UA

Спецпроект | ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в
Как кооперация спецслужб и общества спасла миллионы жизней (Коллаж – Дмитрий Кругликов/LIGA.net)
10.01.2022, 07:00

США, Германия, Польша, Южная Корея и Эстония: еще недавно их спецслужбы убивали и бросали в тюрьмы людей, а теперь служат обществу. Как они смогли

Всего 50 лет назад спецслужбы США устраивали массовые слежки за своими гражданами и тайно хранили запрещенные биологические яды, а Штази в ГДР тысячами убивала людей в тюрьмах и забивала свои подвалы миллионами досье на "врагов народа".

Сегодня органы безопасности США и Германии ставят в пример поставторитарным странам. Их истории успеха – это результат кооперации спецслужб и общества. Совместные усилия позволили сломать старую карательную систему и уберечь миллионы жизней от репрессий. Реформы спасают не только гражданских, но и агентов спецслужб, которые часто сами становились жертвами режимов.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

Одна из самых сложных задач для демократических стран, которые раньше пользовались "услугами" своих засекреченных монстров, - это вернуть доверие граждан к спецслужбам, говорит LIGA.net представитель Службы внутренней безопасности Эстонии Юрген Клемм.

"Ухудшение общественного доверия к государству и его институтам представляет собой угрозу демократии", – считает Клемм.

К реформе подходит и Служба безопасности Украины – этого требуют партнеры. Международная группа из представителей ЕС, НАТО и США в ноябре призвала Раду принять новый закон об СБУ "без всяких промедлений". Он должен установить гражданский и парламентский контроль над спецслужбой и забрать у нее лишние полномочия.

Новая история LIGA.net - о том, как реформы в США, Германии, Польше, Южной Корее и Эстонии превратили их спецслужбы в "золотой стандарт" и почему даже в образцовых государствах всегда есть, над чем работать.

Первый текст из этого цикла: Спецпроект | Оружие диктаторов. Как отсутствие контроля превращает спецслужбы в инструмент зла

США. МАССОВАЯ СЛЕЖКА И ЯДЫ В ЦРУ

Из США пошла реформаторская волна, захлестнувшая весь мир спецслужб. А началось все с Уотергейтского скандала, связанного с незаконной прослушкой кандидата в президенты Джорджа Макговерна в отеле "Уотергейт". Он привел к досрочной отставке президента Ричарда Никсона – первой и единственной в истории США.

"Откровения сенатора Фрэнка Черча (возглавлял комиссию сената США, которая расследовала незаконные операции спецслужбы) в 1975 году послужили толчком к демократическим реформам", – говорит LIGA.net профессор Высшей школы Военно-морских сил США Джеймс Вирц.

Уотергейт и крайняя непопулярность войны во Вьетнаме вывели на улицы сотни тысяч протестующих. Массовые демонстрации вынудили разведсообщество обратить внимание на граждан, рассказывает LIGA.net Норман Бэйли, экс-сотрудник Управления директора национальной разведки США и бывший старший директор по международным связям Совета нацбезопасности Белого дома.

"При этом разведсообщество в большей степени ориентировались на то, чтобы угодить правящей группе, а не на строгое соблюдение честного анализа информации, доступной ЦРУ", – рассказывает Бэйли.

Масштабы антивоенных протестов ошеломили руководство США. "Как страна была одержима Вьетнамом, так и Белый дом был потрясен волной внутреннего протеста", – говорится в отчете Черча.

Летом 1970-го Никсон вызвал к себе представителей спецслужб. Он поручил собрать информацию о диссидентах и определить, "подвергались ли они иностранному влиянию".

Никсону подготовили доклад, предложив несколько вариантов действий: от безобидных мер к протестующим до открытого нарушения законов. Его помощник Том Хьюстон рекомендовал крайние меры. Президент одобрил "план Хьюстона" и отправил его на реализацию.

"Некоторые положения плана были явно неконституционными, другие нарушили федеральные законы… План Хьюстона позволил бы властям дотянуться до каждого почтового ящика, колледжа, телефона и дома", – отмечал сенатор Черч.

Через пять дней Никсон отменил "план Хьюстона" по настоянию ФБР и генпрокуратуры. Но спецслужбы проигнорировали отмену указа.

"Они продолжили ту же практику… Решение президента не имело значения. План Хьюстона – всего лишь один эпизод беззакония в непрерывных усилиях спецслужб установить расширенное наблюдение внутри страны и за рубежом", – отмечается в отчете комиссии.

Впоследствии комиссия Черча обнаружила, что разведка намеренно вводила в заблуждение власти, чтобы получить "добро" на масштабную слежку. А почту американцев незаконно вскрывали задолго до того, как попросили разрешения у президента – как минимум с 1955 года.

Кульминацией стала операция ХАОС – внутренний шпионский проект ЦРУ, который продолжался семь лет (1967-1974). Сначала спецслужбы следили за американцами, которые выезжали за границу, затем проект расширили до создания сети информаторов и проникновения в антивоенные, левые или контркультурные группы – к "черным пантерам" и феминисткам. ХАОС дал ЦРУ полные профайлы на 7200 американцев и определенные данные на 300 000 гражданских и 1000 групп.

В 1975-м выяснилось, что в ЦРУ хранили смертоносные биологические яды, несмотря на то, что пятью годами ранее им приказали уничтожить их в рамках международных обязательств США. Этот факт всплыл во время расследования возможной причастности США к "деятельности, которая привела к убийству иностранных политлидеров".

ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

Устав от постоянных скандалов, Конгресс начал грандиозную реформу, которая навсегда изменила стандарты работы не только американских, но и мировых спецслужб. Законодатели приняли закон, которым установили жесткий надзор за спецслужбами и создали постоянный Комитет по вопросам разведки.

Его задача – следить за деятельностью всех американских спецслужб и оценивать их с точки зрения законности, эффективности и целесообразности. Спецоперации оцениваются не только после их проведения, но во время реализации и даже при планировании. В этом помогают Исследовательская служба Конгресса и Счетная палата.

Также появилась должность генерального инспектора. Их прикомандировали ко всем основным разведорганам. Сегодня генинспектор ЦРУ входит в штат сотрудников и формально подчинен директору, но кандидатов на должность назначает президент, а утверждает Сенат. Его основная задача – контролировать расход средств, выявлять коррупцию, неэффективные траты и прочее. О результатах он информирует директора ЦРУ, Конгресс и генпрокурора.

Сегодня дела в сфере надзора над спецслужбами идут неплохо, говорит LIGA.net Вирц, "но всегда есть над чем работать".

Яркий пример, рассказывает он - отчет 2003 года американской разведки о ядерном потенциале Ирана. Заключение разведки расходилось с официальной позицией Белого дома. Это вызвало дискуссию, поскольку на тот момент США уже имели опыт с Ираком, в который ввели войска, опираясь на "шаткие" данные о наличии там ядерного оружия.

По мнению Вирца, есть ряд факторов, которые позволили спецслужбам США и их отношениям с обществом стать образцом для всего мира. Во-первых, у них есть прочная связь с академическим сообществом.

"Во время Второй мировой войны правительство США обратилось за помощью к университетам, и эти отношения продолжились и после. Сегодня ученые постоянно курсируют между разведагентствами и университетами. Это способствует обмену идеями и помогает воспитывать ученых, исследующих тему разведки", – говорит Вирц.

Во-вторых, у спецслужб США все же нет глобального разлома с гражданским обществом: "Население США, в отличие от украинского, не подвергалась массовому давлению со стороны условного КГБ".

В-третьих, советская тайная полиция КГБ никогда масштабно не анализировала свою деятельность – это была история о "шпионаже, убийствах и тайных действиях". У нее не было стимулов для сотрудничества и информирования общественности о происходящем. А у секретных служб США такой стимул, безусловно, есть.

ГЕРМАНИЯ. МАНИАКАЛЬНАЯ ШТАЗИ И "ТИХИЙ ТЕРРОР"

Германия – образцовое демократическое государство с одной из лучших систем парламентского контроля над спецслужбами.

Но еще до 1990 года восточная часть страны контролировалась СССР, что отразилось на их спецслужбе. Мингосбезопасности ГДР – Штази – одна из самых маниакальных спецслужб в истории.

С 1950 года по 1989-й через тюрьмы Штази прошли несколько сотен тысяч человек, погибли 25 000, говорит LIGA.net профессор Энтони Глис из Букингемского университета, автор книг о немецких спецслужбах. Официально 170 человек казнили за "политические преступления". 

В целом же с 1945 года в Восточной Германии в результате коммунистической политики погибли 200 000 жителей ГДР – это 1% населения. Подходы Штази к работе Глис описывает цитатой несменного главы Штази Эриха Мильке о "предателях" и "двойных агентах": "Они свиньи. Казнить их. Без законов, суда и следствия".

"Целью Штази было создание государства тайной полиции, чтобы запереть восточных немцев в секретной системе террора и подчинения", – объясняет Глис.

Им удалось. Штази обладала неограниченными полномочиями и контролировала все, подавляя любое инакомыслие. Людей арестовывали даже за самую осторожную критику власти.

Штази превышала по численности любые западные спецслужбы. В 1989 году, говорит Глис, в МГБ ГДР работали 90 000 офицеров и 170 000 агентов-информаторов. Один офицер Штази приходился на 180 граждан ГДР. Это превышало число агентов в нацистской Германии, уточняет он: "В 1938 году на каждых 13 500 граждан приходился один офицер гестапо".

"Неважной информации не существует", – гласил один из девизов МГБ.

ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

Маниакальность привела к тому, что у Штази имелась коллекция банок с запахами диссидентов. Их распечатывали, чтобы искать "врагов народа" с помощью собак. Архивы Штази содержали миллионы досье. Полки с документами в подвалах спецслужбы протянулись на 100 км, не считая электронных носителей, магнитофонных записей, миллионы фото и десятки тысяч мешков с разорванными в последние дни документами.

Эти документы восстанавливают до сих пор.

За время существования Штази собрало досье практически на каждого гражданина ГДР, а также интересовавших их иностранцев. 

МГБ ГДР было создано под контролем Кремля, но их методы работы иногда превосходили КГБ. Офицеров Штази внедрили на все крупные предприятия – чем важнее организация, тем пристальнее было наблюдение. В каждом многоквартирном доме один из арендаторов был их агентом. Осведомители были в школах, университетах и больницах. Информаторами становились те, кто часто контактировал с общественностью: кондукторы, дворники, врачи, учителя и прочие.

Полученная информация использовалась для дискредитации или шантажа диссидентов. К ним МГБ ГДР применяло не только жесткие репрессии. Агенты также психологически давили на жертв. Этот метод "работы" спецслужб называется "декомпозицией личности".

Особенно активно "тихий террор" использовался в 1970-80-х, когда ГДР пыталась показать цивилизованное лицо для Запада. Шпионы проникали в жизнь преследуемых: запускали клеветнические кампании, разрушая их карьеру и личные отношения. Задачей было не арестовать человека, а подавить его и парализовать. Например, иногда шпионы вламывались в дома к людям и специально оставляли следы своего присутствия: передвигали мебель, крали какие-то предметы или, наоборот, оставляли.

Этот метод широко использовался, когда открытое преследование было невозможно. Репрессии всемирно известных диссидентов вызвали бы негативную реакцию на Западе. "Декомпозицию" было легко отрицать, поэтому она получила самое широкое применения. Этот метод оставлял глубокие психологические травмы на очень долгое время.

ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

Конечно, в Штази не отказывались и от классических репрессий. Хоэншенхаузен (Hohenschonhausen) – бывшая главная политическая тюрьма Штази, а теперь музей. Там сидели в основном те, кто пытался тайно покинуть страну, но также были и политзаключенные.

Это место было важной частью системы угнетения ГДР. Там применялись пытки и физическое насилие. Людей лишали сна, полностью изолировали, угрожали семьям, использовали камеры, которые наполнялись водой, чтобы заключенный не мог сидеть или спать.

Но как только Берлинская стена пала, а Германия объединилась, ей достаточно быстро удалось распрощаться с наследием этой спецслужбы. Помогли реформы по западногерманскому образцу.

ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

"Штази полностью распустили, а структуры полиции, армии и разведки были созданы с нуля в соответствии с принципами, законами и моделями Западной Германии, – объясняет LIGA.net эксперт по спецслужбам, научный сотрудник Университета в Софии Кристофер Неринг. 

Немецкая модель малоприменима к другим странам, считает он. Германии удалось легко адаптировать восточную часть к новым правилам, поскольку они давно и успешно работали в западной. По словам Неринга, ближайшая страна, которой подойдет этот опыт, – Корея.

Но роспуск Штази, открытие ее архивов и преобразование в демократическую службу – могут стать примером и для других. Например, в Германии приняли закон, который запрещал работникам Штази устраиваться в обновленные спецслужбы.

"Трансформация прошла успешно, хотя и не без ошибок", – считает Неринг.

Сегодня там один из лучших механизмов контроля спецслужб. Немецкие законодатели имеют обширные полномочия по наблюдению за спецслужбами. Для этого есть специальная парламентская комиссия – она следит за всеми тремя спецслужбами страны. Ее статус закреплен в Конституции, что подчеркивает ее значимость.

Отдельно принят закон о парламентском контроле над спецслужбами, который регламентирует процесс: комиссия изучает финансы спецслужб, получает информацию о внутренней политике и внедрении законов, принимает и рассматривает индивидуальные жалобы.

У нее широкие полномочия – просмотр отчетов, проведение слушаний и инспекций. Она может получать информацию от агентов.

В состав комиссии входят девять человек – от каждой парламентской группы. Их выбирают большинством голосов в парламенте. Они не проходят спецпроверку, но обязуются соблюдать тайну. Глава комиссии выбирается ежегодно среди членов правящих партий и оппозиции.

К открытости немецких спецслужб иногда тоже возникают вопросы. "Не совсем понятно, какую роль Федеральная служба разведки играет в политике Германии, – отмечают немецкие журналисты. – Несмотря на все попытки стать более прозрачными, ФСР остается загадкой. Критики даже говорят, что она неоднократно выходит за рамки закона".

"Службы безопасности, их организация и демократический контроль подвергаются постоянным обсуждениям и критике со стороны немецкой общественности", – говорит и Неринг. В качестве примера он приводит скандал, когда разведслужбы Германии уличили якобы в шпионаже за немецкими журналистами и слежке за Сноуденом.

"Потребность в разведданных должна быть сбалансирована с гражданскими правами и демократическими законами. Это равновесие – не точное состояние, а динамическое, оно развивается и должно постоянно корректироваться", – констатирует Неринг.

Теперь, говорит он, общество оказалось в парадоксальной ситуации: "Мы никогда не знали больше о наших спецслужбах и никогда не имели большего доступа к информации о них и их работе, чем сегодня. При этом мы до сих пор не знаем, как они работают изнутри, и они по-прежнему остаются одним из самых секретных учреждений в мире".

ПОЛЬША. 25 000 АГЕНТОВ И БЕЗГРАНИЧНАЯ ВЛАСТЬ

Польшу часто приводят в пример Украине, в том числе и в сфере контроля над спецслужбами. Эта страна не входила в СССР, но была его сателлитом. Там работала Служба безопасности Польской Народной Республики (СБ ПНР), функционировавшая как копия КГБ.

СБ присутствовала в каждой сфере жизни поляков, имея широкие полномочия, суть которых сводилась к исполнению приказов власти и организации репрессий против диссидентов. А для многих агентов Службы безопасности это был шанс нелегально заработать денег.  

Преследование граждан было волнообразным. В период "социального оптимизма" СБ ПНР в основном сосредотачивалась на интеллигенции, религиозных и политических деятелях, ветеранах Армии Крайовой и других сторонниках независимости Польши. А вместе с ростом общего недовольства расширялись и репрессии. Они затрагивали артистов, художников, студентов и академиков. Доставалось даже рабочим.

В половине 1970-х Служба безопасности Польши создала отдел "Д". Его задачей стала дезинтеграция оппозиционных и диссидентских организаций. К ним применяли новый метод преследования: частые задержания, постоянная прослушка, открытое наблюдение и шантаж. На преследуемых СБ ПНР участились нападения "неизвестных преступников": их избивали, похищали и иногда убивали. 

ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

Ситуация обострилась в 1980-х годах. Многомиллионное движение "Солидарность" заставило польскую спецслужбу зашевелиться: за несколько лет численность штатных сотрудников выросла с 20 000 до 25 000, информаторов – с 31 000 до 70 000.

Агенты проводили массовые задержания. Введение военного положения, которое расширило полномочия СБ, также позволило избавляться от мужчин-активистов: их призывали в армию на службу или "учения", которые могли длиться около трех месяцев.

Преследование происходило и на работе. Диссидентов "собеседовали" на профпригодность. До 10% из них не проходили беседу, других понижали.

Но ни рост числа сотрудников, ни расширение компетенций не дали ожидаемого результата. Служба безопасности ПНР оказалась неэффективной структурой перед лицом широкого протеста.

Агенты безопасности опасались падения режима и последующего общественного гнева, поэтому их новой задачей стала организация переговоров с оппозицией. Но при этом преследования оппозиции продолжались до самого конца ПНР и роспуска СБ.

ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

Сегодня систему контроля над спецслужбами в Польше изучают украинские нардепы, которые готовят реформу СБУ, рассказывает LIGA.net нардеп Марьяна Безуглая (фракция СН).

Трансформация Польши происходила быстро во многом благодаря консенсусу коммунистической власти и оппозиции.

"Поскольку изменилось устройство государства, то реформе подлежали также спецслужбы – СБ была ликвидирована. Вместо нее создали Управление охраны государства (УОГ)", – объясняет LIGA.net профессор наук о безопасности Славомир Залевски, Польша.

Агенты СБ подлежали проверке, которую проводила демократическая оппозиция. В УОГ приняли около 5000 бывших сотрудников СБ. 

"Начался долгий процесс декоммунизации спецслужб Польши. Однозначно общественный контроль был тут одним из важнейших элементов", - подчеркивает в комментарии LIGA.net профессор Высшей школы администрации и бизнеса в Гдыне Томаш Хинчинськи.

В 2002 году УОГ ликвидировали, а вместо него создали Агентство внутренней безопасности и Агентство разведки. Это гражданские спецслужбы, куда нанимали молодых людей, не имевших опыта службы в экс-СБ. Еще четыре года спустя были созданы Службы военной разведки и контрразведки, а также Центральное антикоррупционное бюро.

"Полное отсутствие сотрудников со шлейфом коммунистического прошлого было ключевым элементом для отхода служб от практик времен ПНР", – утверждает Томаш Хинчинськи.

Сейчас в спецслужбах Польши почти нет людей, которые служили там при прежнем режиме – до 1990 года, подчеркивает Залевски. Система управления спецслужбами в Польше выстраивалась постепенно".

Контрольные функции разделили между исполнительной, законодательной и судебной властью, говорит он.

Исполнительная власть надзирает за спецслужбами, ставит им задачи и контролирует их выполнение. Законодательная ветвь – мониторит законность действий агентов и контролирует правительство в сфере управления и координации спецслужб. Судебная – отвечает за контроль полномочий сотрудников и их применение к гражданам.

"В демократическом правовым государстве этой модели контроля, кажется, должно быть достаточно. Но опыт европейских государств доказывает, что это не так, и в последние годы во многих государствах были созданы органы контроля спецслужб, независимые от исполнительной власти", – объясняет Славомир Залевски.

В Польше надзором и контролем занимается широкий пул госорганов. Есть даже специальный министр-координатор по делам спецслужб. Он имеет право рассматривать жалобы на действия спецслужб и решения о доступе к "секретке"; координировать деятельность спецслужб; определять стратегические направления деятельности спецслужб.

Кроме него, надзирают и контролируют спецслужбы обе палаты парламента, правительство, омбудсмен, генпрокуратура и КС.

Хороший пример для Украины – механизм парламентского контроля специального Комитета Сейма. Его задача – оценивать законопроекты, указы и другие документы, связанные со спецслужбами. Также эта комиссия следит за выполнением бюджета и эффективностью расходов, рассматривает подозрения в несправедливых и незаконных действиях.

Комиссия оценивает взаимодействие спецслужб с другими органами и службами, например, вооруженными силами. Также она рассматривает и изучает жалобы на действия агентов службы безопасности. 

ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

ЮЖНАЯ КОРЕЯ. ПОХИЩЕНИЯ, ПЫТКИ И ПОЛОУМНЫЙ СОСЕД

Южная Корея прошла трансформацию от военной диктатуры до либеральной демократии. Такую же трансформацию (почти) прошли и ее спецслужбы, несмотря на постоянную угрозу в виде Северной Кореи.

