10.07.2017, 08:00

Луганский "Ветерок". Легенда о безумии и отваге местного разлива

Луганский "Ветерок". Легенда о безумии и отваге местного разлива
блогер, журналист

Сергей Иванов о традиционном для некоторых категорий граждан таланте включать мозг только тогда, когда уже ничего исправить нельзя


Порой жизнь с большим опозданием наполняет смыслом конкретные факты, и то, что когда-то казалось чудовищным абсурдом, нелепостью, вдруг обнажает скрытые до этого момента логику и символизм.

Эта типично донбасская история приобрела статус городской легенды еще до того, как успели остыть трупы ее главных героев, которые, собственно, и превратили ее в таковую своей отчаянно глупой смертью.

Вторая половина 90-х прошла в Луганске под знаком Мента. Менты расчистили поле неконтролируемой организованной преступности в пользу контролируемой, после чего, то ли случайно, то ли нет, перед зданием областной милиции появись громоздкая металлическая конструкция с надписью “ЭТО НАШ ГОРОД”, впрочем, после нескольких лет педантичного отстрела дерзкой постперестроечной криминальной элиты никто не в этом особо не сомневался.

В итоге, милицейская профессия сначала стала в один ряд с коммерческими специальностями, а затем уверенно опередила их в плане престижности и перспективности. Как известно, спрос рождает предложение, поэтому ментов в Луганске поставили на конвейер - открыли институт внутренних дел, подаривший миру множество удивительных во всех смыслах людей, трое из которых и стали героями этого текста.

Окончание ВУЗа - всегда праздник. А если четыре года перед этим ты носишь картонную курсантскую форму, ежедневно маршируешь по плацу, а гражданских женщин, алкоголь и наркотики можешь позволить себе исключительно во время беспощадно коротких каникул между семестрами, а также не менее скоротечных увольнительных, масштаб праздника существенно разрастается.

По окончании “торжественного” и символического шампанского трио новоиспеченных лейтенантов приняло оперативное решение на достигнутом не останавливаться. Покинув периметр института, офицеры совершили традиционный алкохадж к исконным луганским святыням - сауне “Асти” и ресторану “Перник”, в процессе которого окончательно разорвали контакт с ноосферой. Полагаю, именно этот разрыв и послужил причиной возникновения чрезвычайно дерзкой идеи, которая овладела остатками как разума, так и инстинкта самосохранения всех троих одновременно.

Для того, чтобы навсегда запечатлеть выпускной в своей памяти и сделать его по-настоящему неповторимым, парни решили проникнуть в парк имени 1-го Мая, одно из самых любимых мест отдыха луганчан и гостей тогда еще города. На часах было три часа ночи, то есть, вечер только переставал быть томным. Поймав по дороге “халдея” (именно так в просвещенных луганских кругах принято называть таксистов), курсанты приказали следовать к парку, где и десантировались спустя несколько минут.

Парк 1-го Мая в это время суток напоминал заколдованный лес - непроглядная темнота, плотные ряды деревьев и возвышающийся над их кронами полукруг чертового колеса с поскрипывающими на едва ощутимом ветерке кабинами. Абсолютную тишину периодически нарушали странные звуки - рычание, вой, вздохи и визги, доносившиеся то ли из зооуголка, то ли из кустов. Парк жил своей обычной биологической жизнью, и, казалось, ничто не могло помешать ее течению.

Как выяснилось на месте, тот факт, что ночью парк может выглядеть несколько иначе, чем днем, искатели приключений не предусмотрели. В коллективном сознании не избалованных природой жителей донбасских городов слово “парк” прочно закреплено в одном ассоциативном ряду с разливайками, сладкой ватой, дискотеками под открытым небом, девушками в максимально коротких юбках, коллективными бойнями и прочими жизнеутверждающими архетипами. Понятно, что в три часа ночи все эти радости были недоступны по умолчанию. Однако оперативная смекалка, привитая в стенах института внутренних дел, помогла парням прийти к выводу, что глупо искать праздник, который и так с тобой, и что нужно пользоваться теми благами цивилизации, которые в настоящий момент являются доступными.

Попытка включить Luhansk Eye увенчалась оглушительным фиаско. Цельнометаллическая будка, из которой осуществлялось управление, была заперта на массивный навесной замок - видимо ряд покушений на угон колеса жизнерадостными ночными луганчанами, о которых давно ходили слухи, все-таки имел место в реальности.

Детские аттракционы “Ромашка”, “Веселые горки”, “Паровозик” и “Колокольчик” не выработали у парней достаточного количества энтузиазма. Из развлечений, доступ к которым был прост и которые потенциально могли бы пополнить эндорфиновый запас вольноопределяющихся, внимание привлекала разве что карусель с многообещающим названием “Ветерок” (она же карусель “Цепная” или “Вихрь”, рестайлинг 1964 г.), высокий металлический столб с горизонтальным колесом в торце, к которому прикреплены цепи с сиденьями.

Перед тем, как отправиться в свое последнее путешествие, лейтенанты взломали дверь в кабинку и убедились, что запуск карусели в отсутствие сотрудника парка не просто возможен, а очень даже понятен. Достаточно было лишь занять места, пристегнуться цепью безопасности, замкнуть напрямую включающие карусель провода и наслаждаться полетом.

По большому счету, эта история могла закончиться и менее печально, однако брошенная одним из соискателей премии Дарвина фраза “Пацаны, вы пока садитесь, а я включу и запрыгну” обрекла ее на заведомо трагический финал. Замкнув провода и, как выяснилось впоследствии, отключив тем самым реле, обеспечивающее автоматическую остановку карусели через пять минут после старта, юный милиционер подбежал к начавшему движение “Ветерку” и прыгнул в сиденье. Карусель продолжала набирать обороты, и через пару минут наши герои чувствовали себя икарами, парящими в ночном луганском небе.

Осознание того, что карусель выключить некому, пришло ко всем троим примерно после пятнадцати минут увлекательного “путешествия по замкнутому кругу”, как пела известная русская шансоньетчица с голосом стиральной машины “Вятка”. Набравший максимальную скорость вращения “Ветерок” весело кружил друзей в нескольких метрах над землей, не собираясь останавливаться. Позвонить и вызвать помощь было невозможно, так как в конце 90-х мобильный телефон и оплату услуг мобильной связи могли себе позволить только состоявшиеся, успешные милиционеры, но никак не курсанты. Услышать вопли было некому, но даже если бы кто-то и услышал их, то точно никогда не рванул бы в кричащие джунгли имени 1 Мая.

С рассветом на место происшествия прибыли сотрудники парка, а вслед за ними - наряд милиции. Кое-как остановив “Ветерок”, они сняли с сидений два окоченевших облеваных трупа. Третьего бедолагу, который решился отстегнуться, “Ветерок” катапультировал в кусты возле зооуголка, где его, порванного и поломанного, но якобы подающего признаки жизни, и обнаружила опергруппа.

Вот, собственно, и вся история. Вряд ли из нее можно сделать какие-то особые моральные выводы, помимо очевидных, однако я никак не могу избавиться от одной навязчивой ассоциации.

По большому счету, Донбасс - это и есть та самая карусель с отключенным реле. Адская центрифуга с бешеной скоростью носит по замкнутому кругу обреченных, но мало кто из них готов отстегнуться хотя бы для того, чтобы попытаться выжить. И, похоже, нет никого, кто мог бы или хотел ее остановить.

Сергей Иванов
для LIGA.net

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Google+: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.


Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Отправить:
Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...