В марте 2022 года Сергей Притула должен был провести учредительный съезд своей партии, но большая война перечеркнула политические планы. Вместо партийного офиса вовсю заработал благотворительный фонд Притулы.

Подписывайтесь на полезный легкий контент в Instagram

С первых дней полномасштабного вторжения России возле офиса фонда выстроилась бесконечная очередь из военных, рассчитывавших на помощь волонтеров. "Все, что заходило – выдавалось. Военных даже никто не считал", – вспоминает Притула.

Сколько фонд собрал с 24 февраля, кто задонатил миллион долларов, почему могут быть проблемы с пикапами для ВСУ и способны ли волонтеры купить ПВО – в интервью Сергея Притулы для LIGA.net.

Читайте нас в Telegram: только важные и проверенные новости

КОГДА БУДЕТ "БАВОВНА" И ЗАПРОС ОТ ОЛИГАРХА

– На днях вы послали Илону Маску книгу "История Государства Украинского" Романа Пиняжко на английском языке. Но часть академического сообщества возмутилась выбором из-за специфичности книги. Что бы вы им ответили?

– Книга к господину Маску – в пути. Надеемся, что человек почитает, проникнется, – поймет историю Украины, осознает, в чем разница между нами и Россией.

Истории Украины слишком много не бывает. Я благодарю академическое сообщество и украинских историков за подсказку правильной книги, которую мы и отправили – англоязычное издание "Ворота Европы" Сергея Плохия.

Фото – Twitter Сергія Притули
Фото – Twitter Сергея Притулы

За Starlink как технологию Маску благодарность. Но его заявления нас беспокоят. Мир и влиятельные люди с большой аудиторией должны понимать, что здесь происходит, а не вестись на кремлевскую пропаганду.

– Вы собрали 352 млн "на месть" РФ. Но непосредственно на дроны-камикадзе уйдет только 100 млн. На что все остальное?

– Мы никогда не берем на себя ответственность за выбор направления, куда направлять такие колоссальные суммы. Как и в истории с [беспилотниками] Bayraktar, у нас высвободился огромный бюджет, но Минобороны попросили остановиться и посмотреть, куда можно направить эти средства. И путем встреч и переговоров была нащупана история со спутником.

Читайте нас в Telegram: только важные и проверенные новости

Сейчас перед тем, как объявлять завершение сбора, мы вышли на Минобороны и спросили, куда нам лучше направить этот огромный излишек. Но с учетом одного момента.

Украинцы донатили именно на "бавовну". Поэтому мы не можем использовать эти деньги на зимнюю форму, тепловизоры или дроны. Они должны идти на уничтожение живой силы и техники противника.

Минобороны набрасывает нам разные варианты. Конечно, мы выйдем в паблик и сообщим, куда будут направлены эти деньги.

– Сколько в общей сложности с 24 февраля получил донатов/взносов ваш фонд?

– Мы подводим аналитику в начале месяца. Думаю, что в начале ноября мы отчитаемся о примерно 3 млрд грн.

Сергей Притула: Если Резников увидит свободную "Звезду смерти" – пусть пишет, будем решать
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net
СПРАВКА. Фонд "Вернись живым" с 24 февраля по 30 сентября потратил 2 млрд 857 млн грн на проектные закупки для ВСУ.

– Какой наибольший взнос вы получили за это время?

– За один раз – миллион долларов.

– Это известный украинский бизнесмен?

– Да.

– Из какой сферы бизнеса?

– IT. Это не представитель классических финансово-промышленных групп, известных в Украине как олигархи.

– А на что был этот взнос?

– Тогда мы контрактовали БПЛА.

Читайте также

– Были ли среди донаторов люди с сомнительной репутацией? Или те же олигархи?

– Я не могу отследить каждый трансфер. Но коммуникации под перевод средств с компаниями кого-то из олигархов – не было.

– У вас есть неписаное правило, у кого вы точно не возьмете вклад?