Главная спецслужба ЮК – Национальная разведслужба. Ее предшественник, Центр разведуправления Кореи (ЦРУК), был создан генералом Паком Чон Хи после военного переворота в 1961-м. Тогда же была положена традиция политизированности спецслужб Южной Кореи. ЦРУК участвовала в похищениях, пытках и убийствах оппозиционеров.

ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

Спастись не удалось даже самому создателю – генералу Паку. Его в 1979 году убил тогдашний директор ЦРУК Ким Джэ Гю. В результате очередного переворота во главе ЮК был поставлен генерал Чун Ду Хван.

Он был выходцем из спецслужб, поэтому лишь усилил контроль над ними, чтобы эффективно подавлять политическое диссидентство. Генерал Чун преобразовал ЦРУК в Агентство по планированию нацбезопасности (АПНБ), в руководство которой попадали лишь его союзники. Точно также поступал и преемник генерала Чуна – генерал Ро Дэ У.

В 1993 году к власти пришел первый гражданский президент Ким Ен Сан – ключевая фигура в демократизации ЮК. Он понимал важность реформ, и первым делом в парламенте был создан информационный комитет, задачей которого было сдерживание незаконной деятельности спецслужб. Также он сменил руководство АПНБ.

После смены руководства спецслужба заявила, что запретила прослушку телефонов без ордера, но это оказалось ложью. Нарушения не прекратились, а информация об этом попала в СМИ.

ЦРУ, Штази, КГБ. Как реформа спецслужб превратила монстров в "золотой стандарт": 5 историй

Более основательные реформы были проведены следующим президентом Ким Дэ Чжуном. У него были личные счеты с АПНБ, которое старалось не допустить его к власти. Он посадил в тюрьму экс-директора и переименовал АПНБ в Национальную разведслужбу (НРС).

НРС поставили требование: стать небольшим, но сильным агентством, цель которого – служить людям, а не политикам. Для этого в НРС сократили департамент по обеспечению внутренней безопасности, расширив управление внешней разведкой. Однако отказаться от политизации разведки президент Ким не смог. Его обвиняли в увольнении агентов, противодействовавших Северной Корее, ведь он проводил политику взаимодействия с Пхеньяном.

Такая же ситуация в НРС продолжалась и при следующих президентах.

"Гражданские президенты никогда не игнорировали важность реформы сектора безопасности. Но их реформы преследовали не установление политнейтралитета, а удаление следов их предшественников из организации", – считает доцент Корейской военной академии в Сеуле Инсу Ким.

Поэтому подобные ситуации повторялись и в недавнем прошлом. В 2013 году в ЮК заговорили о фальсификации выборов: якобы НРС манипулировала общественным мнением через ботофермы. Экс-директора службы привлекли к ответственности, а происшествие использовали для активизации диалога о необходимости реформ.

Очевидно, что Южная Корея сделала огромный рывок к реформе спецслужб: между репрессиями и ботофермами есть большая разница. Но отсутствие нейтралитета по-прежнему остается проблемой.

Реформы частично тормозят из-за постоянной угрозы со стороны Северной Кореи, объясняет Инсу Ким. Разведка годами намеренно преувеличивала угрозу, и это осознали лишь относительно недавно. Политики поняли, что единственный путь – это объективный демократический гражданский контроль.

Последний раз реформу НРС провели в декабре-2020. Она ограничивает участие службы во внутренней политике и функционал по расследованию дел о шпионаже. Но этот закон раскритикован правозащитниками.

"Недавние поправки вместо того, чтобы положить конец нарушениям со стороны южнокорейской разведки, увековечивают риск злоупотреблений", – уверен директор Human Rights Watch по Азии Фил Робертсон.

Поправки содержат расплывчатые формулировки и разрешат агентству продолжать сбор информации в соответствии с законом о нацбезопасности, заявляют в Human Rights Watch, и криминализируют положительные комментарии о Северной Корее. Простое владение книгами, содержащими взгляды Пхеньяна, может привести к тюрьме.

ЭСТОНИЯ. ОТ КГБ – ДО ЗОЛОТОГО СТАНДАРТА НАТО И ЕС

Эстония, как и другие постсоветские страны, столкнулась с похожими проблемами в сфере спецслужб. КГБ ЭССР была карательным органом, основной задачей которого были широкие репрессии против эстонцев, сопротивлявшихся советской оккупации. Сначала это была вооруженная борьба со сторонниками независимости, затем, после 1960-х – "тихий террор" населения. Борьба с диссидентами велась теми же методами: угрозами, пытками, депортациями и убийствами.

"Длительная советская оккупация, репрессии, аресты и убийства, проведенные НКВД/КГБ, нанесли ущерб почти каждой семье в Эстонии. Страх, нетерпимость, гнев и эмоциональная боль общества, связанные с КГБ, были неизмеримыми", – рассказывает LIGA.net представитель Службы внутренней безопасности Эстонии (КАПО) Юрген Клемм.

Критическое отношение общества к секретным службам было важным фактором при воссоздании независимых госорганов.

КГБ ЭССР распустили, большая часть оперативного, технического и вспомогательного персонала перешла в частный сектор. Архивы уничтожили или перевезли в Россию.

КАПО начала оперативную работу в феврале 1991-го как часть полиции, а в 1993-м стала независимым органом. Дискуссии о восстановлении эстонской контрразведки проходили открыто, публично и демократично. 

"Восстановление контрразведки пришлось начинать с нуля. Это был очень важный принцип, который позволил построить экосистему безопасности, диаметрально противоположную наследию КГБ", – объясняет Юрген Клемм.

КАПО вычеркнула любые параллели со структурой и иерархией КГБ. Также не использовались их методы работы. Туда не взяли никого из оперативных сотрудников или руководителей бывшего КГБ.

"Начало было очень трудным из-за поиска необходимых навыков и знаний. Но молодые люди с высшим образованием давали надежду, что советский менталитет и связи остались вне экосистемы контрразведки Эстонии", – отмечает представитель КАПО.

При этом в КАПО взяли около десятка технических сотрудников КГБ, поскольку их было трудно заменить. Это было необходимо для работы с конкретной технологией, заимствованной у КГБ.

"Это решение не давало нам покоя, ведь двое из них, Владимир Вейтман и Уно Пуусепп, оказались предателями – один до сих пор сидит в тюрьме, другому удалось бежать в Россию", – рассказывает Клемм.

Поскольку люди не знали, кто работал на КГБ, в Эстонии поняли: восстановить доверие общества можно, предав имена агентов гласности.

"Им позволили написать признание о сотрудничестве с советской репрессивной системой, в таком случае их имена не разглашались. Этой возможностью воспользовались более 1100 человек, и мы выполнили обещание. Людей, которые не признались, предали огласке – опубликованы имена 647 человек и их прежнее положение в репрессивной системе", – говорит представитель КАПО.

Сегодня КАПО является одной из самых прозрачных спецслужб мира. Ее метод работы с общественностью – "золотой стандарт" в рамках НАТО и Евросоюза, говорит LIGA.net военный эксперт Глэн Грэнт. Одним из важнейших импульсов, приведших к этому, было резко отрицательное отношение общества к КГБ.

"КАПО должна была убедить общество, что она – не Оруэлловская секретная служба Большого брата", – говорит Клемм.

Это подразумевало не только создание имиджа прозрачной организации, но фактическую прозрачность и уважение верховенства права. Культура публичной подотчетности, публикации ежегодных обзоров, открытого взаимодействия со СМИ, признание упущений – одна из составляющих.

Применим ли опыт Эстонии к другим восточноевропейским странам?

"Несмотря на то, что ситуация в ряде стран была схожей, контекст после окончания советской оккупации был очень разным. Ситуация с безопасностью и процесс роспуска КГБ также отличался. Что может работать в одной стране, может не работать в другой, – объясняет Клемм. – Но общей характеристикой стран Восточной Европы, пострадавших от советской оккупации, являлся репрессивный аппарат КГБ, сознательно подрывавший целостность и доверие общества".

Поэтому, говорит представитель эстонской спецслужбы, одна из самых сложных задач для этих обществ – вернуть доверие к местным госучреждениям: "Ухудшение общественного доверия к государству и его институтам представляет собой угрозу демократии".

Материал подготовлен в партнерстве с Freedom House Ukraine в рамках проекта "Общественный контроль над органами безопасности в Украине"

Читайте также: Оружие диктаторов. Как отсутствие контроля превращает спецслужбы в инструмент зла

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Дизайнер
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости