UA

Джо Байден год как президент США. Что он обещал Украине и что сделал для России

Джо Байден год как президент США. Что он обещал Украине и что сделал для России

политолог
20.01.2022, 12:59

В предвыборной риторике Байден многое обещал для решения проблемы Украина-Россия. Но для Украины все ограничилось только формальными шагами

20 января исполняется год, как к власти пришла администрация 46-го президента США. Год это довольно значительный срок, позволяющий сделать две вещи – прежде всего очертить подход администрации Джо Байдена к ключевому для Украины вопросу (противостояние Украина-РФ) и оценить собственно результативность политики США на соответствующем направлении. Кроме того, можно четко сравнить ожидания Джозефа Байдена, генерируемые им после своего избрания президентом США в Украине, а также результаты практической политики.

Ожидания

Если избрание Дональда Трампа в ноябре 2016 года президентом США ознаменовалось почти апокалиптическими ожиданиями в Украине, то победа через четыре года Байдена воспринималась с удовлетворением, которое, казалось, было безграничным. Соответствующие настроения опирались на ряд моментов. Прежде всего то, что Байден, будучи вице-президентом США при Бараке Обаме, активно занимался именно Украиной, неоднократно посещая ее и будучи таким образом подробно посвящен во все тонкости ситуации внутри и за пределами нашей страны.

На это накладывалась предвыборная риторика Джозефа Байдена, который не просто обещал увеличить помощь для усиления обороноспособности Украины, но и сделать Украину одним из центральных элементов внешней политики США в случае избрания.

С другой стороны, Байден отметился как последовательный критик текущей политики России и лично оккупанта Кремля, как свидетельствуют его многочисленные заявления и статьи. Речь шла в том числе о персональной антипатии к Владимиру Путину. Кроме того, многие исходили из того предположения, что Демократическая партия никогда не простит РФ "украденную" в 2016 году победу Хиллари Клинтон.

Вдобавок, как стало известно в декабре 2020 года, РФ провела одно из наиболее масштабных вмешательств в киберинфраструктуру США (SolarWinds hack). Что было не самым лучшим фоном для начала работы новой администрации Байдена. Все это так или иначе настраивало на серьезные меры по противодействию РФ.

Как следствие, Украина вступала в 2021 год с довольно значительными ожиданиями по поводу политики администрации Джозефа Байдена в противостоянии Украина-РФ. По меньшей мере ожидалось, что активная политика США по этому вопросу будет способствовать как минимум стабилизации противостояния. Как максимум – речь шла о том, чтобы изменить поведение РФ и заставить ее идти на попятную по меньшей мере в отношении Донбасса.

Двухсторонний трек Украина-США

Оглядываясь на 2021 год, нельзя сказать, что это был бессодержательный год в отношениях Украина-США. Наоборот, формально он отметился многими знаковыми моментами – прежде всего, когда речь идет о визитах, переговорах и документах.

Только в течение одного года Украину посетили Государственный секретарь США (май 2021-го) и министр обороны США (октябрь 2021-го). Президент Украины стал вторым европейским лидером, посетившим Белый дом в рамках официального визита (сентябрь 2021-го). Была возобновлена работа Комиссии стратегического партнерства Украина-США (ноябрь 2021-го).

Были подписаны два важных общеполитических документа – Совместное заявление Украина-США о стратегическом партнерстве (сентябрь 2021-го) и обновленную Хартию стратегического партнерства Украина-США (ноябрь 2021-го).

Оборонные ведомства двух стран подписали рамочный меморандум (август 2021), определивший параметры сотрудничества на следующие пять лет. Отдельно можно отметить активную поддержку США инициативы Крымская платформа по деоккупации полуострова – США были представлены на учредительном саммите этой инициативы на уровне министра энергетики. При этом не следует забывать, что в США куча собственных внутренних (COVID-19, экономические вопросы, социальные и политические противоречия) и внешних (КНР, КНДР, Иран, Афганистан, международный терроризм) проблем. Исходя из этого, то, что и для Украины в администрации Байдена нашлись внимание и время, бесспорно показательно.

Формальный контраст еще значительнее, если упомянуть два последних года администрации Дональда Трампа с точки зрения отношений Украина-США.

В 2019 году это прежде всего попытка Дональда Трампа втянуть Украину во внутреннюю политику США на своей стороне, за что он получил первую попытку объявить ему импичмент.

2020 год, кроме визита Государственного секретаря США Майка Помпео в начале года, что было попыткой администрации реабилитироваться за 2019 год, ничем особенным в отношениях Украина-США не отметился.

Не менее важна четкая позиция, которую заняла администрация Джозефа Байдена по меньшей мере на уровне риторики, когда речь шла о противостоянии Украина-РФ. Так, заявления министра обороны США в Киеве в октябре 2021-го и главы Государственного департамента США на саммите ОБСЕ в Стокгольме в декабре 2021-го четко возлагали на РФ основную ответственность за прекращение конфликта на востоке Украины. Так же администрация Байдена не была замечена в попытках давить на Украину по поводу реализации Минских соглашений таким образом, как этого хотела бы Москва, несмотря на постоянные требования со стороны РФ.

Здесь начинается реальность

Однако на этом позитив заканчивается, и начинается ряд моментов, вызывающих вопросы.

Прежде всего, можно говорить о несоответствии риторики администрации Байдена относительно противостояния Украина-РФ и практических шагов – иными словами, разговоры о поддержке Украины не ознаменовались какими-либо новыми инициативами или масштабными шагами, которые бы на практике заставляли РФ изменять свою политику и идти на попятную.

Действительно, в 2021 году Украина получила от США помощь для усиления обороноспособности на $450 млн. В том числе речь идет о дополнительных двух катерах класса Island ("Сумы" и "Фастов") для ВМСУ, 30 пусковых и 180 ракетах противотанкового комплекса Javelin.

Однако это все происходило в рамках инициатив, предпринятых предыдущей администрацией. Кроме того, масштабы поставок американских ПТРК не позволяют в полной мере удовлетворить реальные потребности с точки зрения отражения полномасштабной агрессии РФ.

Также администрация Байдена не отметилась какими-либо масштабными инициативами в сфере санкций и ограничений, которые тоже могли бы реально повлиять на калькуляции Кремля и направлять российскую политику в выгодное для Украины русло. Напротив, после осмотра санкционной политики США, администрация Байдена пришла к выводу о необходимости более избирательного подхода к применению санкций. Другими словами, ожидать каких-либо превентивных действий – бесполезное дело.

К тому же, в июле 2021 года США на основе соглашения с ФРГ решили не вводить санкции по газопроводу Северный поток-2 и разрешить таким образом завершить его строительство. Это решение вызывает также много вопросов с точки зрения потери доходов от транзита российского газа через ГТС Украины и негативного влияния на украинскую военную безопасность.

Как следствие, уже можно говорить о том, что несмотря на ряд положительных моментов, четко видно несоответствие между риторикой и практическими шагами администрации Байдена. А именно – формальная поддержка Украины не сопровождалась масштабными шагами, которые бы заставляли РФ изменить свою политику на украинском направлении. Более того, решение по Северному потоку-2 не только не усиливало Украину, но и ослабило бы позиции в случае полной реализации.

Российский фактор

Еще одним фактором, игравшим критическую роль в формировании и реализации политики США в отношении украинско-российского противостояния, были расчеты администрации Байдена касательно России. Фактически в течение всего 2021 года внутри самой администрации Байдена шла острая борьба относительно того, на каких подходах будет строиться политика США в отношении РФ. Государственный департамент и в меньшей степени Министерство обороны США выступали за то, что любые попытки выйти на диалог с РФ должны сопровождаться активным усилением таких стран, как Украина, которые находятся на передовых рубежах противостояния с РФ.

Вместе с тем, аппарат Совета национальной безопасности, работой которого руководит советник по национальной безопасности Джейкоб Салливан, выступил с идеей попытаться построить "отношения с РФ, характеризующиеся стабильностью и предсказуемостью" (to have stable and predictable relations with Russia). Идея стабилизировать противостояние с РФ была производной от признания несостоятельности США одновременно активно конкурировать с РФ и КНР в Евразии и необходимости сосредоточиться исключительно на противостоянии с КНР.

Кроме того, инициаторы подхода развития stable and predictable relations with Russia исходили из того, что стабилизация противостояния нужна и выгодна не только США, чтобы сконцентрироваться на КНР, но и РФ, имеющей кучу внутренних проблем, а также нерешенный вопрос будущего автократического политического режима.

В конце концов, победила позиция аппарата Совета национальной безопасности – с далеко идущими последствиями для противостояния Украина-РФ.

Впервые Джозеф Байден объявил о намерении построить "отношения с РФ, характеризующиеся стабильностью и предсказуемостью", в апреле 2021 года в рамках телефонного разговора с Владимиром Путиным, во время которого было решено провести саммит на самом высоком уровне в Женеве. Сама идея была объявлена в рамках первой военной напряженности между Украиной и РФ, которую РФ инициировала переброской частей двух общевойсковых армий и трех соединений Воздушно-десантных войск к украинским границам в дополнение к уже присутствовавшей там российской группировке численностью почти 90 000 человек. Таким образом условия для объявления соответствующей инициативы со стороны администрации Байдена были выбраны не самые лучшие – фактически получалось, что США вознаграждают РФ саммитом на самом высоком уровне, в то время как РФ угрожает начать масштабную войну против соседней страны.

Фактически же можно говорить о том, что в рамках подхода на развитие stable and predictable relations with Russia администрация Джозефа Байдена начала проявлять чрезмерную сдержанность по критически важным для Украины вопросам, которые одновременно являются красными линиями РФ. Благодаря изданию POLITICO стало известно (потом это косвенно подтвердила и представитель Белого дома), что администрация Байдена рассматривала возможность предоставить Украине экстренный пакет помощи для усиления обороноспособности на $100 млн в рамках военной напряженности между Украиной и РФ весной 2021 года. Но так и не пошла на это, ограничившись лишь риторической поддержкой.

Также администрация Байдена проявила сдержанность, когда речь шла о вопросе приближения Украины к НАТО, несмотря на то, что Брюссельский саммит НАТО в июне 2021 года формально подтвердил решение Бухарестского саммита 2008 года, когда речь шла о членстве Украины в НАТО.

Более того, в обновленной Хартии стратегического партнерства уже не было положений о том, что США поддерживают желание Украины получить ПДЧ в рамках НАТО, о чем говорилось в оригинальной Хартии 2008 года. Возможно, администрация Байдена рассчитывала, что деятельность на треке Украина-США компенсирует и сбалансирует попытку стабилизировать противостояние США-РФ. Однако этого на практике не произошло – сказался ощутимый крен США именно в сторону РФ и наоборот чрезмерная сдержанность в отношении Украины.

Практически же первую военную напряженность, инициированную РФ, можно считать больше тестированием Кремлем новой администрации в США. Вместо решимости Москва получила согласие Вашингтона на саммит на самом высоком уровне и одностороннюю сдержанность США по принципиальным вопросам. Это, а также ощущение того, что стабилизация противостояния нужна больше США, чем РФ, привели ко второй военной напряженности в конце 2021 года и максималистским требованиям РФ в сфере Европейской безопасности – включая прекращение расширения НАТО на восток за счет таких стран, как Украина или Грузия.

Другими словами, то, что администрация Байдена проявила одностороннюю сдержанность по ряду принципиальных вопросов и показала пределы возможного в политике США, лишь подпитало традиционный российский максимализм и способствовало возникновению ощущения, что путем угроз и устрашения РФ может попытаться навязать свои правила игры в сфере Европейской безопасности.

Таким образом, чуда на российском направлении не только не произошло – наоборот просчеты администрации Байдена фактически создали определенную благоприятную среду для второй военной напряженности, которая еще, к сожалению, далека от полного завершения.

Администрация Байдена несет свою долю ответственности за наибольший кризис в Европейской безопасности со времени завершения холодной войны. Теперь же 46 президенту США и его команде не остается ничего другого, как надеяться, что угрозы санкций, а также обещания помочь Украине и усилить военное присутствие США и НАТО в ЦВЕ, будут способствовать тому, что российское руководство изберет путь деэскалации, а не эскалации.

Во второй год правления администрации Байдена

Исходя из всего выше сказанного, можно говорить о провале политики администрации Байдена относительно украинско-российского противостояния в 2021 году. Деятельность в логике развития stable and predictable relations with Russia в значительной степени нивелировала все эти положительные достижения на двустороннем треке Украина-США и косвенно способствовала крупнейшему кризису в Европе с 1991 года.

Остается только надеяться, что в 2022 году политику США по противостоянию Украина-РФ ожидает необходимая коррекция, которая учтет все допущенные в 2021 году ошибки. В то же время, истеблишмент и народ Украины получили хороший урок того, насколько практическая политика может не совпадать с ожиданиями. 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Вакансии
Больше вакансий
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости
Популярное