавирус меняет УГКЦ: интервью со Святославом (Шевчуком)

Свято-Покровский собор и храм Рождества Христова, УПЦ МП

7:30. Оболонская набережная. Нам навстречу спешит женщина среднего возраста с дочерью. В руках - корзина.

- Христос Воскрес! Святят? - спрашиваем.

Несколько секунд женщина смотрит с подозрением.

- Да, святят у ворот, но внутрь не пускают, - отвечает и поспешно уходит.

Ворота большого Свято-Покровского собора (юрисдикция УПЦ МП) закрыты, но асфальт под ними мокрый – значит, только что святили. У входа двое полицейских в масках. Тут же тусуется мужчина в спортивном костюме с пакетом АТБ. Просвечиваются пасха и колбаски. Руки в одноразовых перчатках, на лице - маска.

- Видел, люди стояли ночью, святят, - говорит. - А сама церковь закрыта.

- Вам не страшно?

- Это, наверное, самое безопасное место сейчас. В супермаркетах, на рынках страшнее. А здесь - дистанцию держим.

Подходят еще двое:

- Христос Воскрес!

- Воистину!

Мужчина в спортивном костюме смеется. Говорит, собаку выгуливал, увидел - люди стоят, так тоже с корзиной пришел.

Откуда-то появляется журналистка 4 канала, направляется с микрофоном к церковным воротам, но человек по ту сторону говорить отказывается.

- О! Журналюги, - осуждающе фыркает женщина среднего возраста. - Не спится им. Публику надо чем-то развлекать!

Люди продолжают стекаться, образуется небольшая очередь. В воздухе чувствуется напряжение. Слышен шум листьев и воронье карканье. К восьми в очереди уже одиннадцать человек. Вот-вот в очередной раз должны открыть ворота и пускать по 5-7 человек. Какая-то женщина достает из сумки маску и со словами "по просьбам трудящихся" натягивает на себя.

Наконец священник подходит к воротам. Прихожане приближаются к батюшке по одному, отец кропит каждого несколько секунд, и люди поспешно ретируются.

На другом конце набережной - Церковь Рождества Христова (тоже УПЦ МП). В крохотном дворе находится отец Алексей в маске и шесть правоохранителей: патрульные и Нацгвардия. Прихожане двигаются быстро. Зашли - отец сразу посвятил водой, перекрестились, вышли. Никаких разговоров.

Когда поток прихожан иссякает, к отцу Алексею подходят полицейские и тоже просят благословения.


Последняя Пасха

Это была очень необычная пасхальная ночь. Молчаливая и даже суровая. У каждого прихожанина, рискнувшего отстоять ночную службу, был какой-то свой мотив. Иногда очень личный.

Я хотел увидеть Пасху. У меня онкология. Простите, что я вам об этом рассказываю. Возможно, для меня последняя. И вообще – последняя прогулка

Во Владимирском соборе, опираясь рукой о спинку деревянной лавки, всю ночь простоял мужчина в очках с толстыми стеклами. Одет старомодно: плащ, галстук. Похож на советского преподавателя, хотя и не совсем старик. Когда богослужение закончилось, уходить не торопился.

Поглядывал на то, как медики оказывают помощь старику. Суета вокруг больного стала поводом завязать разговор:

- Вы не боитесь заболеть? – задали мы стандартный вопрос.

Говорить сквозь маску некомфортно, поэтому он стянул ее на подбородок:

- Я хотел увидеть Пасху.

- Но ведь это не последняя Пасха…

- У меня онкология. Простите, что я вам об этом рассказываю. Возможно, для меня последняя. И вообще – последняя прогулка.

Читайте также: Религия онлайн | Песах, Пасха, Рамадан. Как церкви и общины в Украине уходят на карантин

Ірина Андрейців

редакторка LIGA.Life
Тамара Балаева

специальный корреспондент LIGA.net
Валерия Кондратова

специальный корреспондент Liga.net
Юрий Смирнов

специальный корреспондент LIGA.net
Дмитрий Фионик

редактор LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
New business manager / New business director
Киев Ketchup Loyalty Eastern Europe
Керівник складу IT
Киев ЛІГА, Група компаній
Системний адміністратор (DevOps)
Киев ЛІГА, Група компаній
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости