Истории | "Из пылающего леса можно и не вернуться". Как горела Зона отчуждения - глазами фотографа

Пожары бушевали в Зоне отчуждения и на севере Житомирской области (фото здесь и дальше - Владимир Шуваев)
08.05.2020, 08:16

Как огонь перебрасывается через реку Уж, сжигает села почти дотла, и почему его очень сложно остановить: Владимир Шуваев рассказал о пожарах в Полесье

На въезде в крошечное село Магдин, на обочине разбитой лесной дороги, стоит деревянный крест с иконой, убранный рушниками. Странно, но дерево и икона полностью уцелели после пожаров, которые несколько недель бушевали на севере Житомирской области и в чернобыльской Зоне отчуждения.

Странно потому, что само село Магдин выгорело почти дотла.

В Зоне отчуждения, по данным ГСЧС, от огня пострадали около 20 тысяч гектаров (как три условных Житомира или один Львов), из которых 30% составляют леса. В Житомирской области пожары прокатились по 4300 гектарам.

Утром 10 апреля украинский фотограф Владимир Шуваев сел в автомобиль и в первый раз выехал в сторону горящей Зоны отчуждения. Мы публикуем его рассказ об этих поездках.

ДОЛИНА РЕЧКИ УЖ

Я никогда раньше такого не видел: как пожар с полей перебрасывается просто через реку на другую сторону и идет вглубь Зоны. Мы это сняли с помощью дрона, который подняли метров на 200 над пожаром.

Зона отчуждения занимает достаточно большую площадь (2600 кв км) и имеет неправильную форму, отдаленно напоминая трилистник. Из Киева в нее ведут два маршрута.

Если от Иванкова свернуть направо на Дитятки – попадешь на основной "портал" в Зону. На тот момент вокруг Чернобыля уже горели леса, потом огонь переместился в сторону Припяти и дальше к Беларуси. Но туда нас не пускали: карантин, режим ЧС, только по пропускам.

А еще можно от Иванкова поехать налево, через Красятичи, на север Житомирской области. Эта дорога идет в направлении Овруча, несколько раз входит и выходит из Зоны. И не было такого жесткого контроля на главном въезде, как на КП в Дитятках. Мы решили ехать именно туда.

Граница Зоны отчуждения там проходит примерно по реке Уж. С высоты она и правда похожа на ужа - тонкая и извилистая.

В нашей съемке нет ничего особенного, нужно просто иметь свой взгляд и навыки полетов.

Все вокруг горело, в огромных масштабах. У меня есть видео, снятые с перерывом в два дня. На первом видно сильное задымление, возгорание, с какой легкостью огонь перебрасывается с травы на верхнюю часть деревьев, на лес. На втором видео пожары уже пытаются заливать водой с вертолетов. И те зоны, которые на первом видео и на фотках только горят, здесь - уже сгорели. Остались только черные выгоревшие поля. Это и есть долина речки Уж.

Справка: Только 23 апреля в ГСЧС сообщили, что ситуация в Зоне отчуждения и Житомирской области стабилизировалась, и новых очагов открытого возгорания больше нет


Вообще я фотожурналистикой занимаюсь время от времени, не являюсь штатным сотрудником фотоагентств или медиа. Снимаю в основном на гуманитарную тематику, сотрудничаю с разными структурами ООН. Так что я не очень часто езжу в пылающие леса.

Поэтому первый раз я поехал только посмотреть. И увидел, что дело - серьезное.

Читайте также: 10 причин, почему горят леса у Чернобыля. Объясняет ученый из Зоны отчуждения

ОГНЕННАЯ ЛОВУШКА

Во второй и третий раз я ездил на пожары ближе к населенкам у границы с Беларусью. Если поехать от Овруча на север, это фактически международная трасса, там есть такой карманчик вправо чуть выше Первомайского - на Магдин, Бережесть.

Магдин - в пожарах сгорели 24 дома, уцелели - только 4. Дома использовали религиозные самоселы, которые пришли туда примерно 10 лет назад.
Личманы - в селе сгорело 7 домов, здесь тоже живут староверы-самоселы.

Эти села находятся в лесу. Даже заехать в них - нетривиальная задача. Их особенность заключается в том, что они окружены со всех сторон чернобыльской зоной, а выезд из них по лесным дорогам - один, максимум два. Люди оказались в огненном котле.

Мы были в Личманах, Магдине, Людвиновке, когда огонь рыскал вокруг этих сел и подбирался к ним. В лесу не очень понятно, с какой стороны огонь приближается - сильное задымление. Местные рассказывали, что ветер перебрасывает огонь в разные стороны, как ему вздумается. И можно из-за того, что в лесу мало дорог, попасть в ловушку огня, в окружение.

В этих населенных пунктах до сих пор живут люди. В Магдине, в Личманах, в Любимовке - их немного, в основном старики. Дома деревянные. Вроде и логично: когда живешь в лесу, то строишь из дерева. Но нужно жестко контролировать весь периметр вокруг своих домов в лесу, а это довольно сложно. Во-первых, большие площади. Во-вторых, пожилые люди, им физически тяжело. И у них почти нет техники. На три села один трактор.

Сухая зима, сухой лес вокруг. Не было весеннего половодья, и во дворах высохли колодцы. В пожаре они остатки воды из колодцев исчерпали. Чем можно было гасить огонь? Только прибивать горящую траву, рубить лес и перепахивать поля. Больше ничего.

А они окружены лесом. Где-то горящее дерево упало, огонь перебросился и пошел дальше.

Было страшно. Мне кажется, в таких условиях срабатывает какая-то журналистская чуйка. Когда люди пытаются убежать от опасности, то журналист, наоборот, должен ехать в ту сторону, где опасно, чтобы показать, что именно происходит. Но важно понимать, когда остановиться. Из пылающего леса можно и не вернуться.

Смотрите также: Сгоревшие села и леса: опубликовано видео последствий лесных пожаров

ЛОПАТЫ И АВИАЦИЯ

В первый приезд в районе сел Зеленая Поляна (это жилое село, пожарные пытались оградить его от огня) и Варовичи (это село в Зоне отчуждения, его только с дрона видно, оно потом выгорело полностью) мы встретили сельских пожарных, было еще пару сотрудников ГСЧС. Всего два пожарных расчета и сельхозтехника.

Они просто перекапывали поля, чтобы пожар не распространялся, поскольку на таких больших площадях гасить огонь нереально, его можно только ограничить вырубкой или перепахиванием грунта.

Справка: К тушению пожаров только в Зоне отчуждения привлекли больше 1 300 человек - спасателей, военных и лесников, и 250 единиц техники: в том числе вертолеты, пожарный поезд. В Овручском районе Житомирской области на конец апреля работали 680 спасателей

Когда я приехал через неделю, ситуация была гораздо хуже. На въезде в Зону уже стоял небольшой полицейский блокпост. На месте пожаров активно работала пожарная авиация. Полицейские были радикально против того, чтобы мы запускали дрон.

Но это и понятно. Работает авиация, им не нужны проблемы.

Людей к тушению пожаров привлекли гораздо больше, потому что стало понятно: огонь приближается к крупным инфраструктурным объектам.

Зона огромная, и в ее западной части почти ничего, кроме бесконечных лесов и брошенных сел, нет. Но ближе к восточному контуру - Чернобыль, где живут люди, которые работают на станции. Плюс там находится завод переработки ядерных отходов «Вектор».

Эти объекты защищены от стихийного бедствия, имеют контур безопасности, бетонные заборы - просто так ничего не загорится. Но есть места, где хранилась техника после ликвидации аварии: в районе села Буряковка. Ну и Припять - довольно большой город, а возле него находится Рыжий лес.

Спасатели пытались именно эти места обезопасить от огня. Мы им не мешали, они нам тоже. Однажды перебросились парой слов. Мы просто поздоровались, они подошли к нам, поинтересовались, откуда мы и что делаем.

По данным ГСЧС, пожар начался 4 апреля. Мы спрашиваем: "Мужики, вы тут давно?" А они: "Уже четвертую неделю тушим". Пожарные - обычные сельские мужики, которые там же и живут. Они раздражены.

Смотрите также: Страшные пожары в Житомирской области. Сгоревшие лес и села сняли с дрона: видео

Каждую весну люди жгут мусор и листья. Местные жители сами поджигают поля. Потому что поджечь - это бесплатно, а компостировать сухую траву - нужна техника, солярка, руками надо работать. Все это требует усилий и денег. К сожалению, людям проще поджечь.

В этом году случилась катастрофа, потому что была сухая зима, снега не было, и огонь очень быстро распространялся.

Пожарные устали. На данный момент бедствие локализовано. Идет дождь. Магдин сгорел дотла. Остались только пара домов и крест на въезде: деревянный, с иконой.

ФОТО - Владимир Шуваев
ТЕКСТ - Валерия Кондратова

Подготовлено в рамках проекта при поддержке Фонда развития СМИ Посольства США в Украине. Взгляды авторов могут не совпадать с официальной позицией правительства США/ Supported by the Media Development Fund of the U.S. Embassy in Ukraine. The views of the authors do not necessarily reflect the official position of the U.S. Government

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости