Семь боевых вылетов 16 вертолетами армейской авиации. 64 раненых эвакуированы, 72 бойца десантированы, 30 тонн доставлены. Это результаты операции, позволившей продлить на месяц оборону Азовстали и не пустить в скорое наступление десятитысячное российское войско на Запорожье, уверяют в военной разведке Украины.

Читайте нас в Telegram: главные новости коротко

Как планировались "сумасшедшие" вылеты и как пилотам, с которыми прощались их командиры, это удалось: LIGA.net посмотрела документальный фильм "Авиапрорыв на Азовсталь. Небо" и пересказывает самые интересные моменты.

"ЭТА МИССИЯ КАЗАЛАСЬ СУМАСШЕДШЕЙ И НЕВОЗМОЖНОЙ"

Мариуполь оказался под угрозой оцепления уже в начале марта.

"Мы не думали, что противник дойдет маршем в таком большом количестве из Херсона и Запорожья, – рассказывает начальник штаба обороны Мариуполя с позывным "Мольфар". – Количество сил и средств, пришедших со стороны Крыма, было довольно неприятной неожиданностью. Хотя о ней начальник разведки доложил нам еще 25 февраля вечером. Мы знали, что противник очень быстро двигается и до первого марта мы будем в окружении".

Фото – скріншот відео
Фото – скриншот видео

Гарнизон защитников Азовстали к тому моменту уже вел оборону исключительно стрелковым оружием, вспоминает офицер группы спецназначения ГУР Минобороны Украины с позывным "Флинт". Поэтому гарнизон нуждался, в частности, в противотанковых средствах поражения. Кроме того, нужно было вывезти раненых, прежде всего тяжелых. Прямо в подземном госпитале им проводили сверхсложные операции.

За организацию сложной операции по снабжению боеприпасов защитникам Азовстали и эвакуации раненых взялась военная разведка.

"Замысел этой операции возник, когда Мариуполь был полностью отрезан от любых поставок, – говорит начальник ГУР Кирилл Буданов. – Поэтому другого варианта, кроме как прорываться через воздух, просто не существовало".

Разведка вовремя спрогнозировала время начала вторжения, поэтому украинская армия сохранила боевую авиацию. Она поднялась в воздух до первых российских ракетных ударов по аэродромам. Именно вертолетами разведка решила попытаться прорваться в окруженный город.

Читайте также: Из российского плена вернулись 100 военных, в том числе из Азовстали, и один гражданский

"Мы четко понимали, где и в какое время находится противник и его новые средства. Мы смогли разработать воздушную операцию, которую вполне реально провести", — убеждает Буданов.

Командование боевой авиации стало искать "добровольцев" на первый полет в Мариуполь.

"Сказать, что я прямо говорил "Я пойду" – нет. Эта миссия казалась безумной и невозможной, – вспоминает Алексей Гребенщиков, командир первого экипажа. – Насколько я помню, никто никогда в истории авиации не выполнял таких полетов в условиях эшелонированной противовоздушной обороны противника".

Олексій Гребенщиков, командир першого екіпажу
Алексей Гребенщиков, командир первого экипажа

Окружающие Мариуполь боевые порядки российских сил были насыщены стационарными и переносными зенитно-ракетными комплексами.

"Я уже не смог отказать. И не хотел, – добавляет Гребенщиков. – Пошел к своему штурману Игорю, который курил сигарету и ничего не знал. Я его спрашиваю: "Пойдешь со мной на Мариуполь?". Он такой [докуривает сигарету] и говорит: "Да пойду, чего не пойти".

"Я не то чтобы не колебался. Я не понимал, что прям туда в Мариуполь мы будем лететь, – говорит Игорь Харченко, штурман первого экипажа. – Потому что я тогда работал на Ми-24, это ударный вертолет. А здесь на Ми -8 и прямо туда".

Военная разведка передала штурману Харченко карту с 48 контрольными точками маршрута.

"ГУР четко отслеживало все передвижения подвижных ЗРК и состояние обороны на конкретном участке, который планировали к пролету", – уверяет спецназовец "Флинт".

Экипаж из двух пилотов на каждом из двух вертолетов был решен усилить двумя офицерами ГУР. Они должны были открывать ответный пулеметный огонь, поскольку с вертолетов первой миссии было снято все вооружение. Был только бортовой пулемет и стрелковое оружие.

Также в случае падения вертолета ГУРовцы должны были вывести ценные с точки зрения кадрового резерва экипажи на подконтрольную территорию.

"Для этого мы переоделись в гражданскую одежду, оставили все свои документы на базе перед вылетом, – вспоминает "Флинт". – Это одна из самых ярких операций, в которой мне удалось участвовать".

"Это мы сейчас знаем, что наш маршрут был тщательно просчитан. А тогда мы думали, что это какая-то фигня, – признается Гребенщиков. – Страшно было еще до полета. Люди с тобой здороваются, но смотрят на тебя, как на мертвеца".

Харченко вспоминает, как перед вылетом к нему подошел командир и начал обнимать: "Я говорю: "Да что вы так прощаетесь? Я же вернусь". Все понимали, что задача, наверное, в один конец".

Читайте также: Единственный выживший на Азовстали офицер СБУ рассказал об обороне Мариуполя – видео

ДЕНЬ ВЫЛЕТА

21 марта два вертолета Ми-8 взлетели из аэропорта Днепра и взяли курс на юго-восток в направлении города Пологи Запорожской области и дальше на Донетчину через линию фронта. Затем побережье Азовского моря прямо в Мариуполь. Чтобы увеличить шансы, вертолеты летели на максимальной скорости и минимальной высоте.

"Сколько у нас было? Пять-семь метров, три-четыре. Как попало. Колесом один раз ударили по дереву, – говорит Гребенщиков. – Это преступно малые высоты, как мы говорим. Но риск быть пораженными средствами противника гораздо опаснее, чем риск врезаться в землю на такой высоте".

На подлете к Азовстали у пилотов было последнее серьезное препятствие – самые высокие на маршруте линии электропередач у берега на высоте 40 метров. Их нужно было быстро перепрыгнуть, что означало стать более заметным для поражения. Это был самый критический эпизод полета.

"Я спрашиваю у Игоря, она ли это (ЛЭП. – Ред.). Он говорит, что да. Я считаю "1,2,3" – и ручку на себя. Только поравнялись – сразу от себя вниз, – вспоминает Гребенщиков. – И когда мы выровнялись у земли, и в нас ничего не прилетело – тогда у меня появился первый луч надежды, что, возможно, у нас все получится".

Выгрузка заняла около 20 минут. Грузовая кабина была полностью заполнена боеприпасами, "старлинками" и медикаментами.

Спутниковый интернет обеспечивал гарнизону Азовстали устойчивую связь на протяжении всей обороны. "Благодаря "старлинкам" мир увидел историю Азовстали", – констатирует "Мольфар".

Вигрузка першого вертольоту на Азовсталі
Выгрузка первого вертолета на Азовстали

Вертолеты успешно вылетели из Азовстали и приземлились на дозаправке в Запорожье.

"Вообще, никакого противодействия в первом вылете не было. Они даже не поняли, что произошло", — говорит Буданов.

Читайте также: Как вертолеты летали на окруженную Азовсталь – участник операции дал интервью

Первый полет открыл опасный воздушный мост в Мариуполь. Но враг уже знал о нем и более тщательно следил.

"Мы понимали, что нас будут увереннее ждать. Мы понимали, что рано или поздно кто-то из нас не вернется. Мы знали это", — говорит Кирилл, командир экипажа четвертого рейса в Мариуполь.

Каждому из пилотов пришлось летать в Мариуполь только один раз. Таким образом командование берегло экипажи. На борту вертушки Кирилла кроме полутора тонн груза было еще восемь бойцов. Военная разведка решила десантом-азовцами усилить гарнизон защитников. Вылетали так же из Днепра.

Чтобы их подольше не увидели, Кирилл вылетал ночью. Пилотаж в темноте в очках ночного видения – это высшее вертолетное мастерство. В четвертом рейсе пара вертолетов садилась уже не на Азовстали, а в морском порту Мариуполя, ведь предыдущие площадки посадки потом беспощадно разбивал противник.

Вертоліт Кирила вилітав посеред ночі
Вертолет Кирилла вылетал посреди ночи

"На разгрузку было 5 минут. Ты смотришь на высокие дома рядом и думаешь: "Хоть бы там никто ни сидел, чтобы у тебя ничего не прилетело", – вспоминает Кирилл.

Тогда 28 марта вертолетам четвертого рейса, как и первых трех, удалось вернуться. Но следующий, пятый, принес горькие потери.

"В пятом сбили один. В шестом обстреляли один и он не долетел до подконтрольной территории, когда возвращался. Вертолет, который последовал за вторым вертолетом, его тоже сбили. Всего три вертолета [не вернулись]", – говорит Кирилл.

В один из вертолетов пятого рейса попала вражеская ракета, но не разорвалась. Экипаж смог долететь назад, спас 20 раненых. За это командир экипажа Евгений Соловьев получил звание Героя Украины.

"Благодаря этой операции удалось более чем на месяц отсрочить события, которые потом, к сожалению, произошли, – уверен Буданов. – Тот дополнительный месяц позволил выстроить систему обороны, действующую даже сейчас. Это не позволило десятитысячной группировке противника сразу двинуться на Запорожье".

Читайте также: Стальная граница. История Героя Украины Валерия Падителя: "Это был ад"