23.01.2019, 10:57

Brexit: упавший занавес уносит штормом

Brexit: упавший занавес уносит штормом
эксперт Украинского института будущего

Проект соглашения по Brexit де-факто мёртв. А вместе с ним и правительство Терезы Мэй. Как было сказано у Шекспира - "унесите трупы"

Последние две недели стали решающими для Великобритании. Когда думаешь, что ситуация не может быть хуже, кто-то всегда стучит снизу. Боюсь, это как раз то, что произошло на днях в Туманном Альбионе.

В предыдущей статье по теме Brexit (а эту тему я уже почти год отслеживаю на LIGA.net) я писал, что Британия вышла на финишную прямую. Перенос голосования по Brexit с середины декабря 2018 года на 15 января этого года не дал британскому правительству желаемого результата. Премьер-министр Тереза Мэй не сумела убедить депутатов поддержать её проект соглашения с ЕС о сроках и условиях Brexit. Британский бизнес так и не определился - нравится ли ему проект, или нет. Избиратели остаются расколотыми по этому вопросу. А четверть граждан, судя по социологическим опросам, вообще не понимает, что происходит. Не удалось убедить и Евросоюз начать новый раунд переговоров по Brexit. Официальный Брюссель остался непоколебим – никаких новых переговоров после 2,5 лет утомительных и сложных встреч не будет.

Неремонтируемый провал

Вполне ожидаемо 15 января настал "день Икс". Проект соглашения с ЕС по Brexit с треском провалился, а правительство Мэй обновило исторический антирекорд поражений при голосовании в Палате Общин. Разница в 230 депутатов между голосовавшими "против" и голосовавшими "за" стала самой большой с 1924 года, автоматически занеся Терезу Мэй в анналы истории британского парламентаризма. От этого поражения правительство Мэй вряд ли оправится, хотя в отставку премьер подавать отказалась, считая, что лишь она способна довести дело до конца. Отдать процесс в руки оппозиции – Лейбористской партии, - на её взгляд, хуже, чем самой продавливать через парламент проект Brexit.

Спустя неделю после разгромного голосования Тереза Мэй, наконец-то, представила свой план "Б", как того требовала процедура. Для многих стало неожиданностью то, что она предложила. Премьер-министр задействовала узко-специализированный и редко применяющийся юридический механизм, который позволяет парламенту напрямую вносить правки в документ. При этом само правительство внесло в текст лишь несколько косметических поправок. Самой значительной из них стала отмена регистрационного сбора в 65 фунтов, который граждане ЕС должны были заплатить, дабы сохранить право проживания на территории Соединённого Королевства после Brexit.

Такой манёвр выглядит последним актом в этой пьесе. Это агония проекта Терезы Мэй, который, судя по недавнему разгрому, или вряд ли будет принят, или же изменится до неузнаваемости, - что вызовет множество вопросов у Евросоюза, категорически не согласного вносить серьёзные изменения в согласованный документ. Правительство Терезы Мэй попыталось совершить последний вывок, находясь на финишной прямой, но споткнулось о нежелание и партнёров, и оппозиции идти на уступки, упало, проехавшись несколько метров в сторону финиша, и остановилось прямо перед заветной ленточкой. Теперь Мэй пытается встать на ноги и дотянутся до финиша, чтобы хоть как-то завершить этот трек.

Без страховки на вертикальной стене

План "Б" для Brexit не вызвал особенного энтузиазма у депутатов. Более того - он ещё больше запутал весь процесс. Поскольку теперь Британский парламент может сам вносить правки в документ или процедуру голосования, за неполные сутки на голову правительства свалился целый вал радикальных и абсолютно не стыкующихся с общей повесткой поправок. И все они должны быть рассмотрены парламентом и, вероятно, проголосованы 29 января.

Например, межпартийная группа депутатов внесла в повестку дня рассмотрение поправки, которая ограничивает временные рамки для Терезы Мэй концом февраля. Иными словами, премьер-министру даётся всего месяц на всё про всё, а после этого рассмотрение в парламенте завершается вне зависимости от результата.

Другая поправка, которая была внесена лидером Лейбористской партии Джереми Корбином, предусматривает, что Британия либо остаётся в составе таможенного союза ЕС (чтобы избежать "жёсткой" границы между Ирландской Республикой и Северной Ирландией), либо назначается повторный референдум. Для реализации последнего необходимо, чтобы парламент проголосовал за законопроект о повторном референдуме, который станет частью законодательства (пока что в Британии не предусмотрены повторные голосования), а затем Палата Общин должна будет такой референдум назначить. В этом случае он пройдёт в течение 22 недель после голосования. Естественно, времени на организацию референдума нет, поэтому очень сомнительно, что депутаты поддержат такой опасный манёвр, который может спровоцировать ещё и конституционный кризис.

Ещё одна поправка от лейбористов – продление переговорного периода по Brexit по статье 50 Лиссабонского договора, предусматривает избрание так называемой "Гражданской Ассамблеи" в 250 человек, которая будет искать пути выхода из кризиса в течение 10 недель. Продление действия статьи 50 требует одобрения всех 27 стран-членов ЕС, что крайне проблематично, учитывая настроения в Брюсселе. Буквально за сутки до этого в Ирландии, Нидерландах, Германии и Франции исключили возможность продления переговоров с Лондоном.

Есть поправка от консерваторов просто на продление переговоров с ЕС - в надежде на то, что можно будет внести изменения в документ, и европейцы пойдут навстречу по каким-то вопросам, вызывающим проблемы у Лондона.

Существует и поправка от депутата Лейбористской партии Иветт Купер, которую поддерживают консерваторы, что повышает её шансы на успех при голосовании. Она предусматривает передачу управления процессами по Brexit от правительства к парламенту в том случае, если Тереза Мэй не найдёт альтернативы своему проекту до 26 февраля. Тогда парламент берёт на себя ответственность за поиск альтернативы и просит продлить переговорный период, дабы отложить выход Британии из ЕС 29 марта этого года. Похожую поправку внёс "на всякий случай" и депутат-консерватор Доминик Грив, на тот случай, если инициатива Купер провалится.

Проект соглашения по Brexit де-факто мёртв. Конечно, у Терезы Мэй сохраняется призрачный шанс продвинуть соглашение под соусом "альтернативы нет" и "если не это, то хаос". Уже сейчас её правительство активно продвигает меседжи с оттенком фатализма и угрозами Апокалипсиса в том случе, если проект не поддержат. В основном пугают всех "худшим сценарием" выхода страны из ЕС – без соглашения вообще. В этом есть доля правды. Если Британия выйдет из Евросоюза без соглашения, это станет колоссальным ударом и по британский экономике, и по экономике ЕС, а также прекрасной подачей для национал-популистов в ЕС прямо накануне выборов в Европарламент. Такой вариант не выгоден никому. Больше всех от него пострадает сама Британия, рискующая не просто потерять до 8% ВВП, но и получить дестабилизацию в регионах. Северная Ирландия и Шотландия активно раскачивают лодку, требуя каждый себе преференций и льгот в рамках соглашения. Шотландцы хотят получить контроль над рыбной промышленностью и сохранить связи с таможенным союзом ЕС. Ирландские националисты добиваются так называемого "бэкстоп-плана" - поправки, которая бы позволила избежать "жёсткой границы" между Северной Ирландией и входящей в ЕС Ирландией - по крайней мере на первое время.

Систему трясет

Проблема Великобритании уже давно вышла за рамки споров о сроках и условиях Brexit. На сегодняшний день это полномасштабный политический и институциональный кризис, в ходе которого множество людей разочаровались в своих лидерах на всех политических флангах. Обратите внимание: системный кризис разрывает не только Консервативную партию, распавшуюся на (как минимум) восемь "племён", спорящих о будущем Британии после Brexit. Главная оппозиционная Лейбористская партия тоже переживает не лучшие времена. Кризис лидерства виден невооруженным глазом - Джереми Корбин с трудом удерживает власть в собственной партии, а альтернативных кандидатов, готовых взяться за тот же Brexit, просто нет. Лейбористы не в состоянии самоорганизоваться и адекватно выстроить свою кампанию против правительства, свидетельством чего стал провал их голосования за вотум недоверия Терезе Мэй.

Кризис эхом отбивается и в регионах. В этом месяце исполняется ровно 2 года с тех пор, как в Северной Ирландии не работают местные органы власти, парализованные из-за полярного отношения националистов и юнионистов к Brexit. Из-за этого паралича принимать местный бюджет вместо регионального парламента в Белфасте был вынужден Британский парламент. Даже досрочные местные выборы в марте 2017 года не помогли разрешить кризис, а лишь усугубили его. Заместитель первого министра Северной Ирландии, один из лидеров националистов Мартин МакГиннесс подал в отставку, рассорившись с лидером юнионистов Арлин Фостер. Это окончательно разрушило местный политический баланс сил. А на прошлой неделе случилось тревожное для региона событие – впервые за много лет в городе Лондондерри взорвали машину, - как напоминание о кровавых 1970-х годах, когда националисты из Ирландской Республиканской Армии (ИРА) воевали против центрального правительства.

Шотландия переживает собственный кризис. Усиливающееся давление радикалов на лидера Шотландской национальной партии Николу Стерджен вынуждает её занимать более жёсткую позицию в отношениях с Лондоном. Это автоматически сталкивает её лбами с другими фракциями шотландских националистов, имеющих свои взгляды на Brexit и развитие региона. За последние 2 недели обострилось противостояние между Стерджен и её бывшим боссом в партии Алексом Сэлмондом. Эта борьба полностью поглотила Эдинбург и ещё больше разочаровывает обычных избирателей, продолжая раскалывать общество на мелкие группы.

Даже партия, которая, по идее, должна была снимать все сливки с подобного хаоса – право-популистская Партия независимости Соединённого Королевства – разрывается внутренними распрями. Первый кризис лидерства и внутрипартийная борьба привели к уходу многолетнего лидера UKIP Найджела Фараджа. С тех пор партия пережила три внутренних голосования за нового председателя в течение 2 лет. Один за другим они приходили - и уходили. Даже попытка Найджела Фараджа вернуться не увенчалась успехом. А недавнее назначение советником лидера партии известного британского ультра-националиста Томми Робинсона окончательно рассорило всех, а Фарадж разорвал связи с новым руководством UKIP.

Время заканчивается

До официального Brexit осталось чуть более 2 месяцев. Премьер-министр Тереза Мэй балансирует на краю бездны, пытаясь придумать, как вытащить страну из кризиса - или хотя бы не дать Британии неуправляемо в него обрушиться.

На сегодняшний день основные сценарии развития события, на мой взгляд, следующие:

  • No-deal Brexit. Британия выходит из Евросоюза без соглашения, 29 марта все связи с ним разрываются. Радикалы ликуют, правительство уходит в отставку. Лейбористы, вероятно, на этой волне приходят к власти. Белфастские соглашения 1998 года по Северной Ирландии лишаются значения, а Шотландия назначает референдум о независимости.
  • Отложить в долгий ящик. Британские депутаты добиваются от ЕС согласия отложить окончание переговорного периода с конца февраля на пару месяцев. Это сдвинет и официальную дату Brexit. За это время депутаты попытаются взять под контроль процесс и придумать альтернативу плану Мэй.
  • Повторный референдум. Депутаты могут внезапно поддержать идею референдума или "народного голосования", дабы отменить Brexit и вернуть всё на круги своя. В этом случае, я полагаю, что в Британии начнётся конституционный кризис, правительство уйдёт в отставку, а в Консервативной партии начнётся бунт радикалов. ЕС может выступить против. Ирландские националисты и шотландцы поддержат, а юнионисты заблокируют любые голосования в парламенте.
  • Покинуть корабль! Тереза Мэй, отчаявшись, может решиться подать в отставку, запустив процесс досрочных выборов. Парламент может попытаться в течение 14 дней подхватить Brexit и сформировать правительство национального единства из нескольких партий. Если же им не удастся этого сделать, назначаются досрочные выборы. Также парламент может сам проголосовать за назначение досрочных выборов двумя третями голосов.
  • Ладно, давайте. Депутаты соглашаются поддержать проект Терезы Мэй при условии, что Британия остаётся в таможенном союзе, или будет иметь право заключить торговое соглашение с ЕС и/или на границе Северной Ирландии и Ирландии не будет жёсткой границы. Такой безумный компромисс, хоть он и весьма фантастичен, но теоретически возможен, если у депутатов возобладает чувство самосохранения и они осознают, что это лучше, нежели другие варианты.

Буря движется на континент

Вся эта ситуация крайне невыгодна Украине. Приближаются выборы в Европарламент. Это наиболее значимое для нас событие в Европе в 2019 году. Национал-популисты, жаждущие победить, могут нанести непоправимый удар по единству ЕС и ослабить его до такой степени, что завоеванные нами позиции там будут просто уничтожены. Многие из правых популистских партий выступают за смягчение санкций против РФ и нормализацию отношений с Кремлём.

Brexit может дать им дополнительные бонусы во время предвыборной агитации. Они уже сейчас используют Brexit как демонстрацию неэффективности и недееспособности идеи объединённой Европы, которая для нас является очень важной, поскольку Украина стремится стать частью ЕС. Если, к примеру, Британия покинет Евросоюз без соглашения, это станет ударом по экономике обеих сторон, а заодно и крупной идеологической победой евроскептиков. Поэтому нам выгодно, чтобы Brexit разрешился спокойно и плавно, желательно с проектом Терезы Мэй.

Повторный референдум (идею проведения которого в Украине последние несколько дней использовали чисто в политических предвыборных целях) - также не лучший для нас вариант. Затяжной кризис в Британии, который может вызвать этот сценарий, надолго отправит Лондон в нокаут, и рассчитывать на поддержку британцев в противостоянии с РФ нам будет крайне проблематично. К тому же, чем слабее основы британской демократической системы (а референдум – это один из её столпов) и чем глубже будет кризис, тем более усилятся евроскептики и внесистемные игроки, которые для нас непредсказуемы и даже опасны. К примеру, даже Лейбористская партия, продвигающая повторный референдум, лояльно относится к улучшению отношений с Россией, что не соответствует интересам Украины. Поэтому в Киеве многим стоит задуматься: так ли необходимо раскачивать идею референдума как заведомо провального института, который ни к чему хорошему не приведёт? Ситуация требует широкого анализа, а не сиюминутных и глупых рефлексий. Как ни парадоксально, но сам по себе Brexit, невзирая на его ситуативную хаотичность и непредсказуемость – это идеал воплощения демократии, когда решение, принятое народом, реализуется в полной мере и следуя букве закона.

Специально для LIGA.net

Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...