– В марте у нас было предложение от человека, который, я думаю, появится в реестре олигархов. Предлагали "приехать, пообщаться и финансово помочь". Мы посовещались и перенаправили этот запрос на коллег по волонтерскому цеху. И на встречу с этим человеком поехали наши друзья из другого волонтерского фонда. Мы выступили посредниками.

Сергей Притула: Если Резников увидит свободную "Звезду смерти" – пусть пишет, будем решать
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

Виктор Пинчук каким-то образом помогал вашему фонду?

– Я об этом не знаю. Мне никто не верит, но за 14 лет работы на Новом канале (входит в медиахолдинг StarLightMedia, принадлежащий бизнесмену Пинчуку. – Ред.) я ни разу не видел господина Пинчука. У нас нет никакого личного общения.

– Вопрос от читателей. Самый необычный запрос о помощи?

– Как показала практика последнего полугода – уже нет такого понятия.

Если мы всерьез говорим о приобретении вертолетов, если у нас за спиной спутник – я не вижу ни одного пункта, который выглядел бы необычным. Поэтому я и говорю Резникову: если он увидит где-то запаркованную "Звезду смерти" – пишите, будем решать.

КАК ФОНД ВЕРИФИЦИРУЕТ ВОЕННЫХ

– Что сегодня представляет собой фонд Притулы?

– Сейчас у нас более сотни активных участников. И это количество будет расти. Основные направления деятельности: транспорт, дроны/БПЛА, оптика, защищенная связь и тактическая медицина. Теперь еще добавилось обновление трофейной российской техники. Мы уже передали несколько танков Т-72 и БТРов.

Сергей Притула: Если Резников увидит свободную "Звезду смерти" – пусть пишет, будем решать
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

– А в чем заключается ваше вовлечение в восстановление "трофеев"?

– Очень часто подбитая или захваченная нашими военными российская техника – в неисправном состоянии. Поскольку в последнее время наши захватывают ее много, ремонтные госпредприятия завалены работой. Мы нашли ребят в некоторых городах, которые перепрофилировались на ремонт техники. Берем приобретенные фондом тягачи, везем подбитую технику и восстанавливаем.

– Чем еще занимается фонд?

– Отдельно появился проект "Бавовна", лидирующий по донатам. Мы сразу предупреждаем, что это единственная позиция, по которой мы не отчитываемся. У нас есть специалисты по этому профилю. В их сфере – большое количество того, что потом бродит по соцсетям: где что-то взрывается, где разлетаются тела россиян и горит их техника.

Читайте также

– Как происходит коммуникация с Минобороны и Генштабом?

– С Генштабом и подразделениями на поле боя коммуницирует руководитель военного направления Роман Синицын. В хабе в Днепре у нас работает 15 человек, занимающихся логистикой. Мы получаем запросы от военных, верифицируем. Каждый день конвои разъезжаются вдоль линии фронта и раздают в те подразделения, от которых через штаб воинской части поступали запросы.

Сергей Притула: Если Резников увидит свободную "Звезду смерти" – пусть пишет, будем решать
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

Связь с Минобороны, ГУР и родами войск – моя парафия и директора фонда Анны Гвоздяр.

Иногда наш фонд нарывается на критику родственников военных и других волонтеров, будто мы коммуницируем на уровне комбатов/комбригов и не знаем потребностей обычных военных. Чушь.

Вот живой пример со вчера (12 октября. – Ред.). Из одной бригады появляется контакт, который говорит, что им не хватает минометов 120-го калибра и они нашли, где их купить. Надо найти деньги. Я звоню комбригу и спрашиваю, действительно ли есть необходимость. Комбриг отвечает: "Если вы нам их купите – мы не откажемся. Но проблема в том, что у нас нет боекомплекта. Поэтому дадите ли вы мне на 10 минометов больше – активность нашей работы по врагу не возрастет".

На определенных уровнях люди не понимают потребности и уровня обеспечения. Поэтому такая многослойная коммуникация позволяет эффективнее тратить средства людей.

– Проводится ли какая-то верификация, когда обращается неизвестный вам военный и что-то просит?

– Первые две-три недели боев вокруг Киева верификация была на крайне низком уровне. У нас не было на это времени. Все, что сюда заходило, – выдавалось. Люди выстраивались в живую очередь. Их даже никто не считал.Но когда все начало утрясаться, мы перешли на подачу заявок через сайт фонда с письмами от воинских частей и последующей верификацией этих запросов в ручном режиме.

Может, это советский атавизм, но наши военные часто боятся подойти к командирам. Им легче набрать волонтера. А когда волонтер привозит – комбат говорит, что у них это и так есть.

Да, бывают ситуации, когда наши волонтеры из Днепра заезжают на позиции и военные говорят, что за вчера упали три "птички" и развалили Starlink. Если у нас есть в загашнике – быстренько им довозим. Потому что ребята в окопах, у них нет времени писать заявки.

В этот момент в Киеве объявлена воздушная тревога, поэтому Притула предлагает сделать паузу и продолжить интервью, спустившись вниз.

– Почему спрашиваю о верификации. Вы наверняка слышали об уголовных делах против волонтеров? Ваше отношение к этому? И не смущает ли вас системность?

– С одной стороны, я подозреваю, что могут иметь место какие-то злоупотребления. С другой, у нас максимально несовершенные законы, и любого волонтера можно сейчас "хапнуть" по желанию.

Сергей Притула: Если Резников увидит свободную "Звезду смерти" – пусть пишет, будем решать
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

Я не знаю, это системный подход или желание на местах выслужиться. Нельзя заниматься общим масштабированием проблемы и отчитываться о злоупотреблениях до приговора суда.

А это работает как домино. Правоохранители кого-то взяли и заранее обвинили. Общество узнало – и стало меньше поддерживать волонтеров. В результате ВСУ получают меньше.

Читайте также

ПРОБЛЕМЫ С ПИКАПАМИ И ОТВЕТ ИРАНСКИМ ШАХЕДАМ

– Влияют ли успешные контрнаступления ВСУ в Харьковской и Херсонской областях на акценты работы фонда?

– Частично – на номенклатуру закупок. Сейчас погодные условия изменяют наши планы по закупке транспорта. Дождитесь ноября – и поймете, о чем я. Не буду спойлерить.

Колесная техника – уже даже не смешно. Я не знаю, останется ли скоро в Европе более или менее пригодный для использования пикап. Потому что украинские волонтеры выгребли все. И мы со всей серьезностью начинаем бросать глаз на Ближний Восток и Южную Америку.

Мы бы уже волокли из Северной Америки по морю контейнеры с их громадными пикапами. Но у них есть огромная проблема – они бензиновые. А нам нужен дизель.

– Можем ли мы столкнуться с проблемой, когда на фронте будут реальные проблемы с обеспечением пикапами?

– Это как с грибами в лесу. Сначала вы собираете то, что поближе. Так "вымелись" Польша, Венгрия, Чехия, Словакия и Румыния. Пошли дальше – немцы, французы, Нидерланды. Сейчас к нам идет транспорт из Швеции и Великобритании. Дальше – только океан.

Я думаю, что дальше мы будем покупать более дорогие. Сейчас какую-нибудь тачку другие волонтеры могут привезти за €2000-5000. Мы возим за €8000–10 000. Бывает €15 000–20 000.

– По словам Зеленского, Россия закупила в Иране 2 400 БПЛА. Вы точно разбираетесь в возможностях этого рынка. Можем ли мы адекватно ответить на дроны-камикадзе?

– Если все сложится правильно, – возможно, наш ответ на иранские беспилотники будет громким. Пока добавить нечего.

– Была ли мысль начать долгосрочный сбор на условную систему ПВО? Одна батарея NASAMS-3 стоит около $64 млн. Зная наш народ – мы можем все.

– По состоянию на сегодняшний день ни один фонд и ООшка не сможет приобрести системы ПВО, потому что их не может приобрести даже государство. Потому что их на рынке не так уж много. И это рынок очень узкой номенклатуры. Здесь вопрос не в деньгах, а в политической воле.

Сергей Притула: Если Резников увидит свободную "Звезду смерти" – пусть пишет, будем решать
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

Украина способна купить танки Leopard 2. Они есть в той же Испании. Но чтобы их нам продали – нужно добро от страны-производителя. А у немцев пока нет политической воли. И не имеют ее, в частности, потому что флюгером в этом вопросе для многих государств является США. А США не делятся с нами даже своими танками Abrams. Как только оттуда пойдет поток – это будет сигнал, что можно.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ БУДУЩЕЕ И ДОЛГ ПЕРЕД ВАКАРЧУКОМ

"Народный спутник". Планирует ли фонд обнародовать текст контракта?

– А как мы можем публиковать то, что является коммерческой тайной? Компания ICEYE не желает подсвечивать контракт. Главное управление разведки, которое получило в пользование всю закупленную номенклатуру, взяло с нашего фонда соглашение о неразглашении. Я не хочу сесть и ссориться с разведкой.

– Скажите хотя бы, что собственно было приобретено. Это аренда спутника? Или покупка определенного количества съемок?

– В контракте есть пара пунктов. Один касается покупки спутника, другой – доступа к базе спутниковых данных. И без первого не было бы второго. Пару недель назад Алексей Юрьевич [Резников] опубликовал сообщение в Facebook. Это громкий ответ всем критикам. Я не знал, что в стране так много экспертов по космическим технологиям.

– В частности, есть мнение, что наша разведка могла закупать съемку и по коммерческой цене. И в итоге это было бы выгоднее, чем тратить за раз $16,2 млн.

– Я готов поспорить по каким-то пунктам с кем-либо, кто тоже купит спутник. Не уверен, что люди понимают, о чем они говорят. Особенно те, кто говорил: "Зачем мы это покупаем? Нам американцы дают в режиме онлайн". Мы сидели с разведкой и просто, извините, писались со смеху.

Сам факт того, что сейчас наши офицеры самостоятельно определяют, что, где и когда фоткать – только ради этого стоило вбухать эти "бабки".

– В июле, отвечая на вопрос на возможное возвращении на телевидение после войны, вы ответили, что не приняли окончательного решения. За это время что-нибудь изменилось?

– Я просто об этом не думаю. От слова совсем. С вопросами, что будет после войны, будем разбираться после войны.

– Вы неоднократно говорили, что главное в волонтерстве – доверие. Очевидно, вам и вашему фонду люди доверяют. После нашей победы люди захотят видеть побольше таких людей у ​​власти. У вас есть понимание, что после победы у вас нет другого пути, как политика? Что любое другое решение будет воспринято как проявление слабости и вы станете "вторым Вакарчуком"?

Сергей Притула: Если Резников увидит свободную "Звезду смерти" – пусть пишет, будем решать
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

(Смеется.) Хорошо, что напомнили. Вчера Святослав Иванович [Вакарчук] что-то приятное мне писал, а я его не поздравил. Группе "Океан Эльзы" стукнуло 28 лет. Надо срочно исправляться.

Такой солидный мандат доверия, который есть ко мне лично и к нашему фонду, может иметь какую-то капитализацию. Но на сегодня единственное, во что я капитализирую доверие общества, – это максимальная помощь армии и гражданским. Доживем до победы и посмотрим, что с этим делать.

Сейчас у меня нет желания даже касаться околополитических тем. В Украине есть один политический игрок – ВСУ. Мы можем меряться рейтингами, но все решают ВСУ.

Читайте также: Интервью | Поражение России должно быть катастрофическим. Возможно, уже этой зимой – Фрэнсис Фукуяма