12.12.2016, 20:00

Сергей Ильченко: Приднестровье еще может нанести удар по Украине

У сепаратистов Приднестровья сменился главарь, но угроза Украине со стороны этого криминального и репрессивного анклава остается прежней

В Приднестровье завершилось время Евгения Шевчука, который является обычным криминальным типом, беспредельщиком на постсоветском пространстве. Его поражение на так называемых выборах вызвано тем, что он бессовестно обогащался и умудрился всем надоесть за 5 лет. До 80% бюджета он выводил в свои фонды и организовал массовые репрессии. В Приднестровье никогда не было демократии, но чтобы сажали за анекдот или не вовремя сказанную фразу, такого до него не было.

Как будут дальше развиваться события в Приднестровье? Это будет все тот же криминальный и репрессивный анклав, привязанный к России, потому что Москва заинтересована в его крышевании. Никаких изменений принципиальных не будет, только первые фигуры сменятся. Шевчука очень тихо, без скандала, уведут в тень и продержат там, до тех пор, пока к нему не будет утрачен интерес за давностью времени, как это произошло в свое время с бывшим главарем сепаратистов Игорем Смирновым. Победивший на так называемых выборах Вадим Красносельский - не какая-то харизматическая личность, а опытный менеджер, который был поставлен холдингом Шериф во главе политического проекта. Виктор Гушан, который стоит за холдингом, нуждается в серой зоне, которую представляет Приднестровье сейчас. Сам холдинг - это крупная и специфическая международная организация, у которой есть и легальный бизнес, и нелегальный. Красносельский вряд ли повторит ошибки Шевчука, за ним стоит команда прагматичных людей, но это не меняет сути дела.

Дело в том, что Приднестровье - анклав, который представляет интерес в качестве места, где можно делать бизнес не возможный ни в одном цивилизованном государстве. В этом качестве Приднестровье нужно очень многим: этот проект никогда не смог бы функционировать, если бы у него не было "плечей" в соседних с Молдовой государствах. Именно по этой причине Шевчук уйдет спокойно, потому что если он начнет давать показания перед следователем, очень многие уважаемые люди и в Молдове, и в России - насколько там еще могут существовать уважаемые кем-то люди, и в Украине с ЕС, окажутся в неудобном положении. Никто этого выноса сора из избы не допустит.

Здесь очень многое зависит, как поведут себя влиятельные игроки, на территории которых находится второе "плечо" приднестровского бизнеса - легальное. Россия заинтересована на государственном уровне в поддержании управляемого хаоса и в Молдове, и в Украине. Приднестровье - это заноза между ними, территория, которая коррумпирует обе страны. Поэтому власти России заинтересованы в сохранении этого анклава.

Молдова сейчас политически крайне нестабильна. Реальная власть принадлежит олигарху Владимиру Плахотнюку, который пытается выставить систему противовесов с участием пророссийской и прозападной оппозиции, между которыми ему бы оставалось широкое поле для маневра. У него все не так плохо получается на этом направлении, но конструкция очень шаткая и втаскивать в эту конструкцию еще и Приднестровье - это множить затратные и рискованные труды. Кроме того, в самом благоприятном для Плахотнюка варианте эта конструкция продержится до парламентских выборов в конце 2018 года. То есть властям Молдовы лучше оставить все как есть и не трогать.

Избранный президентом Молдовы Игорь Додон в силу незначительности своих полномочий может разве что громко чихнуть в своем кабинете, не спрашивая ничьего разрешения и повлиять на такую политику не может. Учитывая, что у него мясной бизнес в Молдове - он всегда уязвим - санинспекция может прийти или еще что-то случится. Формально Додон может предпринять шаги для сближения с Приднестровьем. Однако, Плахотнюк не заинтересован в решении этого узла, а заинтересован в консервации ситуации и не будет себе усложнять задачу пережить парламентские выборы 2018 года. Поэтому, скорее всего, будут заявления Додона, какие-то заявления со стороны приднестровцев, но никаких реальных шагов по реинтеграции Приднестровья предпринято не будет. К тому же в Молдове есть еще криминальные круги, имеющие бизнес с регионом.

В Украине тоже есть лобби, заинтересованное в сотрудничестве с Приднестровье, а еще занятая своими проблемами власть. Нет вектора сил, которые были бы заинтересованы в прекращении существования этой серой зоны. Европа же вынуждена соблюдать приличия и держать санкции против России, но и там есть немало желающих эти санкции обойти. Есть также интерес европейских чиновников, которые заинтересованы, чтобы процесс урегулирования в Молдове продолжался бесконечно. То есть по факту никто не заинтересован в том, чтобы Приднестровье как-то менялось.

В таких условиях Приднестровье теоретически представляет угрозу для Украины. На постсоветском пространстве мы часто имеем дело с людьми, которые руководствуются своей специфической логикой, поэтому теоретическая угроза легко может стать практической. С одной стороны, Приднестровье вымирает - там до 60% оставшегося населения - люди предпенсионного и пенсионного возраста, молодежь бежит. Это при отсутствии сильной экономики и твердой убежденности пенсионеров, что они заработали себе в СССР пенсии и их обязаны кормить - означает экономическую катастрофу. Для сравнения, на территории Молдовы, подконтрольной Кишиневу, людей предпенсионного и пенсионного возраста 40%.

С другой стороны, Приднестровье может, несмотря на эту потерю населения мобилизовать, а мобилизационная система действует там очень хорошо, порядка 25 тысяч человек, преимущественно бывших офицеров советской армии в возрасте 50-60 лет, вполне пригодных для разового использования. За последние годы при Шевчуке все резервисты по меньшей мере дважды проходили переподготовку, причем эта переподготовка не напоминала обычное разгильдяйство, а их действительно гоняли. Теоретически возможен неожиданный удар в спину Украине, когда это выгодно России и наиболее неудобно для Украины, и Россия как бы будет не причем. Оружия там достаточно, российских инструкторов достаточно, техники мало, но даже со стрелковым оружием такая группировка причинит немало бед и опасность для Украины есть. Понятное дело, что не все пойдут против Украины, кто-то уклонится или дезертирует, но расстрельные команды в тылу против дезертиров мотивируют большинство пойти в наступление.

Будь невероятная политическая воля, Украина могла бы вступить в диалог с Молдовой и организовать принципиально новый формат переговоров по Приднестровью в формате 2+0. Это значит, что Кишинев и Киев жестко договариваются о совместных шагах без участия Тирасполя и ставят Приднестровье перед фактом: мы посоветовались и решили, что вы будете жить так, а если не прислушаетесь - будете невыездными. Ведь сейчас блокады Приднестровья нет никакой - это все истерия Тирасполя, есть лишь достаточно мягкие меры Украины и Молдовы по борьбе с контрабандой. Жестким давлением двух стран можно было бы решить судьбу этой серой зоны. И нужно помнить: если устраивать такое жесткое давление, нужно иметь готовой дубинку, чтобы пресечь возможную агрессию со стороны Приднестровья.

Однако ничего этого не будет, потому что нет политической воли. Мне кажется, этот гнойник будет оставлен и будет гнить дальше. Ничего, к сожалению, не будет сделано.  

Сергей Ильченко, молдавский и украинский журналист
для ЛІГА.net

Читайте также: 

Приднестровье: козырь десятилетней выдержки   

Молдова: сможет ли пророссийский президент изменить курс страны

Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...