Алексею Резникову, похоже, удалось пережить турбулентность, вызванную медийными скандалами вокруг Министерства обороны и слухами о желании президента Владимира Зеленского заменить его военным. В интервью LIGA.net Резников уверяет, что президент ему доверяет и им обоим комфортно сотрудничать.

Следите за проверенными новостями теперь и в WhatsApp

Это был большой разговор. Мы обсудили коммуникационные провалы Минобороны, отсутствие желающих заниматься тыловым обеспечением, сокращение выплат военным, реформу военных кафедр и как вступление Китая в "ось зла" повлияет на войну. И, конечно, не обошли тему яиц.

Почему Резников не готов уходить в отставку, хватит ли Украине снарядов для победы над Россией и в чем министр не согласен с главой разведки Кириллом Будановым – читайте в интервью Резникова для LIGA.net.

"А ПОЧЕМУ Я ДОЛЖЕН ПОДАВАТЬ В ОТСТАВКУ?"

Вы неоднократно заявляли, что публикации о яйцах, дело против вашего экс-зама Вячеслава Шаповалова, "паспорт" Лиева – это элементы информационной кампании против вас со стороны недобросовестных монополистов, которым вы наступили на хвост…

– Это одна из версий. Информационные волны носят заказной характер. Когда один и тот же текст с надуманной историей о якобы чешских патронах за 7 центов копируется в 40-50 источниках – очевидно, что это организованный и продуманный вброс. Кто-то намеренно (или случайно) в нескольких публикациях наложил видеоряд с миллионом в диване заместителя экс-министра (Андрея Тарана. – Ред.) с текстом о задержании моего зама.

Читайте нас в Telegram: только важные и проверенные новости

И таких примеров информационного возбуждения общества, что якобы в Минобороны собрался сумасшедший сброд коррупционеров… Но когда начинаешь смотреть, а что это за информация, то она никакого отношения ни ко мне, ни к моей команде не имеет.

Министр войны. Резников о Зеленском и стране: каждый c 18 лет должен учиться стрелять
Алексей Резников, министр обороны Украины (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Поэтому одна из моих гипотез: это инспирированная и спланированная история, но бенефициары у нее разные. Запустить могли одни, а воспользовались те, у кого было большое желание сместить меня с должности. Целью было нарушить доверие к Минобороны как институции. А это означает уменьшение помощи от западных партнеров и нашей возможности идти в контрнаступление. А это в свою очередь – повод посадить нас за стол переговоров с москалями.

Люди правильно поступают, когда требуют прозрачности. Я сам такой человек. Когда я пришел в должность, я публично с трибуны Верховной Рады объявил, что буду создавать независимые агентства, в том числе по закупкам.

Мы зарегистрировали агентство оборонных закупок и запустили агентство, которое будет заниматься тыловым обеспечением. Но 24 февраля (2022 года. – Ред.) передо мной встал вопрос приоритетности: надеть и накормить кратно увеличенную численность ВСУ или продолжить заниматься процедурами. Конечно, я был вынужден отложить реформы. И это меня догнало.

"Сегодня мы немного выдохнули. У нас начала расти партия тех, кто закончил войну, – "войны нет – можно жить как раньше". Забыли о единстве и сплоченности – можно друг друга клепать. Я хочу предостеречь, что война еще не закончилась. И Россия не оставила свои планы".

Я хочу попросить всех, кто критически мыслит, найти первую публикацию о якобы яйцах по 17 грн, распечатать на формате А3 страницу приложения и прислать мне обведенное красным маркером, где вы видите, что штука – 17 грн. Вы там этого не найдете. Поэтому миф о яйце по 17 грн остается мифом.

– Если проблем с питанием нет и это все информационная кампания против вас, то все ваши последние действия по замене заместителей, созданию антикоррупционного совета и т.п. – не из-за проблемы, которую нужно решать, а потому что президент попросил вас погасить информационный пожар?

– Не так. Во-первых, коммуникационно мы проиграли волну. И я это признавал. Кризисного информационного менеджмента у меня не было, поскольку я не считал, что это нужно. Для меня с 24 февраля 2022 года кризисный менеджмент ежедневно — это взаимодействие с западными партнерами.

Читайте также: Совет поддержал частичное раскрытие информации об оборонных закупках

То есть вы не занимались кризисным информационным менеджментом, потому что рассчитывали на единство общества до конца войны. Но я сколько пересмотрел ваших интервью – почти в каждом вы упоминаете о коммуникационных провалах. Когда, наконец, Минобороны сделает выводы?

– Первые сделанные мой выводы – это перезагрузка антикоррупционного управления, которая, к сожалению, не сработала. Оно должно выявлять признаки коррупции и информировать.

Министр войны. Резников о Зеленском и стране: каждый c 18 лет должен учиться стрелять
Алексей Резников, министр обороны Украины (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Я пообщался со знакомыми, которым доверяю в сфере коммуникаций. Я ищу людей, которые будут отвечать за кризисные коммуникации.

Создание антикоррупционного совета – это не новшество. Я его придумал в 2014 году, когда стал заместителем мэра-секретаря Киевсовета.

Ваш бывший заместитель Шаповалов, отвечавший за тыловое обеспечение, уже месяц под арестом. Вы изменили мнение относительно него и этого дела?

– Нет. Я юрист и моя библия – это Конституция, в которой записан принцип невиновности. Виновным может признать только суд, а не суд Линча. По моей информации, ему не инкриминируют ничего связанного с питанием. У него другое обвинение, ничего коррупционного там нет. Ни яйца, ни моркови, ни капусты…

Бронежилет? (по данным ГБР, Шаповалов лоббировал закупки некачественных бронежилетов и шлемов на сумму более 1 млрд грн. – Ред.).

– Пусть разбираются. Но я точно знаю, что контракты, являющиеся предметом исследования, датированы мартом 2022 года. И я хочу спросить: а где все были в марте 2022-го? Когда на складах ноль [бронежилетов], а нужно было привезти сотни тысяч.

Поэтому я хочу дождаться завершения следствия и услышать приговор. Ибо он может быть и оправдательным тоже.

Если суд признает Шаповалова виновным – это изменит вашу позицию? Вы готовы будете публично признать свою ответственность за человека, пришедшего вместе с вами из другого министерства? И если на момент приговора вы будете министром – подать в отставку?

– А почему я должен подавать в отставку?

Потому что этот человек пришел с вами.

– У нас, по Конституции, есть понятие индивидуальной ответственности за совершение преступления. Если суд сочтет его виновным – я признаю, что ошибся кадрово.

"Но я сегодня обеспечиваю Вооруженные силы. У меня в министерстве 800 человек, а на государственных предприятиях гораздо больше. Все живые люди. Если каждый раз, когда происходит нарушение, мы будем увольнять министра – думаю, далеко мы с вами не поедем".

Давайте тогда заменять мэров, отставлять главу парламента, потому что кто-то из их команды накосячил.

Вы уже объясняли, как остались в должности, – что у вас был разговор с президентом…

– Что значит "остались"? Я заявление об отставке не писал, президент представления в парламент не вносил, постановления о моем увольнении в Раде не зарегистрировано.

Министр войны. Резников о Зеленском и стране: каждый c 18 лет должен учиться стрелять
Алексей Резников, министр обороны Украины (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Хорошо, вы продолжаете работать, и у вас по этому поводу был разговор с президентом. Он попросил сделать выводы и после этого, в частности, произошла ротация ваших заместителей.

– Он честно сказал: "Алексей, напряжение понятно, но реформы, о которых мы с тобой договаривались во время первой беседы (когда он предложил мне эту должность), никто не отменял. Ты оставил понятные приоритеты, но ты их очень далеко отложил. Возвращайся к ним".

После общения с президентом вы увидели, что он продолжает вам доверять?

– Мне кажется, что да. Я это не просто вижу, а чувствую.

У меня создается впечатление, что вы сейчас на испытательном сроке у президента.

– Нет, так не звучало.

Вам комфортно работать?

– Абсолютно.

"Мне всегда было с президентом комфортно и комфортно сейчас. У нас есть договоренность еще с февраля 2020 года, когда я получил предложение зайти на министерство реинтеграции, что я в команде, но так будет, пока нам обоим комфортно. Потеря доверия – это худшее, что может произойти. Нет смысла продолжать".

Читайте также: Резников и Буданов пока останутся на своих местах. Арахамия – о кадровых ротациях в Минобороны

"ТРИ ЧЕЛОВЕКА ОТКАЗАЛИСЬ ЗАНИМАТЬСЯ ТЫЛОВЫМ ОБЕСПЕЧЕНИЕМ"

Недавно правительство назначило вам трех новых заместителей. Это ваши кандидатуры или вам их предложил президент или кто-нибудь другой?

– Я сам принимаю кадровые решения, но согласно закону и по этическим соображениям сначала я согласовываю их с президентом и премьер-министром. Весной 2020 года у нас была договоренность с Денисом Анатольевичем [Шмыгалем], что мы всех заместителей приводим к нему до того, как их подаем на назначение.

Всех троих заместителей я персонально знаю. С Александром Павлюком мы познакомились, когда я уже стал министром обороны. Первая моя командировка с Валерием Залужным была в ООС, и Александр Павлюк тогда как раз был там командующим. С Андреем Шевченко мы знакомы с 2004 года со времен Оранжевой революции. С Виталием Дейнегой мы познакомились в 2019 году.

Министр войны. Резников о Зеленском и стране: каждый c 18 лет должен учиться стрелять
Алексей Резников, министр обороны Украины (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Я считаю, что Виталий может дать добавленную стоимость. Он мечтает о цифровизации ВСУ. Я давно объявил, что моя цель – преодолеть УПА. Не ту УПА, которая всем нам известна, а украинскую бумажную ("паперову" в оригинале. – Ред.) армию.

Ваш новый первый заместитель генерал-лейтенант Павлюк был назначен благодаря указу президента, воспользовавшегося неурегулированностью иерархии украинского законодательства. Вы как юрист прекрасно знаете, что закон имеет высшую юридическую силу, чем указ. Закон о нацбезопасности четко говорит, что заместители министра назначаются из числа гражданских лиц. У вас, как у юриста, нет вопросов к этому назначению?

– Это норма, которая имеет временное действие. Это только на период военного положения. Сейчас очень много вызовов, связанных с боевыми действиями и быстрыми запросами от военных, на которые нужна быстрая реакция. Внутри министерства должна быть серьезная военная экспертиза. Опыт господина Павлюка как командующего ООС и его понимание, как живет украинское войско изнутри, – это та необходимая на сегодняшний день экспертиза, которая нужна мне для более эффективного обеспечения ВСУ.

Кстати, министр обороны США Ллойд Остин – бывший генерал, и у них есть ограничение, сколько должно пройти лет до того, как ты можешь быть назначен министром обороны. Но наши друзья проголосовали в Конгрессе исключение: когда Остина предложили на министра, у него еще не истек предусмотренный законом срок.

Поэтому я считаю, что президент Зеленский имел право на такое исключение во время войны.

Кто сейчас занимается тыловым обеспечением в Минобороны, ведь профильного заместителя до сих пор нет?

– У нас есть работающий департамент. Я продолжаю поиск человека, который согласился бы прийти на эту должность. Три человека отказались.

Понимают риски и боятся повторить судьбу Шаповалова?

– Это третье. Первые два аргумента – другие. Это серьезные люди, которым доверяло бы общество и имеющие отношение к созданию системы Prozorro. Я попросил их подумать, изучить ситуацию и потом вернуться к разговору. Прозвучал такой ответ: "У нас много работы с волонтерами, есть свои горизонтальные связи в армии. Я два дня писал по обеспечению питанием, едой и одеждой. Спросил, что не устраивает. Мне ответили, что все устраивает. Я спрашиваю, что бы они хотели изменить. Говорят: не дай Бог вы будете что-то трогать, нам не до ваших экспериментов". Это был довольно эмоциональный ответ разных военных разного уровня этому человеку.

Министр войны. Резников о Зеленском и стране: каждый c 18 лет должен учиться стрелять
Алексей Резников, министр обороны Украины (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

И этот человек говорит, что для него нет вызова, потому что не нужно ничего менять, все нормально работает. А идти, потому что кому-то там что-то не нравится, просто ради перемен – это испортить систему. А это – проиграть войну.

Ну, и в-третьих: "У вас травят людей, называют их коррупционерами, хотя никакой реальной претензии нет. Съедают просто потому, что ты на этом посту".

Читайте также: Коррупционный скандал в Минобороны. Уволены Хмельницкий и Шаповалова – комитет Рады

ВЫПЛАТЫ БОЙЦАМ ВСУ И РЕФОРМА ВОЕННЫХ КАФЕДР

Заработал новый порядок выплат военным – и его серьезно критикуют, в том числе бойцы. Вы это объясняли экономической необходимостью: затянуть пояса. Сколько государство планирует сэкономить?

– Экономия – это второй фактор. Главный – это справедливость. Мы получали сигналы именно от бойцов о том, что ребята, которые реально на "нуле" и рискуют, получают 100 000 грн. А силы обеспечения, которые в 20-30-40 км не рискуют так своей жизнью, но тоже получают 100 000. Это несправедливо. Параллельно есть военнослужащие, у которых нет даже БРки (боевое распоряжение. – Ред.). 

Вы о ТРО "Буковель"?

– К примеру. Или "ужгородский котел". Военные спрашивают, почему они получают 30 000 грн плюс денежное обеспечение? Практика применения показала, что требуется модернизация. Ты хочешь получить больше денег, у тебя есть мотивация – пожалуйста, можешь подать рапорт. Даже если ты не на "нуле" – тебя переведут на линию столкновения. Ты считаешь, что нуждаешься в ротации и отдыхе, но можешь выполнять менее рискованное боевое задание, – получай 30 000 грн плюс денежное обеспечение. Если нет – просто денежное довольствие.

А уже дальше идет "экономия" по разным факторам. Это около 100 млрд. грн.

"Но нам с вами еще воевать. Не забывайте, что у нас есть потери. Семьям погибших мы должны заплатить по 15 млн грн. Раненым тоже. Это серьезная нагрузка на бюджет, должны быть к этому готовы. Это "экономия" — это ресурс, который позволяет нам обеспечить живую ткань сектора безопасности. ВСУ — самый крупный работодатель в стране. Работодатель должен понимать свой ресурс. Мы же не зарабатываем, а только тратим".

Но мы подняли базовое денежное довольствие на 30%. Сегодня солдат-стрелок наименьшей категории, у которого было 13 000 грн, имеет 20 000 грн. А это все контракты и будущее пенсионное обеспечение. У всех, начиная от солдата, произошло увеличение.

Война может длиться долго. Есть ли вероятность, что в будущем власти снова будут вынуждены еще сократить размер денежного обеспечения ВСУ? В том числе для тех, кто на передовой, на "нуле"?

– Я убежден, что те, кто на передовой и выполняют боевое задание, точно никак не пострадают. Что касается остальных… Я не хочу на догадках что-то строить. Но мы проговаривали с президентом и премьером, что должны обеспечить постоянное и стабильное финансирование сил безопасности и обороны.

Как вы сейчас оцениваете мобилизационную потребность ВСУ?

– Мобилизационный план, объявленный с момента имплементации парламента указа президента о введении военного положения, еще даже не завершен.

Министр войны. Резников о Зеленском и стране: каждый c 18 лет должен учиться стрелять
Алексей Резников, министр обороны Украины (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Читайте также: В Минобороны взялись за оптимизацию работы военкоматов

По какому принципу происходит сейчас отбор кандидатов на мобилизацию? Мы смотрим на военно-учетные специальности?

– У Генштаба есть потребность. Он точно знает необходимое количество водителей, стрелков, операторов, артиллеристов, снайперов. Генштаб определяет задачи военкомам: план и категории специалистов. Минобороны только осуществляет контроль и мечтает превратить бумажную мешанину в цифровизированный продукт. У нас есть этот продукт, он разработан. Мы просто не успели до конца ввести. Это будет один из вызовов Виталия [Дейнеги].

– Вопрос от подписчиков. Если подход к мобилизации по военно-учетным специальностям – то это в основном профанация. Офицеры с военной кафедры часто явно не офицеры и обладают слабо развитыми лидерскими качествами. И 90% всему учатся с нуля. В чем тогда смысл смотреть на ВУС? Может, нужно изменить подход к отбору на мобилизацию?

– Вопрос лидерства, в том числе в армии, стоит в каждой стране. Я это слышу от коллег-министров обороны. Они предлагают лидерские курсы младших командиров, средних командиров и сержантов. Ведь именно сержанты – это костяк армии.

Мы почти 30 лет жили в парадигме, что на нас никто не нападет. И для многих вузов военная кафедра была формальностью…

А для студентов – способом "откосить" от армии.

– Плюс звание офицеру запаса. Но я знаю много университетов, где фантастические заведующие военными кафедрами, добросовестно готовившие выпускников, которые сейчас успешно воюют. А есть училища, где не все… Армия – это срез общества. Есть лидеры и ведомые. Но почти на каждом заседании Ставки президент упоминает о программах обучения. И именно генерал Павлюк вместе с Генштабом занимается вопросами комплектации и учений. Поэтому я надеюсь, что офицеры с боевым опытом смогут донести в учебные центры энергию, чтобы они понимали, как и кого нужно готовить.

Что нужно делать с военными кафедрами? Реформировать или ликвидировать?

– Ни в коем случае. Более того, я убежден, что нам нужно готовиться к изменению в правовом плане и культуры поведения нашей нации после победы. К сожалению, физически враждебная страна, которая является нашим соседом, не улетит в космос. Даже со всеми творениями Илона Маска. И она будет мечтать о реванше. Поэтому единственный залог неповторения такого вторжения – мощный сектор сил безопасности и обороны, а также понятная концепция армии резервистов. Так живет Швейцария.

Поэтому я убежден, что наоборот – культура военной профессии должна стать трендом. Как в Израиле, например. Возможно, срочная служба нам больше не нужна. Но каждый молодой человек в 18 лет начинает проходить специальные курсы подготовки: медицина, стрельба, окопы, слаживание. Дальше учится на кого хочет, но раз в год проходит месячные курсы по специализации. Хочешь быть пулеметчиком – развивайся как пулеметчик. Хочешь быть оператором дронов – давай.

Ходить в тир – эта культура должна быть. Должны работать тиры, чтобы все умели ловко пользоваться огнестрельным оружием. Нужно завершить реформу, и официально зарегистрированное огнестрельное оружие должно быть у населения, конечно, с прохождением проверок у психиатра, нарколога и правоохранительных органов.

"Когда враг будет знать, что каждый совершеннолетний украинец может достать из-под кровати автомат и сопротивляться, он 10 раз подумает".

Потому военные кафедры точно нужны. Возможно, нужно думать об их специализации.

Это ваши мысли или планы государства?

– Это мои мысли, обсужденные и согласованные с премьер-министром. Это записано в нашем плане и это один из элементов изменений в законодательство, которые мы готовы делать. Это четко совпадает с позицией президента, мы с ним об этом говорили.

Читайте также: Вооруженный народ. Легализация огнестрельного оружия очень актуальна. Но власть почему-то не спешит

ДРОНЫ, КИТАЙ И СНАРЯДЫ

В январе Кабмин упростил растаможку невоенных дронов. А уже в феврале глава оборонного комитета Завитневич подает законопроект, который, по словам экспертов по аэроразведке, значительно усложняет ввоз дронов в Украину, тех же "Мавиков". Что происходит?

– "Зрада" отменяется. В этом законопроекте речь шла только о Государственной службе экспортного контроля. Я разговаривал с Марией Берлинской (руководитель Центра поддержки аэроразведки. – Ред.) после ее обращения к президенту и ко мне через блог УП. По моей информации, среди народных депутатов вопрос этого законопроекта, я думаю, уже снят.

А вы спрашивали у нардепов, зачем этот законопроект вообще был?

– Да, спрашивал. Они объясняли тем, что целью было не усугубить ситуацию, а нормировать и [сделать] больше контроля, больше комфорта партнерам.

Как вы оцениваете уровень обеспеченности ВСУ дронами?

– Нам необходимо невероятное количество дронов. Это тоже gamechanger. Как дронов для разведки/корректировки, так и ударных от 3 до 1000 км, морских дронов. Это дает возможность нанести удар врагу. И это сохраняет жизнь нашим [военным], давая ситуационную осведомленность.

Министр войны. Резников о Зеленском и стране: каждый c 18 лет должен учиться стрелять
Алексей Резников, министр обороны Украины (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Я не хочу называть цифры, но скажу так. Мы вместе с Михаилом Федоровым собирали встречу с отечественными производителями БПЛА, где было 80 компаний. Я им сказал: "Сколько бы вы ни изготовили – я у вас все куплю". У меня рядом стоит министр внутренних дел, который тоже будет докупаться. В моем бюджете зарезервировано 20 млрд грн, чтобы покупать все, что они изготовят. Параллельно у Федорова есть проект United24. Параллельно правительство выделило 10 млрд грн на возможность закупки дронов из-за границы, которые я как министр обороны не могу купить.

Этот вопрос приобретает актуальность на фоне заявлений западных партнеров о начале военной помощи России со стороны Китая. Как вхождение Китая в "ось зла" повлияет на российско-украинскую войну?

– Я очень осторожно отношусь к дронам производства этой страны (речь о Mavic, Matrice. – Ред.), успешно используемых на поле боя.

"Если, не дай бог, Китай принимает решение вступить в альянс – их производитель может сделать многое, что будет препятствовать работе наших дронов. Потому что аэроскоп никто не отменял, местонахождение оператора понятно. И будут бороться не с дронами, а с операторами".

Поэтому я продолжаю оставаться упоротым (в хорошем смысле) представителем позиции, что нам нужно развивать собственное украинское производство дронов. Тогда мы будем независимы.

Если все же Китай принимает решение открыто помогать России – чем мы можем ответить?

– Только продолжать просить наших партнеров держать мощную позицию, в том числе санкционную. Но я лично остаюсь проинформированным оптимистом, что они этого не сделают.

Министр войны. Резников о Зеленском и стране: каждый c 18 лет должен учиться стрелять
Алексей Резников, министр обороны Украины (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Я наблюдал за выступлениями лидеров Китая и Индии. Они довольно ясно сказали, что сегодня война – это не способ решения проблем между странами. Есть другие приоритеты. Это продуманная и сознательная позиция. Поэтому я надеюсь, что прямой открытой помощи России не будет.

Читайте также: Пекин обвиняет Кремль в утечке информации о переговорах о поставках оружия – The Economist

Из хорошего. Факт, что россияне ищут там поддержки, дает нам сигнал, что у них начинает все быть гораздо хуже, чем было. Они ищут, где сшить бронежилеты, где заказать снаряды. Ищут бронетехнику, ищут пушки, ищут снаряды.

Давайте будем откровенными: мы тоже ищем снаряды.

– Мы не ищем, мы все нашли. Главное, чтобы все своевременно доезжало. Есть вопросы о возможности отдать нам со складов. Потому что каждая страна, принимая решение о передаче нам снарядов, уменьшает собственную обороноспособность и параллельно заказывает производство новых у отечественных компаний. Поэтому в пакетах американской помощи многое идет "в течение года".

В марте [2022-го] мы искали все. Сейчас мы ясно понимаем способность каждой страны. И без антикремлевского альянса, который сегодня насчитывает 54 страны, нам бы ой было как тяжело.

Но генсек НАТО Столтенберг признает, что западные запасы не были готовы к такой интенсивности боевых действий. Есть ли риск, что после активной весны наступит период позиционной войны, когда обеим сторонам банально нечем будет стрелять?

– Не думаю. Ибо я знаю объемы контрактов, которые я заключил на изготовление и поставку на разных предприятиях. Я знаю объемы контрактов, заключенных нашими партнерами в наших интересах. Я знаю объемы контрактов, заключаемых партнерами из донорских фондов, созданных в интересах помощи нам. К примеру, под руководством Великобритании и Дании.

"Плюс-минус мы понимаем объемы. Если правильно их использовать, не разбрасываясь – тогда у нас в долгосрочной перспективе преимущество над россиянами. Они думают, что их склады бесконечны, но это не так".

"Я УМОЛЯЮ ЧАСТНЫЙ БИЗНЕС ДЕЛАТЬ – Я ВСЕ КУПЛЮ"

Украина просит у западных партнеров F-16, хотя Буданов в интервью Голосу Америки сказал , что нам нужны не F-16, а штурмовая авиация (в первую очередь самолеты А-10 Thunderbolt II) и ударные вертолеты "Апачи". По-вашему, что в приоритете?

– Я свой ответ строю на консультациях с командующим Воздушными силами господином Олещуком и месседжах, проговоренных со всеми членами Ставки верховного главнокомандующего. Украине нужно усиливать противовоздушную оборону. А самолет – это платформа, являющаяся элементом в первую очередь ПВО. Поэтому нам нужны самолеты, способные как элемент ПВО увидеть в воздухе вражеский самолет и нанести ему поражение, сбить крылатую/баллистическую ракету и при необходимости нанести удар по наземным целям (склады, командные пункты, скопления техники). Должны быть в наличии запчасти, инженеры, документация и места хранения.

Министр войны. Резников о Зеленском и стране: каждый c 18 лет должен учиться стрелять
Алексей Резников, министр обороны Украины (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Что такое А-10 Thunderbolt? Это тяжелая летучая крепость, которая может насыпать на танковые колонны. Но танковые колонны после того, как россияне походили и попробовали, давно не ходят. Этот самолет далеко не видит и слишком медленный. Их много в США, но они не воюют. Они старые, у них нет запчастей, и обслуживать их невозможно. Я эти самолеты обсуждал еще в марте прошлого года и получил ответ: "Не может эта медленная крепость противостоять быстрым самолетам россиян".

Читайте также: Конгресс США будет давить на Байдена по F-16. Они могут появиться в "решающий момент

В интервью Бабелю вы рассказывали, что Укроборонпром не в состоянии обеспечивать оборонные потребности Украины из-за банальной нехватки денег, а взять деньги в кредит он не может, потому что является ненадежным заемщиком. Насколько государство готово разрешить производство оборонных продуктов и оружия в частном секторе? Есть ли какие-то планы на этот счет?

– Государство не просто готово разрешить. Я от имени государства через ваше издание обращаюсь к частному бизнесу: "Я вас умоляю, делайте что можете – я все у вас куплю".

В доказательство этого я могу сказать, что Минобороны заключены контракты с частной компанией на производство украинской современной артиллерии 155-го калибра и все уже идет в изготовление. То же касается снарядов, бронетехники и некоторых потребностей для наших ракет. Ремонты современных артиллерийских систем, которые мы получили от партнеров, производятся частными компаниями. Я вас призываю: если вы готовы что-то делать и инвестировать – мы вас полностью поддержим.

Потому мы и пошли на упрощение процедур по взятию на вооружение. Главное, чтобы военные сказали мне: "Да, это наше и оно нам подходит". Конечно, есть процедуры испытания и у вас есть контракт.

Какое пока вообще соотношение того, что Украина производит своими силами, а что – сотрудничество с частными компаниями?

– По БПЛА преимущество частного бизнеса, наверное на 98-99%. Есть фантастические компании, производящие стрелковое оружие. Я не хочу делать продакт-плейсмент, но если вы посмотрите мою декларацию – там есть официально зарегистрированное охотничье оружие нескольких брендов.

Единственная структура, которая делает современную артиллерию – это частная компания. Если брать бронированные машины – частные компании. Танки и бронетранспортеры – пока, к сожалению, либо оставленные по наследству "братья старосоветские", либо модернизированные наши, в том числе частными компаниями или за рубежом. Но есть наши компании, разрабатывающие отдельные боевые модули. Мы сейчас на них смотрим и, возможно, сможем использовать.

"Я верю, что будущее за частным сектором индустрии".

– Ракетный проект "Сапсан". В 2021 году ваш предшественник Таран заявил, что он готов на 80%. Летом 2022 года Укроборонпром сообщил нам, что проект развивается. Есть ли шансы, что мы сможем удивить россиян в этом году?

Я думаю, что это очень реалистичный шанс. Я бы его назвал планом. Я лично недавно был на производстве и смотрел на отдельные элементы этой программы, поэтому оптимистично смотрю и на реализацию этого плана.

Министр войны. Резников о Зеленском и стране: каждый c 18 лет должен учиться стрелять
Алексей Резников, министр обороны Украины (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Буданов неоднократно говорил, что первый этап войны закончится выходом на границы 1991 года. А дальше, по его словам, "нужно смотреть на полосу безопасности вокруг Украины, как минимум с российской стороны, на глубину 100 километров и больше". Как по-вашему может выглядеть эта "полоса безопасности"? Это создание буферного образования типа Приднестровья? Или это 100 км мин, стен и колючей проволоки?

– Полосой безопасности должны стать два параллельных института. Первое – это план из 10 пунктов – известная Формула мира президента Зеленского. Он имеет все составляющие построения будущей архитектуры безопасности в мире, ключевым элементом которой будет Украина. Чтобы сделать невозможными новые попытки решать пожелания от соседей через военную агрессию. Я убежден, что членство в НАТО и Евросоюзе – один из ключевых элементов такой архитектуры безопасности. Конечно, после победы.

Второе – это построение украинского мощного современного государства с очень развитым сектором безопасности и обороны, нормальной регулярной армией и пониманием, что служить в армии – модно и престижно.

Читайте также: От сакральной жертвы к победителю: полная история "отставки" Резникова. Спойлер: это не конец