28.03.2017, 07:59

Какая Европа нас (не) ждет. Отношения с ЕС, которые нужны Украине

Какая Европа нас (не) ждет. Отношения с ЕС, которые нужны Украине
ассоциированный эксперт Международного центра перспективных исследований

Проблемы, с которыми столкнулся Евросоюз, и проблемы, которые пока не может решить Украина, требуют пересмотреть задачи и принципы внешней политики

Для Европы наступили сложные времена. 60-летний юбилей Римских договоров отмечен сомнениями и тревогами. Европейцы уже не уверены в том, что во время предыдущего юбилея казалось незыблемым: в будущем евроинтеграционного проекта, в своей безопасности и в том, собственно, европейцы ли они. Возврат к Европе отдельных государств и национальных идентичностей выглядит более вероятным, чем за все последние четверть века.

Для Украины сложные времена продолжаются. Страна находится во все более тяжелых условиях, вызовы и риски нарастают, а способностей и ресурсов противостоять им не становится больше.

Идеальный мир, в котором европейская - в настоящем смысле этого слова - Украина присоединяется к структурам и институтам ЕС, не выглядит сегодня достижимым. Стремление к нему может быть идеологическим приемом, но не оперативной целью. Возникает и становится все более важным для планирования любой версии внешней политики Украины вопрос о том, какими могут быть рабочие, надежные и предсказуемые отношения Украины с Европейским Союзом уже сегодня, а не в туманном будущем. Текущая риторика на тему евроинтеграции перестала соответствовать реалиям уже достаточно давно.

Сегодня искать ответ на этот вопрос сложнее, чем четыре года назад. Оккупация Крыма и кризис вокруг Украины значительно изменили среду безопасности в Европе. Государства склонны в меньшей степени доверять другим, в большей степени полагаться на жесткую силу и односторонние решения. Такова цена за использование кем-то из соседей военной силы, и Европе пришлось заплатить эту цену "благодаря" Кремлю. Возможно, в этом и состоит главное негативное последствие российской агрессии в Украине для Европы.

Государства теперь менее склонны доверять другим и более склонны полагаться на жесткую силу. Такова цена за использование кем-то из соседей военной силы, и Европе пришлось заплатить эту цену "благодаря" Кремлю. 

Среди прочих неприятностей следует отметить фактический крах многолетней политики соседства, стратегии безопасности именно ЕС, а не суммы отдельных государств-членов. Стала очевидной ограниченность и неприспособленность европейского подхода к суровым реалиям путинской realpolitik. Тем не менее, внятной альтернативы пока нет, и Европа продолжает блуждать в лабиринтах подходов, национальных интересов, концепций и разнообразных институтов. Римская декларация лидеров 27 стран-членов и глав ключевых органов ЕС от 25 марта текущего года написана в хорошо знакомом украинцам ключе обещаний и лозунгов и лишена при этом каких-либо внятных ответов на острые текущие вызовы.

В сложившихся обстоятельствах можно обозначить несколько линий рассуждения, вдоль которых можно пробовать выстраивать логику прагматичных и достижимых украинско-европейских отношений.

Во-первых, нам стоит отказаться от вступления в ЕС в качестве приоритетной цели, смысла и конечной остановки нашей внешней политики. Этим мы несколько облегчим жизнь европейцам, за что они будут нам благодарны, но главное - мы начнем воспринимать евроинтеграцию с единственно правильной точки зрения - инструментальной. Очень легко манипулировать тем, что воспринимается на уровне мифологии. Членство в ЕС, тем более практически недостижимое, в качестве главной цели - это хороший способ лишить внешнюю политику стратегических ориентиров и критериев успеха. Подтверждением этому может служить история Украины последних пятнадцати лет. Зато, если сместить фокус и воспринимать евроинтеграцию сквозь призму вопроса "зачем?", получится гораздо лучше понимать самих европейцев. Кроме того, чем быстрее мы научимся переводить интеграционные процессы в разных сферах в проценты экономического роста, улучшения социальных стандартов или оптимизации расходов на оборону, тем больше наша евроинтеграция будет похожа на осознанную политику. Вступление в ЕС - это не цель, а инструмент. Инструмент эффективный и отлично себя зарекомендовавший, но подходящий для решения далеко не всех задач.

Во-вторых, нужно лучше и полнее понимать интересы Европы. Они разнообразны и часто туманны. Есть и общие знаменатели, как правило, в области экономики, но есть и области сильных расхождений. Безопасность - одна из них. Мы для Европы сегодня представляем собой вызов в сфере безопасности и - в отдаленной перспективе - экономическую возможность. Что делать с этой комбинацией? Сам ЕС в свое время предлагал формулу "больше за больше", заложенную в идеологии Восточного партнерства. Она предусматривала одновременное решение обеих задач, предоставляя Украине больший доступ к рынкам ЕС в обмен на демократические реформы. Этот амбициозный план не сработал. Но ладно бы просто не сработал - внезапно выяснилось, что проблемы возникли не только у Украины, но и у самого ЕС. Коррумпированная, слабая и авторитарная Украина на границах ЕС была не самым приятным соседством, но коррумпированная, слабая и недемократичная Украина, часть территории которой оккупирована, а на другой идет война, оказалась прямым вызовом европейской безопасности. Игнорировать его было бы со стороны европейцев безответственно. Нам стоит показать свою ценность как партнера именно в решении этой, ставшей приоритетной для ЕС, проблемы. Развитие торговли с Украиной стало задачей второстепенной, и в наших интересах продемонстрировать понимание этих изменений.

Вступление в ЕС - это не цель, а инструмент, эффективный и отлично себя зарекомендовавший, но подходящий для решения далеко не всех задач. 

В-третьих, часть ставок следует перевести из области мягкой в область жесткой силы. Мы долго привыкали строить диалог с Европой на ценностях. Это было странно - учитывая пропасть между коррумпированной, слабой, авторитарной Украиной и европейскими ценностями - но это было. В конце концов, сами европейцы активно пользовались своей т.н. "нормативной силой" - способностью распространять определенные нормы за пределы своих границ. Мы тоже быстро и легко научились спекулировать на темах демократии, прав человека, равных возможностей и т.п. Но сегодня этого мало. Жесткий силовой компонент региональной безопасности стал значительно важнее. Даже если не все европейцы это осознают, нам проще инициировать изменения в повестке дня сотрудничества с тем, чтобы полнее отразить в ней угрозы военного характера, возросшую ценность физической силы и риск любых насильственных проявлений. Меньше разговоров о демократии, от которой мы, к слову, далековато, - и больше переговоров о военных угрозах, силовом равновесии и роли Украины в нем, гарантиях, сотрудничестве в сфере безопасности.

Решив эти задачи, мы сможем создать работающую модель отношений - прагматичное сотрудничество без жесткого предела глубины. Сотрудничество часто ситуативное, местами фрагментарное, но сконцентрированное на общих интересах и взаимной выгоде. Над ним не будут довлеть недостижимые цели, завышенные ожидания и призраки из прошлого. Зато будут расставлены приоритеты, понятны выгоды и риски. А главное - из вечной проблемы мы сможем превратиться в партнера ЕС в полном смысле слова. В партнера, безопасность которого будет не пустым словом, а общим интересом.

Николай Капитоненко,
редактор UA:Ukraine Analytica

Читайте также: Дипломатия рефлексов против дипломатии инстинктов

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook, ВКонтакте и Одноклассниках: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.


Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...