11.04.2019, 18:30

Война Хафтара: обострение конфликта в Ливии как операция Кремля

Россия намерена установить гибридный контроль над Ливией, устроить очередную региональную дестабилизацию и поток беженцев в Европу

Бывший соратник покойного Каддафи, фельдмаршал Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифа Хафтар повёл свои силы на Триполи – ливийский город, который контролируется признанным ООН Правительством национального единства (ПНЕ). Всё происходит предельно быстро, ситуация меняется ежесекундно, и даже пока выэто читаете, в ситуации могут произойти существенные изменения. Пока известно, что бойцы Хафтара захватили аэропорт возле Триполи и стремительно продвигаются к ливийской столице. США и Индия уже вывели свои военные контингенты с территории африканского государства.

Ливия сейчас расколота на три основные части. Палата представителей страны (Меджлис) находится в городе Тобрук как раз под защитой армии Хафтара. Его силы расположены на обширном пространстве востока, центра и частично юга страны. Правительство национального единства находится в Триполи и контролирует территории севера и запада государства. Что происходит на юге, в Сахаре, вообще никому до конца не ясно - там столкнулись интересы племён, политических радикалов и различных террористических группировок, а на границе с Чадом и Нигером давно осели террористы из ИГИЛ и Аль-Каиды.

"Внешние" политические силы разделены на сторонников Хафтара и его противников. К первым можно отнести Египет, Саудовскую Аравию, ОАЭ, Францию и, конечно же, Россию. Ко вторым – Италию, Турцию, Катар. Не вполне определена позиция Британии и Соединённых Штатов относительно поддержки ливийского фельдмаршала. При этом почти все вышеперечисленные страны не желают ввергать Ливию в очередной хаос; никто не хочет отдавать власть в руки военных. Миру нужно стабильное, предсказуемое и полноценно секуляристское ливийское правительство.

Именно поэтому большинство стран, невзирая на предыдущие споры, говорят о необходимости примирения сторон. Большинство, но не все. Ряд государств желают установить при помощи Халифа Хафтара контроль над Ливией.

Одна из таких стран – Россия.

Русские повышают ставки

Уже больше двух лет я пытаюсь объяснить коллегам из ЕС, что Российская Федерация не намерена упускать такой шанс, как захват власти в Ливии. Здесь существует много явных и сокрытых нюансов,о которых еще будет повод поговорить, однако сейчас нужно обрисовать общую ситуацию, которая сложилась в Ливии за последние полгода.

В конце ноября 2018 года в итальянском Палермо прошла международная конференция по урегулированию ситуации в Ливии. Уже тогда наметился определённый кризис в подходах, так как представители ряда стран прямо во время мероприятия просто взяли и отказались проводить прозрачные переговоры. Вместо этого состоялись закулисные беседы с фельдмаршалом Хафтаром, прибывшим на мероприятие в качестве частного лица. Это спровоцировало демарш участников из Турции и ПНЕ (Триполи).

Однако всё же подвижки были: стороны договорились начать общенациональные выборы - президентские и парламентские - в Ливии в конце мая 2019 года. Также оговаривалось, что все нерегулярные милитарные образования, что находятся на территории ливийских городов, близ стратегических объектов, должны перейти в статус регулярных частей. Последнее, конечно, вызывает определённый скепсис, так как подобная смена названия и формы точно не приведёт к деэскалации обстановки: ни Тобрук, ни Триполи вообще не располагают регулярными войсками: всё, что у них есть – это фактически незаконные группировки.

Это вполне объясняет, почему Хафтар именно сейчас направил свои войска на захват Триполи. Есть возможность провести национальные выборы, убрав своих главных соперников – силы Правительства национального единства, - и легализовать себя как единственного правителя Ливии и получить в таком качестве признание международного сообщества. Об этом, вероятно, думает как и сам ливийский фельдмаршал, так и условный Кремль.

Официальный представитель ВС бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари на пресс-конференции в Бенгази чётко отметил: наступление продолжится, захват Триполи произойдёт, после чего и пройдут выборы – но уже "без террористов".

Здесь следует прямо сказать, что Москва давно сотрудничает с Хафтаром. Можно начать с его учебы – ещё в период существования Советского Союза – на высших офицерских курсах «Выстрел» и в Академии имени Фрунзе сразу после крушения монархии в Ливии. Стоит также отметить его добротный русский язык: фельдмаршал отлично на нём изъясняется. Правда, затем Хафтар 20 лет прожил в США и даже получил американское гражданство, однако, учитывая события последнего времени в Соединённых Штатах, это вовсе не доказывает, что Хафтар все это время не мог сотрудничать с русскими.

Активные переговоры между Россией и Халифа Хафтаром начались в 2016 году – считай, практически сразу после начала сирийской кампании. Для этого были причины, о которых позже. Пока же достатчоно сказать, что с тех пор представители фельдмаршала, да и сам глава ливийской армии, постоянно отправляли обращения Путину или представителям его администрации, российского кабинета министров. Все эти тексты сводились к одному: к просьбам о предоставлении Россией военной помощи. Что предлагалось взамен? Размещение на территории Ливии российских баз, например.

Хафтар не единожды посещал Москву ради переговоров с высшими чинами Российской Федерации. Он проводил встречи и с главой МИД Лавровым, и с министром обороны Шойгу, и с секретарём Совбеза РФ Патрушевым. Пока шла эта "челночная дипломатия", армия ливийского фельдмаршала смогла захватить большую часть военных баз страны и крупных месторождений углеводородов на территории «нефтяного полумесяца» (побережье залива Сирт). Крупнейшее месторождение Эш-Шарара ему удалось заполучить прошедшей зимой. С декабря на месторождении, добыча на котором может достигать 300 тысяч баррелей в сутки, введен режим форс-мажорной ситуации. Пострадавшими сторонами можно назвать всех акционеров - не только национальную ливийскую компанию, но и испанских, французских, норвежских, австрийских инвесторов.

Примечательно, что эти события совпали с очередным визитом Хафтара в Москву: на сей разон встречался с представителями Минобороны и господином Пригожиным – "личным поваром" Путина. Именно этот человек создавал российскую «фабрику троллей», участвовал (о чём говорит расследование специального прокурора США Мюллера) во вмешательстве в американские выборы 2016 года, формировал ЧВК «Вагнер», которое принимает активное участие в боях в Сирии а также во многих африканских странах.

Вскоре стало известно о создании на территориях ливийских городов – Тобрук и Бенгази - российских баз, размещении там – о чём писали американские и британские СМИ – систем С-300 и, вероятно, крылатых ракет «Калибр». Кроме того, источник в правительстве Британии сообщал о перемещении в Бенгази российских систем артиллерии, танков, беспилотников, боеприпасов. Всё это было доставлено туда вместе с 300 наёмниками из ЧВК «Вагнер».

Чем занимаются эти ребята? Вполне возможно, речь идёт об охране военных баз, российской собственности, о получении нелегальной прибыли с захваченных Хафтаром нефтяных месторождений. Быть может, кто-то из них принимает участие и в силовых противостояниях близ Триполи, – но об этом пока ничего не известно.

Тем не менее, если ещё пару месяцев назад Москва "распределяла шары" по разным корзинам, поддерживая различных ливийских представителей и ведя переговоры со многими сторонами конфликта (чего только стоит заигрывание с сыном покойного Каддафи), то сейчас можно с полной уверенностью сказать: ставки сделаны, всё фишки сместились в пользу Хафтара.

Почему? Потому что близятся выборы в Евросоюзе, а Ливия – ключ к дестабилизации ситуации на европейском континенте.

Что получает Кремль?

Кризис в Ливии развивается параллельно избирательной кампании в Европейский парламент. России необходимо помочь ее партнёрам из правых партий заполучить как можно больше мест в главном законодательном органе Евросоюза. Не менее важен пост главы Еврокомиссии и других еврокомиссаров, представление которых проходит в стенах Европарламента. Всё очень просто: меняешь политику Еврокомиссии - меняешь политику всей Европы.

При этом русские осознают, что эти выборы – лишь начало кампании по разрушению Евросоюза. Главное для них – решительно усилить влияние праворадикальных сил в самой Европе. Это возможно сделать только при одном условии: если Содружество будет расколото. Последнего можно достичь, спекулируя на двух взаимосвязанных обстоятельствах – миграции и безопасности. Вспомните высказывания лидеров отдельных правых движений о создании европейской Унии, и вы поймёте, что речь идёт об усилении "национализации" Европы, о разделении её на тех, кто хочет квотирования и защиты мигрантов, и на тех, кто стремится запереться в собственных границах. А Ливия – это ворота в южную, и, кстати, до сих пор незащищённую Европу.

Допустив конфликт в Ливии, ЕС столкнётся с эскалацией собственного кризиса – новым масштабным потоком беженцев, превосходящим то, что было в 2015–2016 годах после интервенции России в Сирию. Это повлечёт за собой рост популярности правых партий и, соответственно, смену политического ландшафта в Европе.

Ещё один бонус, который получит Россия, если ей удастся авантюра в Ливии, - это реальный шанс на создание в Тобруке базы российского ВМФ. База, вероятно, будет предназначена для захода кораблей Северного и Балтийского флотов России, идущих на сирийский город Тартус и обратно. При таком сценарии речь идёт об усилении российского контроля над всем Средиземным морем, так как флот плюс системы противоракетной обороны и крылатые ракеты – это совершенно прямая угроза безопасности Европы. Следовательно, мы говорим о новых возможностях для шантажа со стороны России в отношении наших европейских партнёров. Ливия – это ещё и дополнительная возможность для русских отстаивать свои интересы на европейском континенте с позиции силы. А в эти интересы можно, к слову, подключить всё – от газовых переговоров до территориальных споров.

Ещё один важный нюанс – контроль над ливийской нефтью. Уже сейчас фьючерсы на нефть Brent поднялись до рекордных 70 долларов за баррель. Акции ключевых российских нефтегазовых компаний значительно выросли в цене. И это произошло за каких-то пять – шесть дней. Понятно, что если ситуация сохранится или усугубится как в военном, так и в политическом плане, цены пойдут вверх. А за ценами последует и оздоровление российской экономики. Даже рубль - и тот поднялся.

Понятно, что такая компания как Роснефть в случае изменения политического ландшафта в африканской стране сможет увеличить свою долю по общей нефтедобычи и выйти на новые рынки. Правда, в целом ситуация вряд ли изменится на рынке мировом: лёгкая американская сланцевая нефть ныне компенсирует сокращение ливийской добычи.

Важен и другой аспект – стратегический. Почему русским и Хафтару – если мы говорим сугубо о добыче нефти - нужен Триполи? Всё очень просто: несмотря на то, что войска фельдмаршала контролируют большую часть крупных месторождений в «нефтяном полумесяце», официальное право сбыта ливийской нефти находится в руках руководства Национальной нефтяной компании. Всё остальное – то, что вывозится Хафтаром и другими игроками с территории Ливии, - считается контрабандой.

Другими словами, получаешь Триполи,-  получаешь и контроль над официальным, а не только "чёрным" сбытом нефтепродуктов. Это – дополнительные деньги и возможность финансировать будущий режим.

Помимо всего прочего, европейцам стоит обратить внимание на Африку в целом. На сегодняшний день различные частные военные структуры РФ ведут свою деятельность уже в десяти странах Африки.

Зачем это нужно русским? Им нужен контроль над ресурсами (полезными ископаемыми), новые рынки и возможность продавать своё оружие. Таким образом, они хоть как-то смогут конкурировать со странами Запада. И не нужно забывать, что уже в этом году в России пройдёт первый саммит «Россия - Африка», участие в котором примут около 50 африканских стран.

Это – опасный сигнал для Европы, не менее грозный, как и усиление конфронтации Турции и России уже на ливийском направлении. Ведь официальная Анкара ныне поддерживает группировки, которые защищают Триполи от Хафтара. И захват Триполи приведёт к усложнению ситуации как внутри Ливии, так и в Сирии. Мы снова увидим усиление конфликта по типу Идлиба, а, быть может, и очередной кризис вокруг этой сирийской провинции.

И не стоит забывать, что России необходимо будет куда-то сплавить всех террористов и боевиков, что будут воевать на стороне двух противников в Ливии. Часть из них направят в Европу для подготовки террористических атак (как вы помните, так было сразу после сирийской интервенции), а часть – в Афганистан. Туда, кстати, русские уже перебросили джихадистов, что ранее воевали в Сирии.

Так что в такой ситуации делать Европе – покорно подчиниться обстоятельствам или начать по-настоящему противостоять России?

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...