31.10.2018, 12:40

Учения Trident Juncture: чем НАТО ответит России на Севере

Учения Trident Juncture: чем НАТО ответит России на Севере - Фото
7 октября 2018 года: подготовка к дальнейшей части учений «Трайдент джанкчер – 2018» в Норвегии; морские пехотинцы США отрабатывают десантно-штурмовые действия на авиабазе Кефлавик в Исландии и обеспечивают обезопасность взлетно-посадочной полосы. © DVIDS

Статья из "Вестника НАТО" о самых крупных учениях в Европе после окончания "холодной войны"

Около 50 000 участников из 31 государства НАТО и страны-партнера готовятся к самым значительным военным учениям НАТО после окончания «холодной войны» – «Трайдент джанкчер–2018», – которые начались 25 октября. Основная часть данных учений по коллективной обороне по смыслу (статьи 5) проводится в Норвегии, близлежащих водах и в воздушном пространстве этой страны; значительные предварительные элементы учений проводятся в Исландии и в воздушном пространстве Швеции и Финляндии; по сценарию отрабатываются действия в связи с угрозой, исходящей от вымышленного практически равного противника на северо-восточном фланге Североатлантического союза. В ходе учений проверяется способность НАТО к обороне и усилению государств-членов, в частности переброска через Атлантический океан. Мощное участие Канады и США наряду с европейскими странами НАТО наглядно продемонстрирует трансатлантические связи, единство и решимость стран НАТО.

7 октября 2018 года: подготовка к дальнейшей части учений «Трайдент джанкчер – 2018» в Норвегии; морские пехотинцы США отрабатывают десантно-штурмовые действия на авиабазе Кефлавик в Исландии и обеспечивают обезопасность взлетно-посадочной полосы. © DVIDS / U.S. Marine Corps photo by Sgt. Devin J. Andrews
7 октября 2018 года: подготовка к дальнейшей части учений «Трайдент джанкчер – 2018» в Норвегии; морские пехотинцы США отрабатывают десантно-штурмовые действия на авиабазе Кефлавик в Исландии и обеспечивают обезопасность взлетно-посадочной полосы. © DVIDS / U.S. Marine Corps photo by Sgt. Devin J. Andrews

Учения также продемонстрируют и усилят оперативную совместимость сил и средств стран НАТО. Речь идет об общевойсковом учебном мероприятии с привлечением сил и средств ВВС, ВМС и СВ, слаженно взаимодействующих в условиях вымышленного, но реалистичного сценария. Для проведения учений с войсками с 25 октября по 7 ноября будет развернуто около 150 самолетов, 65 кораблей и до 10 000 транспортных средств.

С учетом географического района проведения учений и общей обеспокоенности в сфере безопасности, в учениях с войсками будут участвовать Финляндия и Швеция, которые относятся к числу самых ценных партнеров НАТО по операциям. Ряд других важнейших партнеров НАТО будут участвовать в учениях с элементами компьютерного моделирования и командно-штабных учениях.

Другие государства, включая Россию, получили приглашение направить наблюдателей на учения, что свидетельствует о приверженности НАТО транспарентности и о полном соблюдении с ее стороны обязанностей и обязательств по Венскому документу в отношении учений, в которых задействовано более 13 000 военнослужащих.

Новый упор на Север

Во времена «холодной войны» северный фланг Североатлантического союза вызывал основное беспокойство у специалистов по планированию, но по ее окончании и до недавнего времени НАТО уделяла ему мало внимания. В течение последних двух десятилетий основной упор в планировании операций и учений делался на кризисном регулировании, в частности миссиях и силах и средствах для ведения экспедиционных боевых действий на Ближнем Востоке и в Центральной Азии или на южном фланге Североатлантического союза. Это соответствовало текущим операциям стран НАТО в Афганистане и в других точках, а также обеспокоенности в связи с сохраняющейся нестабильностью почти на всей протяженности южного фланга Североатлантического союза.

В то время Россия, традиционный соперник на севере Европы, испытывала экономические трудности и находилась на раннем этапе сложного процесса военной модернизации. Поскольку эти факторы стали менее значительными или изменились, большая стратегия, соперничество между государствами и геополитика вновь вызывают обеспокоенность в Европе и в районе Северной Атлантики. Поэтому эти крупные учения – своевременное усилие НАТО, помогающее заново усвоить важнейшие уроки прошлого и подготовиться к нынешним и будущим угрозам.

Нельзя сказать, что по окончании «холодной войны» на севере воцарилось полное затишье. В последние годы в Норвегии регулярно проводились менее крупные учения НАТО, такие как «Арктик чэллендж», «Колд риспонс» и «Дайнэмик монгуз». Благодаря этим мероприятиям, наряду с менее масштабными учениями НАТО и миссией НАТО по патрулированию воздушного пространства в Исландии, Североатлантический союз приобретает определенные навыки ведения операций в районе Северной Атлантики.

В Норвегии регулярно проводятся учения, призванные поделиться навыками и опытом ведения действий в суровых, зимних арктических условиях. Благодаря этим мероприятиям, наряду с менее масштабными учениями НАТО и миссией НАТО по патрулированию воздушного пространства в Исландии, Североатлантический союз приобретает навыки ведения операций в районе Северной Атлантики. © Norwegian Armed Forces

В Норвегии регулярно проводятся учения, призванные поделиться навыками и опытом ведения действий в суровых, зимних арктических условиях. Благодаря этим мероприятиям, наряду с менее масштабными учениями НАТО и миссией НАТО по патрулированию воздушного пространства в Исландии, Североатлантический союз приобретает навыки ведения операций в районе Северной Атлантики. © Norwegian Armed Forces

И что еще важнее, реальные события заставили политическое и военное руководство уделять внимание тому, как складывается стратегическая картина на севере. Более напористое и агрессивное поведение России в последние годы радикально изменило картину безопасности в Европе и в Северной Атлантике. От операций по оказанию влияния до вторжений речь идет не просто о наращивании потенциала. Воинственные и угрожающие сигналы, направляемые Россией странам НАТО, партнерам и возможным членам означают, что нельзя игнорировать потенциальную угрозу конфликта. Поэтому специалисты по военному планированию НАТО и другие специалисты, просчитывающие «наихудшие сценарии», предусмотрительно оценивают и обучают силы Североатлантического союза сдерживанию этой растущей воинственности и военного потенциала России, противодействию им и, при необходимости, обороне.

И хотя эпопея с модернизацией российского океанского флота стала в последние годы историей упущенных возможностей и неудач, основные усилия Россия направила на воссоздание и модернизацию своих подводных сил. Теперь это внушительный равный соперник для сил и средств НАТО, а также один из основных инструментов пресечения (воспрещения) действий на море и затрудняющих деятельность наступательных операций в районе Северной Атлантики. Этот растущий потенциал, намного превосходящий просто защиту пограничного бастиона в целях стратегической подводной безопасности России, вызывает серьезную обеспокоенность.

НАТО верно делает упор на этой назревающей угрозе, наращивая силы и средства противолодочной борьбы на Севере с участием Исландии, Норвегии, Соединенного Королевства и США. Эти повседневные силы и средства – важный вклад в такие учения, как «Трайдент джанкчер», ведь в условиях реального конфликта их сценарий проецирования сил столкнулся бы с различными решительными усилиями по пресечению (воспрещению). Учения – это тоже мощный инструмент, благодаря которому можно заострить внимание руководителей стран Североатлантического союза на проблемах проецирования столь крупных или еще более многочисленных сил.

Непростая задача проецирования сил

Важно помнить о том, что оборонительная доктрина НАТО совершенно отличается от доктрины 80-х годов, в разгар «холодной войны», когда в Европе было дислоцировано 350000 американских военнослужащих в отличие от 62000 сегодня. Тот факт, что американское присутствие в Европе значительно малочисленнее, означает, что способность быстро и безопасно перебросить через Атлантику крупные подкрепления США, принципиально важна для того, что НАТО могла внушительным образом сдерживать Россию.

Было бы паникерством утверждать, что Россия наверняка проверит своими военными действиями приверженность стран НАТО статье 5. Однако нельзя исключать потенциального искушения вызвать нестабильность и кризис с помощью уловок и отрицания причастности к действиям и проверить таким образом, как отреагируют лидеры Североатлантического союза.

Россия модернизировала свои подводные силы – один из основных инструментов пресечения (воспрещения) действий на море и затрудняющих деятельность наступательных операций в районе Северной Атлантики. В ответ на это НАТО укрепляет силы и средства противолодочной борьбы на Севере. На фото: «Юрий Долгорукий» – российская головная атомная ракетная подводная лодка класса «Борей». © Military and Commercial Technology
Россия модернизировала свои подводные силы – один из основных инструментов пресечения (воспрещения) действий на море и затрудняющих деятельность наступательных операций в районе Северной Атлантики. В ответ на это НАТО укрепляет силы и средства противолодочной борьбы на Севере. На фото: «Юрий Долгорукий» – российская головная атомная ракетная подводная лодка класса «Борей». © Military and Commercial Technology

В основном анализ сосредоточился, причем не без основания, на подобных сценариях, разыгрываемых на восточном фланге НАТО. Наличие географических и стратегических ограничительных факторов в странах Балтии означает, например, что решительные усилия России изначально были бы непреодолимы. Поэтому на местах НАТО нужно будет отбрасывать натиск посредством колоссальных усилий и рискуя тем, что возникнет еще более крупный конфликт. Картина становится намного более сложной, поскольку судя по всему, Россия готова применить тактическое ядерное оружие как противодействие. Этот сценарий не отличается ни новизной, ни изобретательностью, но это очень сложная проблема. Ведь речь идет также о сути обязательства НАТО по статье 5 считать нападение на одно государство-член нападением на всех.

В свете этого учения «Трайдент джанкчер – 2018» и другие аналогичные учения становятся чрезвычайно важны. Их успешное проведение демонстрирует способность стран НАТО к быстрой переброске войск (сил) в районы, где возникает кризис, чтобы противодействовать враждебному наращиванию мощи или остановить агрессию и обратить ее вспять.

