Коронавирус | Карантин вдали от дома. Истории украинцев, которые оказались в Кении, Танзании и Тайване

Карантин вдали от дома. Истории украинцев, которые оказались в Кении, Танзании и Тайване  - Фото
Найроби, Кения. Фото: Владимир Демченко
06.04.2020, 19:51

Почему в Уганде обижают туристов, в Кении хлестают за выход из дома, в Танзании уповают на Бога и иностранцев, а в Тайване живут райской жизнью

LIGA.net уже рассказывала истории о карантинной жизни украинцев в разных уголках мира.

В этом проекте мы собрали истории трех украинских путешественников, которые застряли в самых необычных точках планеты. 

Танзания, Кения, Уганда, Тайвань — в период пандемии эти страны открываются для туристов заново, в них есть место разочарованию, агрессии, насилию, свободе и любви.

Всех героев связывает одна проблема — невозможность покинуть страну пребывания — рейсы отменили, а обещанные эвакуционные самолеты так и не прилетели. Публикуем их рассказы от первого лица.


Владимир Демченко, документалист, режиссер монтажа

Место пребывания: Танзания, Африка. Рассказывает историю по дороге на местный рынок

Путешествие в Африку — это авантюра в профессиональных целях. Я исследую местность, документирую ее, но главное — коллекционирую моменты счастья.

Почему Африка? Она малоизучена, туристы в поисках экзотики едут в Индию, Латинскую Америку, в Африку— реже. Мы практически ничего не знаем об этом материке, он овеян легендами или стереотипами.

Я проложил маршрут по востоку Африки, в этой части материка меньше стран, меньше границ и более цивилизованные условия для того положения, в которое я умудрился попасть.

Владимир Демченко в Кении, фото: личный архив Владимира Демченко

Из Киева я выехал 14 октября, пересек автостопом границы Румынии, Болгарии, Турции, из Стамбула вылетел в Шарм-эш-Шейх. Мое африканское путешествие берет начало из Египта, оттуда я поехал в Судан, из Судана в Эфиопию, из Эфиопии в Кению, из Кении в Уганду, из Уганды в Руанду, а из Руанды снова в Уганду. И две недели назад сбежал оттуда в Танзанию, буквально за день до закрытия госграниц.

Впервые о коронавирусе мне рассказала туристка из Китая, это было в Найроби (столица Кении. - Ред.), в начале февраля. Она говорила о локдауне, быстром распространении болезни, и выглядела достаточно озабоченно. Мы снова пересеклись в Руанде, уже в конце февраля на дне рождении общего знакомого. По дороге домой нас окружила толпа местных ребят, они кричали "корона, корона". Я не сразу понял, что они дразнят, потому решил поддержать шутливое настроение – показал им язык ярко-синего цвета, окрашенный после поедания ягодного торта. Тогда это казалось смешным, они испуганно отскочили в разные стороны и убежали восвояси.

Я забыл об этом инциденте, и вернулся в Уганду. Долго искал жилье через каучсерфинг (гостевая сеть, через которую путешественники дают друг другу помощь и ночлег. - Ред.). Но мне постоянно отказывали, ссылаясь на эпидемию. Приютила девушка из Кампалы (столица Уганды, - Ред.). Она недавно вернулась из Тайваня, потому сидела в двухнедельном карантине. Я тоже решил взять паузу, отдохнуть, и согласился за компанию отсидеть карантин.

После выхода из самоизоляции мне быстро дали понять - угандийцы уже не те. Было любопытно наблюдать, как приветливые, добродушные, прекрасные люди, которые встречали тебя с улыбкой и веселыми криками "мзунгу (белый человек), как ты?", уступали место в автобусе и в очереди, за две недели сменили милость на гнев.  

Дело было на рынке. Там меня окружила толпа угандийцев, они заходились истошным ором - "уходи вон, зараженный". Одни - разыгрывали обидные сценки, вторые - вопили "корона", третьи -  махали руками. Одним словом, дразнили как подростки. Я сорвался и растолкал их. В первые дни травли было психологически сложно выдержать агрессию. Похожая история повторилась с моей знакомой немкой. На местном рынке ее забросали луком, и она в тот же день с пересадками вернулась в Германию. До этого она прожила в Уганде два года.

Владимир Демченко в Кении, фото: личный архив Владимира Демченко

Через пару дней я услышал выступления местного лидера Евери Мусевени, и все стало на свои места. Он призывал избегать иностранцев, так как те - источники коронавируса. "Вы должны сидеть дома. Знайте, что в некоторых странах, компании, закрытые на карантин, вынуждены рыть могилы прямо перед офисом", - в его речах много странного, но эта фраза ввела меня в ступор. Тема коронавируса безостановочно крутится во всех телевизионных передачах - ток-шоу, марафонах, новостях.

Со временем я нашел ответ на агрессивные выпады. Они мне - "корона", я – им "эбола". После этого угандийцы сразу же менялись в лице, улыбались, это снимало напряжение. Никому не нравится ощущать себя прокаженным.

Я переехал в Танзанию. Здесь все максимально расслаблены и настроены на позитив, особенно президент страны. Он говорит, что в сердце Христа нет места вирусу, и люди охотно верят. Они с удивлением просматривают новости из Кении, где армия дубинками загоняет домой своих граждан, и возмущенно добавляют "у нас такого не будет".  

Танзания не закрывалась на карантин, здесь рассказывают, что "китайцы – наши партнеры, а туризм – наше все". Интересный народ. Им сказали мыть руки с мылом, чтобы спастись от вируса, так они их моют так отчаянно, как никто другой в мире. Бутылка с водой и мыло стоят на каждом углу – на рынке, во дворе, в магазине. 

Фото: личный архив Владимира Демченко

В Танзании невозможно самоизолироваться. Почему? Потому что люди живут в нищете. Среднестатистическая семья живет в домике на 12 кв. м по 7-9 человек. Весь день они проводят на улице — готовят, отдыхают, играют во дворе. Закрыть их на месяц дома – равносильно убийству.

Очень редко можно встретить людей в масках. Антисептик здесь — роскошь. Небольшая баночка стоит 15 000 шиллингов, около $6, это очень дорого для Танзании. Для сравнения на 15 000 шиллингов я могу прожить два дня, местные — дольше.

Думаю, танзанийцы легко относятся к проблеме эпидемии, потому что понимают только язык суахили. Не могут прочесть панические материалы на английском, как результат у местных властей есть полный контроль над общественным настроением.

Сейчас я живу в городе Мванза, жилье нашел через каучсерфинг. Дом, забит старыми украинскими игровыми автоматами. Видимо, хозяин дома, он кстати, украинец, вывез это добро в Африку, когда оно стало нелегальным в Украине.

Сейчас нет жесткого распорядка дня, обрабатываю видео, которые снял за полгода путешествия, пью дома коктейли, читаю, пишу.  

На связи со мной украинский посол в Кении. Он по собственной инициативе собирал списки украинцев, застрявших в стране. Но МЗС Украины говорит обратное, мол им не предоставили списки, поэтому не организовали эвакуацию.

Фото: личный архив Владимира Демченко

Африка - прекрасна несмотря ни на что. Моя цель – доехать до Кейптауна (столица ЮАР). Таким образом, я пересеку Африку от севера до юга.

Границы открыты, осталось получить визу.


Андрей Ульяненко, разработчик веб-приложений

Место пребывания: Кения, Африка. Рассказывает историю перед выездом в кенийские горы

В какой-то момент я устал работать в офисе, решил - либо бросаю программирование, либо придумываю новый формат работы. Придумал, и уже четыре года работаю удаленно. С апреля по октябрь я люблю быть в Украине, а с октября по март - путешествовать. Объездил Европу, был в Китае, Индии, Латинской Америке, на Ближнем Востоке.

В Африку я решил приехать после того, как побывал в Сальвадоре и увидел там какой может быть африканская культура. 

Фото: личный архив Андрея Ульяненко

14 декабря я прилетел в Найроби, столицу Кении, прожил там полтора месяца и отправился в Уганду и в Руанду.

Больше всего мне понравилась Уганда и угандийцы. Очень красивая страна, люди приветливы и крайне жизнерадостны, с хорошим вкусом и умением развлекаться.

Музыкальный фестиваль, фото: t.me/mySouthernBoarders / Андрей Ульяненко

14 марта я вернулся в Кению, чтобы уже оттуда вылететь домой. Мой рейс был запланирован на 19 число. Но за два дня до вылета Владимир Зеленский выступил с обращением, в котором анонсировал закрытие международных границ, мой рейс из Кении отменили. Обещанную эвакуацию не организовали, и я остался в Кении. Все еще можно вылететь из Танзании, но цена билета доходит до $2500.

Сейчас в Найроби работают общепиты, маркеты, уличные магазины, ходит транспорт, как правило, битком набитый пассажирами. Зато ввели комендантский час, на улице нельзя появляться после 7 вечера. В целом, понять почему ночью коронавирус опаснее, чем днем, здесь никто не может. Похоже, каждое правительство по-своему сходит с ума, и часто использует проблему вируса, чтобы как-то прикрутить демократию.

Фото: t.me/mySouthernBoarders / Андрей Ульяненко

На время карантина порядок в стране помогает охранять армия. В первый день введения комендантского часа показательно били людей, оставшихся на улице. Кенийцы в панике бежали домой, бросали посреди дороги свои мотоциклы и скрывались от полицейских.

Маски и респираторы носят избирательно, но на каждом шагу, даже возле самого убогого дома стоят бак с водой и мыло. 

Уровень ксенофобии к иностранцам в период пандемии зависит от риторики властей. Правительство в Кении всячески демонстрирует дружелюбие к иностранцам, призывает местных жителей быть вменяемыми. Но люди делают самые простые выводы, на которые способны — белый человек, он же иностранец, приехал из очага пандемии, разумеется не прошел карантин и теперь сеет чуму.

В лицо меня не дразнят, но за спиной и на суахили бубнят что-то вроде "корона идет, почему не на карантине?" Пару дней назад стали активнее доносить свою мысль, "будем бить, если не вернешься домой", кричали вслед моему мотоциклу. 

Фото: личный архив Андрея Ульяненко

Социальные контакты ограничились до круга знакомых, стихийные встречи и вечеринки сошли на нет.  

Будни однообразны — целый день работаю из дома, а за 15 минут до комендантского часа выхожу на пробежку. По выходным беру в прокат мотоцикл и еду в поля, в горы — это самая приятная часть недели.

Недавно из Уганды вылетел самолет Укроборонпрома, вывозили рабочих, но отказались брать гражданских, говорят - не было мест.

После бессмысленной отмены моего рейса и отказа в эвакуации я не сильно рассчитываю на помощь государства. Если авиасообщение не возобновится в скором времени, буду осваиваться тут или переду в какую-нибудь другую открытую страну.

Есть идея поехать через континент на мотоцикле из Найроби в Каир или ЮАР, но пока что и это невозможно из-за карантина.


Григорий Скобло, путешественник

Место пребывания: Тамсуи, Тайвань. Рассказывает историю, сидя в палатке на диком тихоокеанском пляже 

До глобального карантина я успел проехать больше половины стран, намеченных в маршруте. Израиль, Саудовская Аравия, Королевство Бахрейн, Индия. Из Индии через Малайзию 11 марта я прилетел в Тайвань. Через день ВОЗ объявил пандемию коронавируса, и Тайвань закрылся. Отсюда я хотел добраться в Японию, успеть на цветение сакуры, но рейс отменили. Эвакуационные рейсы в Киев стоили порядка 20 000 грн, поэтому решил остаться в Тайване до середины апреля.

Мне везло – во все страны я влетал до начала пандемического хаоса, локдаунов, и так же спокойно вылетал. Счастливое стечение обстоятельство закончилось на Тайване.

Фото: личный архив Григория Скобло

Две недели на острове были плотно расписаны – я объехал горы, нацпарк Алишан, каньон Тароко, даосские храмы, кое-какие города с ночными рынками.

Тайвань закрыл границы, но не закрывался на карантин. Город функционирует в привычном режиме, нет никаких ограничений по массовым сборам. Но власти просят носить маски, особенно в местах большого скопления людей.

Единственный раз, когда я столкнулся с проблемой коронавируса в Тайване, это отмена брони в отеле. Его закрыли в связи с эпидемией.

Я немного простужен, поэтому самоизолировался на диком пляже в Тамсуи на берегу Тихого Океана. Живу в палатке, на берегу, к сожалению, бюджетного жилья нет.

Национальный парк, Тайвань, Фото: личный архив Григория Скобло

Мой распорядок дня очень прост – утром в полевых условиях готовлю завтрак, делаю самооздоровительные упражнения, это занимает полдня, потом выхожу на прогулку, исследую местность.

Посещаю старый город — исторически-туристическую часть Тайваня — это 50 минут ходьбы вдоль берега.

Там можно попробовать самые специфические тайваньские блюда, например, Агеи — фаршированую вареную лапшу, залитую жареным тофу. 

Фото: личный архив Григория Скобло

Световой день здесь недлинный, в 7 часов вечера уже практически ночь, не успеешь встретить день, а он уже подходит к концу.

Пока я придерживался своего маршрута, домой не тянуло. Но маршрут сломался, а жизнь на Тайване не входит в мои планы, поэтому домой тянет.

Добраться в Украину можно, но это очень сложно и дорого. Эвакуационных рейсов не будет, поэтому об авиа можно забыть. Остаются наземные способы передвижения. Например, через Минск, Будапешт или Варшаву. Но в таком случае, нужно организовать гуманитарный коридор при консульской поддержке.

Тайвань, она же Китайская республика, не признана большей частью государств в мире, в том числе, Украиной. Поэтому здесь нет украинского консульства. Теоретически можно обращаться за поддержкой в посольство Украины в Китае, но там на запросы пока не отвечают.  

Диана Манучарян

корреспондент LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости