UA

Кое-что об Ostpolitik Ватикана

Кое-что об Ostpolitik Ватикана

историк и религиовед Института истории церкви УКУ
17.04.2022, 14:23

Самая большая проблема современной Ostpolitik – ее не переосмыслили после 1989 года. Ватикан не удосужился за все эти годы разделить темы Украины и РФ

Ватиканской Ostpolitik интересовался давно. Не скажу, что великий специалист, но когда писал диссертацию, которая частично затрагивала эту тему, всю возможную литературу на эту тему перечитал.

История УГКЦ в диаспоре 1960–1970-х годов обозначена постоянной борьбой с ней. По-моему, о том, что тогда украинцы были правы в своей критике, свидетельствует тот нюанс, что в своих мемуарах один из архитекторов тогдашней Ostpolitik – кардинал Агостино Казароли – обошел эту тему. Ему нечего было сказать…

Я понимаю также, что благодаря этой политике удалось вытащить из ГУЛАГа Иосифа Слипого и что он некоторые моменты Ostpolitik воспринимал положительно. Но это скорее ее побочные эффекты, а не ключевые цели. Можно долго дискутировать по поводу ее источников в глубине веков, но где ее точно уже можно диагностировать, так это в первой половине XIX века, во времена папы Григория XVI, Уварова и Николая І. То есть во времена т.н. Священного союза, когда на Западе, в том числе и католических кругах, развивается очарование "загадочной русской душой".

В тундре хорошо понимали все политические дивиденды, которые можно было бы состричь от этого очарования, и даже посылали сигналы о возможном единстве церквей, оплачивали "полезных идиотов" — таких как фон Баадер или Луи Ботен и пр.

Чтобы как-то решить "польский", а заодно и "униатский" вопрос, Николай І  даже посетил Рим.

Дальше Ostpolitik раскручивалась по спирали, иногда она давала сбои, а также не все папы в равной степени ее разделяли. Однако идея понимания с тундрой в целом стала idée fixe. А когда начался католическо-православный диалог, то воцарилось мнение, что тундра — это окно в целый православный мир и если договориться с ними, то дело в кармане. Об этом и сейчас говорят некоторые сторонники этого корабельного курса, а некоторые даже предлагают, чтобы встреча папы и патриарха тундры состоялась в Киеве (это еще одно красноречивое свидетельство того, насколько далеки от реальности эти люди…).

Загадочная русская душа умело водила за нос своих поклонников, очень хорошо понимая, что партнеры в Ватикане будут держаться за любую возможность и дальше поддерживать отношения. Иногда эти попытки доходили до абсурда: в 1971 году кардинал Казароли посетил Москву, где подписал с СССР договор о нераспространении атомного оружия (sic!).

Однако самая большая проблема современной Ostpolitik (здесь я говорю о Восточной Европе, потому что Китай – это еще другая тема, хоть и похожая) – она не была переосмыслена после 1989 года. Пожалуй, в Ватикане были такие люди, которые этого стремились, но этого точно не хотели в тундре, поэтому именно ее запросы определяли в большой степени повестку дня.

А что хотят за поребриком, нам известно. Здесь ситуация схожа с ультиматумом по НАТО. И об этом неоднократно заявлял Иларион (Алфеев), ведомство которого занимается охраной "духовных рубежей семьи". На этом и выстраивался весь диалог с Ватиканом. Я понимаю, что в тундре есть католики, хотя я лично имею впечатление, что это довольно специфический католицизм, это эдакое "РКЦ МП", потому что "девку из села можно забрать, но село с девки – никогда".

Возможно, я и ошибаюсь, но за последние 44 дня я не услышал от них отличной позиции от той, которой держатся их политические лидеры. Им страшно? А нам как?

Проблема в том, что Ватикан не удосужился за все эти годы разделить темы Украины и тундры. Руководство Католической Церкви имеет полное право заботиться о католиках за поребриком, но украинские католики не должны быть заложниками этого процесса. То, что русские и украинские файлики оставались в одной папочке после 1989 года, — это вина Ватикана.

И, возвращаясь к Ostpolitik, следует сказать еще одну вещь: это не просто ложная политика, она основана на иллюзиях. На иллюзии, что партнер хоть на какой-то процент искренний в своих намерениях. И когда кардинал Паролин говорит, что, по его мнению, тундра и Украина могут договориться на взаимовыгодных условиях, это лишь очередное свидетельство существования таких иллюзий.

Когда он говорит, что поставка оружия усиливает эскалацию, это еще одна иллюзия. Потому что без этого оружия целая Украина станет сплошной Бучей.

Один западный ватиканист сказал, что эта осторожность вызвана заботой о судьбе католиков в Украине, потому что в условиях гипотетической тотальной оккупации они просто попадут под каток. Святая наивность… Позиция Ватикана нас от этого гипотетического катка не спасла бы никоим образом.

Я понимаю попытки многих объяснить и прояснить, что же делает папа, и почему он так делает, почему говорит так, как говорит. Многие люди в Украине считают понтифика моральным авторитетом мира, и таких людей в нашем государстве больше, чем самих католиков (восточных или западных). Хотя не хочу понимать тех, кто надевает белое пальто и арогантно (мол, глупые, вы ничего не понимаете) смотрит на наши вопли о том, чтобы папа наконец назвал зло по имени.

Мы имеем право – как верные Католической Церкви – как вопить, так и критиковать. Я понимаю принцип ватиканской дипломатии — impartiality, что есть определенная "стандартная" траектория действий в таких ситуациях, градация позиций, кто-то говорит более жестко, кто-то – мягче. Что нужно не только слушать, что папа говорит, но и обращать внимание на, условно говоря, титулки L'Osservatore Romano, что папа не "капеллан НАТО" и т.д.

Когда в разгар Второй мировой войны к Пию XII обратились американцы с тем, чтобы он прямо осудил Германию, он сказал, что сделает это, но только осудив одновременно и коммунизм. А поскольку союзники не хотели раздражать Сталина, этого не произошло. Пий ХІІ прав, но все мы знаем, чем обернулось его молчание. Его слова вряд ли бы спасли евреев, и он точно не "Hitler's Pope", как писал Корнуэлл.

Но он сделал бы то, чего от него ожидал весь мир и чего сейчас ожидают от папы Франциска – быть нравственным авторитетом мира.

Размытость позиции сегодня – это как выбить табуретку из-под ног самому себе. Католическая моральная теология, которая, например, очень детальна и четка в вопросах "ниже пояса", где все измерено и выверено до миллиметра, где все названо четко и "по имени", оказывается насколько размытой в таких вопросах, как хладнокровная война, целью которой является уничтожение целой нации и уничтожение страны? Кардинал Паролин подумал о том, как украинским священникам потом проповедовать по другим темам? Им поверят?

И напоследок кое-что о внутриукраинской кухне.

В последние дни мне неоднократно приходилось слышать от братьев с ПЦУ: мол, ну вот Ватикан вас предал, айда к нам. Ватикан — не только Ostpolitik и наше единство с Римом базируется не на стратегическом расчете, но имеет богословскую основу. Мы можем не соглашаться с каким-нибудь папой, остро критиковать его (как это было с Павлом VI в 1970-х годах), но это не повод разрывать с ним сопричастие.

В этом превосходство политической независимости Святого Престола — папа не является гражданином ни Италии, ни какого-либо другого политического образования. А Католическая Церковь не является "одной из" автокефальных Церквей, как это иногда представляют православные.

В ее рамках, так же как в православии, существуют поместные церкви (и их не 15, а десятки или сотни), хотя эта поместность и понимается несколько отлично.

Конечно, если ватиканская швейцарская гвардия ворвется в Украину, то мы над этим подумаем, но причин для разрыва единства к тому времени нет.

А по поводу нынешних внутренних споров мы позаботимся сами, и эта страшная война, я верю, будет хорошим стимулом для переосмысления той же Ostpolitik.

Оригинал

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Вакансии
Больше вакансий
Старший дизайнер
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости
Популярное