Однако учения также обнаруживают хорошо известные ограничительные факторы для НАТО. Цикл планирования учений растягивается на годы и становится в большей мере отражением громоздкой политической и военной структуры управления, а не проявлением способности вооруженных сил стран к нанесению быстрого удара.

Что касается России, то как раз напротив, часто отмечают ее способность к быстрому развертыванию войск (сил), проведению учений и даже наступательных операций. Отчасти это заслуженно, но отчасти это обусловлено географическими факторами, поскольку ее войска (силы) в основном проходят учебную подготовку в местах дислокации, с тем чтобы избежать серьезных материально-технических трудностей в связи с проведением крупномасштабных объединенных учений. Вместе с тем российские крупные учения («Запад» в прошлом году и «Восток» в этом году) – регулярно проводимые, а не отдельные учения. Разумеется, планировать при этом проще, и в то же время тот факт, что они повторяются, обуславливает их эффективность как учебного инструмента. Наконец, важно отметить, что порой Россия по политическим соображениям завышает официальную статистику по участию в учениях, а иногда прибегает к очевидным уловкам в попытке обойти требования по отчетности и проверке в связи с учениями, подпадающими под географический охват Венского документа.

Сколько бы военнослужащих не было задействовано в учениях на самом деле, по численности и боеспособности российские войска (силы) явно превосходят силы НАТО у границ с Россией. Нельзя недооценивать и то, каким «подспорьем» здесь становятся единоначалие и отсутствие реального демократического надзора. Это значит, что НАТО должна всегда быть готова быстро направить подкрепления, чтобы обеспечить сдерживание и при необходимости – противодействие.

Продемонстрировать готовность и решимость

«Трайдент джанкчер» – значительная часть этой готовности. Еще одна важная составляющая этого сложного уравнения – больший упор на планировании и готовности в Североатлантическом союзе.

На встрече НАТО на высшем уровне в Брюсселе в июле 2018 года политическое руководство Североатлантического союза сделало значительные шаги по повышению готовности. Была адаптирована структура органов военного управления НАТО и созданы Командование ОВС НАТО на Атлантике (одновременно с тем, как США вновь ввели в строй 2-й флот, отвечающий за Северную Атлантику и базирующийся в Норфолке, Вирджиния) и Объединенное командование по обеспечению и содействию в Ульме, Германия, с тем чтобы обеспечить свободу действий и быстрое перемещение войск (сил) и техники. Страны Североатлантического союза выдвинули Инициативу об усилении готовности НАТО, в рамках которой в течение 30 дней предоставляется для выполнения задачи 30 боевых воздушных эскадрилий, 30 кораблей и 30 маневренных батальонов 4 х 30. Мобильность войск (сил) – отныне одно из основных направлений сотрудничества с Европейским союзом.

10 октября 2018 года: британские военнослужащие высаживаются в Роттердаме, Нидерланды, и готовятся к совершению броска на 2000 км на север, в Норвегию, для участия в учениях «Трайдент джанкчер». Движение автоколонны по Нидерландам, Германии, Дании и Швеции станет проверкой того, насколько эффективно военнослужащие и техника могут передвигаться по европейским странам, и насколько таможня, пограничный режим и инфраструктура способны справиться с быстрыми и тяжелыми воинскими перевозками. © NATO

10 октября 2018 года: британские военнослужащие высаживаются в Роттердаме, Нидерланды, и готовятся к совершению броска на 2000 км на север, в Норвегию, для участия в учениях «Трайдент джанкчер». Движение автоколонны по Нидерландам, Германии, Дании и Швеции станет проверкой того, насколько эффективно военнослужащие и техника могут передвигаться по европейским странам, и насколько таможня, пограничный режим и инфраструктура способны справиться с быстрыми и тяжелыми воинскими перевозками. © NATO

Эти структурные изменения и учения – способ строительства сил и средств, а поскольку они демонстрируют единство и решимость Североатлантического союза, они также являются важнейшей составляющей сдерживающих сигналов, предназначенных для предполагаемых противников. Это особенно важно и своевременно, с учетом значительного внимания со стороны общественности к внутренним политическим разногласиям между странами НАТО в течение последних лет. Некоторые поставили под вопрос приверженность стран НАТО обороне друг друга, что подорвало бы авторитетность оборонительного союза, построенного на сдерживании.

Статья 5 занимает центральное место в системе сдерживания НАТО. Потенциальные противники, сомневающиеся в правдивости этой приверженности, могут поддаться искушению испытать ее каким-то образом. Учения «Трайдент джанкчер – 2018» призваны убедить их не делать этого, поскольку на них наглядно демонстрируется способность НАТО к подготовке и развертыванию войск (сил) для проведения крупной операции по статье 5 в сложных условиях безопасности.

Статья опубликована в издании "NATO Review".
Публикуется с ведома и разрешения правообладателя в официальном переводе.


военный историк, ранее – заместитель главы представительства Исландии в Вашингтоне (округ Колумбия) и национальный представитель по связи и взаимодействию при Командовании НАТО по трансформации
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Популярное
Загрузка...