UA

Разбор | "Трибунал для Путина". Как в Украине фиксируют преступления России и будут ли приговоры

Сотни новых захоронений на кладбище в Ирпене (коллаж – Елена Сошкина/LIGA.net)
19.04.2022, 17:33

Доказать в Гааге, что Россия совершает геноцид, будет непросто. Юристы советуют сделать упор на агрессию и военные преступления. Объясняем, почему

Верховная Рада 14 апреля признала зверства России геноцидом украинского народа. За два дня до этого президент США Джо Байден впервые назвал действия Путина геноцидом, впоследствии подобные заявления сделали другие чиновники.

Определить на самом высоком юридическом уровне, действительно ли Россия совершает геноцид в Украине, может Международный уголовный суд. Для этого нужно доказать, что российские власти целенаправленно уничтожают украинскую нацию. Как фиксируются международные преступления РФ и кто их расследует – разбор LIGA.net.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

ГЕНОЦИД, АГРЕССИЯ, ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ: ЧТО ЛЕГЧЕ ДОКАЗАТЬ

Во Львове на фасаде дома по улице Театральной, 6 среди ярких вывесок магазинов висит большая полупрозрачная табличка. Ее установили пять лет назад как память о юристе Герше Лаутерпахте: это благодаря ему появилось понятие "преступления против человечности". Он родился в Жовкве недалеко от Львова и учился во Львовском университете. Там же изучал право Рафал Лемкин – автор термина "геноцид".

Истории этих двух юристов привели во Львов британского юриста Филиппа Сэндса, который написал об их жизни, городе и изменениях в международном праве книгу "Восточно-Западная улица. Возвращение во Львов". Дома ее хранит юрист Иван Городиский, помогавший Сэндсу. Его львовский офис – в 10 минутах пешей прогулки от дома с памятной доской.

СПРАВКА. Перечень международных преступлений приведен в статье 6 устава Нюрнбергского военного трибунала и включает: преступления против мира, состоящие из вынашивания планов подготовки и разрешения агрессивных войн; преступления против человечества; военные преступления; все остальные приравненные к ним противоправные деяния (геноцид).

"Преступление агрессии в нашем случае бесспорно: Россия напала на Украину, – объясняет LIGA.net Иван Городиский. – Военные преступления совершают во время вооруженного конфликта с особой жестокостью. Это изнасилование, пытки, убийство, мародерство – то, что мы видели в Буче, Гостомеле, Ирпене, Бородянке. Отрицать их тоже невозможно".

Преступления против человечности от военных отличает системность, продолжает юрист – для их признания нужно доказать, что был приказ руководства именно о таком поведении русской армии, ее поощрении.

Геноцид определяется как физическое уничтожение определенной группы по расовому, этническому, религиозному или национальному признаку. Действия, которые могут свидетельствовать о геноциде – убийства, тяжкие телесные и психические повреждения, создание условий для уничтожения группы, насильственный вывоз детей. И даже при наличии этих признаков нужно доказывать умысел уничтожить группу.

"Неофициально так называют любое преступление, поражающее жестокостью, – говорит Городиский. – Однако с юридической точки зрения нельзя говорить о геноциде Бучи, потому что ее население – не отдельная группа с точки зрения Конвенции против геноцида. Даже если мы увидим похожую картину в Мариуполе, все равно нужно будет доказывать, что это геноцид".

"Для доказательства геноцида не имеет значения, скольких людей убили. Важнейшим является намерение, – объясняет Городиский. – Для этого нужны доказательства, что российские власти целенаправленно уничтожают украинскую нацию".

Процесс доказывания геноцида в суде может длиться десятилетиями. При этом ни Голодомор, ни репрессии советской власти против Украины не станут доказательством, хотя демонстрируют продолжительность попыток уничтожить нацию.

Так же сложно доказать, что публикации в кремлевском РИА Новости подтверждают это намерение. Последняя из них от 3 апреля – о том, "что Россия должна делать с Украиной", призывает "деукраинизировать" Украину.

"Несмотря на ужасные слова, в статье нет прямого призыва к физическому уничтожению, – объясняет Городиский. – Однозначно от российских пропагандистов есть призывы к совершению военных преступлений, но об этом не говорят прямо. Сейчас кажется более возможным доказать роль, например, Скабеевой или Соловьева в совершении преступления злости".

Читайте также: Резников о зверствах россиян под Киевом: Неудачный блицкриг завершится удачным Нюрнбергом

МЕЖДУНАРОДНЫЕ СУДЫ ДЛЯ ПУТИНА

Чтобы привлечь к ответственности руководство России и получить репарации, Украина должна доказать вину РФ в международных судах. Ее преступления в Украине фиксируют с 2014 года, однако работа и государственных структур, и правозащитных организаций в этом направлении несколько изменилась.

"Принять решение на международном уровне можно по пяти направлениям. Это позволит получить доступ к замороженным средствам России. И справедливости", – говорит LIGA.net Александра Романцова, исполнительный директор Центра гражданских свобод (ЦОС). Это одна из более чем 20 организаций, создавших инициативу "Разорвать круг безнаказанности за военные преступления России". Сокращенно – "Трибунал для Путина".

Пять направлений – это Международный уголовный суд, Международный суд ООН, ЕСПЧ, ОБСЕ и Европейский парламент. Две последние структуры важны из-за санкций против России и миссии на территории Украины. Решения ЕСПЧ легитимны до завершения процедуры выхода России из Совета Европы и могут повлиять на установление денежных компенсаций для Украины.

Непосредственно на привлечение РФ к ответственности оказывают влияние Международный уголовный суд (МУС) и Международный суд ООН.

МУС будет определять персональную ответственность руководства России за военные преступления, преступления против человечности и геноцид. Сейчас это главный механизм наказания чиновников из Кремля. Ни Украина, ни Россия не ратифицировали Римский устав. Однако в Украине последовали другой процедуре: в 2015 году ВР приняла постановление, признающее юрисдикцию МКС относительно преступлений против человечности и военных преступлений РФ.

"Сейчас мы тоже видим уникальную ситуацию, – говорит Романцова. – Обычно МУС начинает расследование уже после завершения конфликта, однако в Украине прокуроры суда работают уже сегодня".

Преступление агрессии против страны рассматривает Международный суд ООН. 16 марта он вынес решение в пользу Украины и приказал России прекратить войну. Однако Россия решение проигнорировала. Александра Романцова считает, что это может стать поводом для лишения России права вето в Совбезе ООН, чтобы тот проголосовал за создание отдельного трибунала.

ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕ ИМЕЮТ СРОКА ДАВНОСТИ

28 февраля в МУС объявили о начале расследования преступлений, совершенных РФ в Украине. В Украину прибыл прокурор МУС Карим Хан, несколько дней назад он посетил Бучу для сбора улик.

"Трибунал для Путина". Как в Украине фиксируют преступления России и будут ли приговоры

"Трибунал для Путина". Как в Украине фиксируют преступления России и будут ли приговоры

Международные суды работают не с каждым отдельным кейсом, а с системными преступлениями и наиболее ужасающими случаями. Именно на доказательстве системности сосредоточены и правозащитники, и государственные органы.

Чтобы передать кейс преступления в суд в Гааге, его нужно зафиксировать и задокументировать. Сначала собирают информацию от свидетелей (первичный опрос) или из открытых источников. Если есть возможность, выезжают на место преступления. Вторичный опрос для документирования проводят по протоколу Беркли. Этому учат волонтеров, работающих на деоккупированных территориях или онлайн.

"У этих преступлений нет срока давности, но люди со временем теряют память. Травматические воспоминания могут замещаться. С другой стороны, не стоит людей травмировать, когда они не готовы говорить о пережитом", – считает Александра Романцова.

Поэтому она советует свидетелям самостоятельно, не мешкая, зафиксировать детали – имена, даты, особые приметы. Можно записать свой рассказ на видео и отправить правозащитникам. Правозащитные организации формируют базы показаний, которыми потом делятся между собой и с государственными органами, Офисом генпрокурора – на это у опрашиваемых получают отдельное разрешение.

Офис генпрокурора напрямую работает с МУС, через Министерство иностранных дел коммуницирует по делу в Международном суде ООН, через Министерство юстиции – с Европейским судом по правам человека.

После 24 февраля начался новый этап в работе офиса, объясняет LIGA.net прокурор Валерия Мельник. Ранее преступлениями РФ, совершенными в условиях вооруженного конфликта с 2014 года, занимался отдельный департамент. Теперь же есть одно магистральное дело, которое одновременно ведут несколько департаментов и прокуроры из разных регионов.

"Раньше у нас часто не было доступа к месту преступления, теперь же наиболее активная работа начинается после деоккупации", – говорит Мельник.

Документированием занимаются специальные следственно-оперативные группы, включающие военное командование, правоохранителей, представителей ГСЧС, саперов, криминалистов, судмедэкспертов.

Сообщения о преступлении фиксируют и через мессенджеры, платформу warcrimes.gov.ua, где уже есть 27 000 фото и видео. Так же получают информацию с временно оккупированных территорий. Сообщения распределяют по регионам в областные прокуратуры, где регистрируют уголовное производство или приобщают к имеющемуся.

18 апреля Офис генерального прокурора сообщил о регистрации 7130 преступлений агрессии и военных преступлений и 3235 преступлений против национальной безопасности. Наиболее распространены нападения на гражданские объекты, умышленные убийства, захват заложников, использование запрещенного оружия.

"Трибунал для Путина". Как в Украине фиксируют преступления России и будут ли приговоры

Валерия Мельник говорит, что это примерная статистика, ведь доступа ко всем местам совершения преступлений пока нет. Также сложно зарегистрировать изнасилование, потому что пережившие его часто не готовы говорить.

Правозащитники говорят о нарушении 25 пунктов Римского устава.

"Для России военные преступления действительно являются стратегией ведения войны. Они хотят сеять страх и панику в Украине. Раньше то же мы видели в Грузии, например", – напоминает Александра Романцова.

По ее мнению, наиболее достоверно доказанными в международных судах преступлениями могут стать бомбардировки роддома в Мариуполе, обстрел ТЭЦ в Киеве, убийства в Буче, содержание людей в подвале в Ягодном, и, возможно, доведение до голода из-за блокирования гуманитарных грузов.

"К сожалению, в войне не все смерти и действия незаконны, – констатирует Романцова. – Хотя я думаю, что вся война незаконна. Но что-то будет считаться преступлением, а что-то, к сожалению, сопутствующими потерями".

Иван Городиский считает, что из-за сложности доказывания геноцида следует сконцентрироваться на военных преступлениях. Это невозможно отрицать. И уже с этого фундамента двигаться дальше – к преступлениям, которые доказать сложнее. По крайней мере, пока нет неопровержимых доказательств системности и приказов.

Понятия преступления против человечности в украинском законодательстве отсутствует. В Офисе генерального прокурора работают над доказательством геноцида. Открытое досудебное расследование по ч.1 ст. 442 УК, в котором в настоящее время имеется более 100 случаев преступлений вооруженных сил РФ. К уголовному производству приобщены статьи, книги, выступления чиновников России, которые могут засвидетельствовать намерение уничтожить украинскую нацию.

"Доказать преступление геноцида очень сложно именно из-за доказывания намерения, – признает Мельник. – Судебная практика показывает, что намерение можно доказать, когда у государства есть план или длительная систематическая политика по уничтожению группы. Еще очень многое нужно сделать. Но это может дать результат" .

42 страны уже подали в МУС иск к России из-за войны в Украине. Офис генпрокурора подписал меморандумы о сотрудничестве с девятью странами, открывшими собственные расследования. Формируют совместные следственные группы для обмена информацией и упрощения бюрократических процедур – например, получение показаний от беженцев.

Это уникальная по масштабам ситуация, говорит Мельник.

Над доказательством вины и привлечением к ответственности высшего политического руководства России будет работать МУС. Украинские суды займутся наказанием мелких исполнителей. Предстоит доказать преступление каждого отдельного комбатанта, а не просто его подразделения.

"Это сложный процесс, но реальный, – считает прокурор Валерия Мельник. – Удалось же устанавливать вину преступников в бывшей Югославии. А нам могут помочь и технологии. Например, на многих частных домах в Киевской области установлены камеры наблюдения, известно, кто отправлял награбленное почтой" из Беларуси. Нагрузка на суды будет очень большой".

ПЕРЕЗАГРУЗИТЬ МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТРУКТУРЫ

Юрист Иван Городиский отмечает, что привлечь Россию к ответственности очень сложно. Для создания отдельного трибунала нужно решение ООН, которое, по всей вероятности, заблокирует сама Россия.

"Это не значит, что виновные не будут наказаны, – говорит он. – Благодаря концепции универсальной юрисдикции любое государство может привлечь к ответственности виновных в совершении международных преступлений. Уже более 40 стран признали свою юрисдикцию в отношении преступлений, совершаемых в Украине. То есть на их территории могут задерживать и судить виновных.

Путина и окружение могут признать виновными в совершении международных преступлений, однако маловероятно, что они будут привлечены к ответственности, считает юрист. Это возможно скорее для офицеров и комбатантов.

"Международное правосудие – это очень долгий процесс. По моим оптимистичным прогнозам, создание спецтрибунала будет длиться по меньшей мере год, привлечение к ответственности всех причастных – десятилетиями", – объясняет Городиский.

Романцова, напротив, считает, что процесс можно ускорить – прокурор МУС уже в Украине, хотя война еще продолжается: "Ни в одном документе не зафиксировано, что право вето в Совбезе ООН получает от СССР именно Россия. Украина сейчас может дать толчок для пересмотра всех международных структур – иначе они не имеют смысла, они не работают".

Недостатки международной системы безопасности стали заметны еще до 2014 года. Война стала очередным доказательством необходимости перемен. Основа проблем была заложена еще в 1945 году, когда систему безопасности вокруг ООН сформировали на основе консенсуса России, Китая, США, Франции и Великобритании. И любая трансформация невозможна без их согласия.

"Мы входим в кризис. Я не верю в переформатирование международной системы в ближайшее время, – говорит Городиский. – Президент Украины может выступать с самыми жесткими и правильными речами в ООН, но это не значит, что завтра начнутся изменения. Следует работать в рамках действующего механизма, каким бы неповоротливым он ни был".

Юрист считает, что в системе международной безопасности есть три недостатка: отсутствует механизм привлечения к ответственности постоянных членов Совбеза ООН, слабые механизмы индивидуальной ответственности в уголовном праве и неэффективные международные гуманитарные и миротворческие миссии.

"Фактически России противодействуют отдельные государства и межгосударственные образования, а не система в целом. Бюрократические механизмы не срабатывают, – говорит Городиский. – Система не работает. И с этим нужно что-то делать".

Читайте также: Репортаж | "Обстрелы многоэтажек – просто так были, нагнать страха". Жизнь деблокированного Чернигова

Оксана Расулова для LIGA.net

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости