UA

Спецпроект | Войны будущего. Как устроен мир частных военных компаний и кто из них самый сильный

Войны будущего. Как устроен мир частных военных компаний и кто из них самый сильный - Фото
Частные военные компании (иллюстрация - LIGA.net)
23.03.2021, 17:40

Частные армии есть почти в каждой стране. К 2023 году рынок ЧВК в США составит $80 млрд. Кто сильнее и как воюют украинцы – в спецпроекте LIGA.net

ЧИТАТИ УКРАЇНСЬКОЮ

Частные военные компании по всему миру наращивают влияние и увеличиваются в размерах. Весь рынок – больше $200 млрд. Наемники охраняют политиков, тренируют солдат, конвоируют корабли, защищают военные базы и посольства. Все чаще непосредственно участвуют в конфликтах – за тех, кто больше заплатит. И нарушают законы.

Как выглядит современный наемник, кто из компаний сильнее других и на чьей стороне воюют украинцы: LIGA.net поговорила с "солдатами удачи" из Украины, руководителем одной из охранных компаний, а также составила рейтинг крупнейших ЧВК в мире.

Этот текст был написан при поддержке тысяч наших платных подписчиков, которые получили его в начале месяца. Теперь мы открываем его для всех, потому что считаем его важным для вас. Поддержите создание таких текстов, оформив ежемесячную подписку от 100 грн / мес. Помимо специальных текстов, мы также отключим для вас рекламу и будем присылать каждую неделю пересказ лучших историй планеты.

Но сначала – немного истории.

СОЛДАТЫ УДАЧИ: С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

Профессия наемника упоминалась еще во времена Древней Греции: солдаты служили тиранам и набирались в армии других государств. Хотя военное дело занимало важное место в системе ценностей, наемничество порицалось из-за сомнительной преданности таких солдат. В последующие исторические эпохи ремесло развивалось викингами, итальянскими кондотьерами, немецкими ландскнехтами и швейцарскими пикинерами. Последние положили начало французской пословице "Нет денег – нет швейцарца". Однако раньше наемники преимущественно работали в тени.

В современном мире первопроходцами считают британцев Дэвида Стирлинга и Джона Вудхауса. В 1965 году они создали Watch Guard International (WGI) из числа бывших бойцов спецназа Special Air Service (SAS) и работали с акцентом в странах Персидского залива. Компания просуществовала семь лет. WGI обучала военных, воевала против повстанцев, а в 1971 году попыталась свергнуть режим Муаммара Каддафи в Ливии и потерпела неудачу.

Солдаты удачи – парни не самой высокой морали.  В связи с этим многие из них работают в тени. Причин для этого много. Например, во время гражданской войны в Конго наемники не особо придерживались правил ведения войны. И однажды миротворцы ООН попытались их арестовать. Попытка переросла в затяжные бои, длившиеся несколько дней. В результате погибли сотни людей: миротворцы, наемники, гражданские. А для наемников в Анголе, создавших в то время одну из самых боеспособных единиц в стране, история закончилась смертными приговорами и долгими тюремными сроками.

Активное развитие наемничества заставило мир обратить внимание на этот специфический рынок. Два протокола к Женевской конвенции от 1977 года де-факто запретили эту деятельность: наемники не могут иметь статус комбатанта (участника боевых действий) и военнопленного (что не может гарантировать им должного поведения в случае плена). В 1989 году принята международная конвенция ООН по борьбе с наемниками (вступила в силу в 2001 году). Она прямо запрещает использование наемников. Но ратифицировали конвенцию лишь 37 стран, среди которых Украина. Россия, США и Великобритания – отказались. Что неудивительно, ведь американцы и британцы – крупнейшие игроки на рынке, а Россия прямо использует наемников в достижении политических целей.

Большинство современных ЧВК отличаются как от исторических предшественников, так и того, как они выглядели в 1970-х. Сегодня представители этого бизнеса предпочитают, чтобы их называли "военными подрядчиками", а саму сферу – "военной промышленностью". Однако четкой линии разграничения между понятиями "военного подрядчика" и "наемника" нет, считает американский эксперт и автор книг о ЧВК Шон МакФейт. И те, и другие работают за деньги, имея идентичный набор умений: "Если у вас есть навыки работы частным военным подрядчиком, то вы тоже можете работать наемником".

ЧВК подотчетны законам страны, из которой приехали. Но, выезжая на работу за границу, часто нарушают местные законы. Грозит ли им за это наказание? Чаще всего – нет. Дело в сложности применения законов одной страны в другой. Кроме того, невозможно вести расследование в стране, где отсутствует порядок (но именно в таких местах чаще всего и используют ЧВК). Резюме многих современных военных компаний изобилует примерами преступлений и отсутствия наказания.

После окончания холодной войны мир пошел по пути гибридных конфликтов. Но если нет прямой угрозы глобальной войны – нет и военных бюджетов, а значит и солдат так много не надо. Сокращение бюджетов и массовые увольнения на фоне конфликтов нового типа создали спрос на ЧВК. Так наемники стали полноценным бизнесом.

В 1989 в ЮАР возникла ЧВК Executive Outcomes. Компания воевала с повстанцами, билась за нефтяные объекты и алмазные рудники и тренировала солдат (зарабатывала на этом около $40 млн в год). У вас есть проблема? Мы ее решим. В 1994 году фирма предложила ООН разобраться с геноцидом в Руанде за $120 млн. ООН отказалась, потому что посчитала человечество не готовым к "приватизации мира", что бы это ни значило. В результате в Руанде были убиты от 500 000 до 1 млн человек. Спустя четыре года ЧВК EO закрылась, но оставила сеть наемников, которые работали в Экваториальной Гвинее, Сомали и Нигерии.

Новые ЧВК появлялись не только в Африке. В 1994-м в Британии возникла Sandline International, просуществовавшая 10 лет. ЧВК успела повоевать в Папуа-Новой Гвинее, Сьерра-Леоне и Либерии. В 1987-м в США появилась Military Professional Resources Incorporated (MRPI). ЧВК обучала "искусству войны" хорватов и боснийцев в 1995 году, а затем участвовала в военных компаниях США в Ираке и Афганистане. Пожалуй, самая знаменитая американская Blackwater возникла в 1997-м. И работает даже сейчас, хоть и сменила вывеску на Academi (в составе Constellis).

11 сентября 2001 года спрос на ЧВК вырос до небес, когда теракты в США дали старт международной борьбы с терроризмом и стали фундаментом для войны в Афганистане и Ираке. Уже в 2002-м Blackwater зашла в Афганистан, а годом позже, вместе с несколькими десятками других ЧВК, появилась в Ираке. ЧВК охраняли политиков, объекты Госдепа и Минобороны США, тренировали местную армию и полицию, готовили еду, "допрашивали заключенных", ремонтировали оборудование и строили базы.

Уже в 2006 году на 140 000 американских военных в Ираке приходилось около 100 000 частных военных подрядчиков (не считая субподрядчиков). Пиковым стал 2008 год – на Минобороны США в Ираке работали более 163 000 частных подрядчиков (из них 28 000 – американцы). И к правомерности этого явления часто возникали вопросы.

Например, в 2004-м 250 бывших заключенных печально известной тюрьмы Абу-Грейб в Ираке, где пытали людей, подали коллективный иск против двух американских ЧВК – CACI International и Titan. Они обвинили подрядчиков в пытках. Но суд отклонил иск, а контракты с ЧВК продлили. Только в 2019 году федеральный апелляционный суд США позволил рассмотреть дело против CACI International.

ЧВК используют не только в горячих точках. Они появляются и в зонах бедствий. В 2005-м некоторые ЧВК привлекались к борьбе с последствиями урагана Катрина в США: Kellogg Brown & Root Services восстанавливали энергоснабжение и ремонтировали базы ВМС США; а Blackwater охраняли "собственность миллионеров Нового Орлеана от грабителей".

В 2020 году, когда по США прокатилась волна антирасистских протестов Black Lives Matter, потянув за собой беспорядки, военные подрядчики появились на улицах городов. Например, филиал Fox News в Сиэтле нанял ветерана морской пехоты Джона Каруги для защиты команды репортеров во время освещения протестов. Видео, на котором подрядчик разоружает бунтаря, укравшего штурмовую винтовку из полицейской машины, стало вирусным в интернете.

РЕЙТИНГ СИЛЬНЫХ. КРУПНЕЙШИЕ ЧВК

В 2021 году по всей планете действуют тысячи таких компаний. LIGA.net отобрала крупнейшие из них.

1. CONSTELLIS

Одна из самых больших военно-охранных компаний. Штат превышает 20 000 человек, а активные операции идут в 20 странах. Компания предлагает широкий спектр услуг безопасности: от физической охраны до защиты предприятий ядерной и критической инфраструктуры. ЧВК также предлагает вооруженных сотрудников службы безопасности, электронное охранное оборудование, проведение анализа уязвимостей, а также обучение и укомплектование персоналом.

Главной особенностью Constellis можно уверенно назвать Academi (Blackwater) – компанию, история которой создала в поп-культуре картинку современных ЧВК как "безжалостных наемников". Blackwater в 1997-м основал бывший морской котик Эрик Принс. Он хотел обучать военных и полицейских США, но компания быстро поднялась благодаря Афганистану и Ираку, где обеспечивала защиту политиков, тренировала солдат и полицейских.

Первым контрактом Blackwater в Ираке была безопасность тогдашнего главы американской администрации Пола Бремера в 2003 году. За это фирма получила $21 млн. Спустя год Blackwater охраняла американские дипмиссии в Ираке, Афганистане, Боснии, Израиле, получив за два года около $480 млн. В 2005-м они работали в зоне бедствия урагана Катрина.

Первые потери Blackwater понесла в 2004 году: иракские повстанцы устроили засаду в Фаллудже, убив четырех подрядчиков. Их сожгли, а обугленные тела повесили над мостом через Евфрат. Точного числа погибших наемников нет. ЧВК их скрывают, чтобы не отпугнуть инвесторов. Правительство США не ведет учет. Однако есть аналитика: по данным университета Брауна на 2019 год, за все время военных кампаний в Афганистане и Ираке погибли более 8000 подрядчиков и 7000 американских военных.

Самым известным инцидентом в резюме Blackwater была стрельба на площади Нисур в Багдаде: подрядчики в составе конвоя Госдепа США якобы попали в засаду и открыли огонь. В ходе беспорядочной стрельбы погибли 17 гражданских и пострадали около 20 человек. В США и Ираке возложили вину на Blackwater и заявили, что стрельба была открыта без видимой причины.

Обвинения предъявили пяти наемникам. Один из них признался в совершении менее тяжкого преступления в обмен на обвинительные показания против коллег. Осенью 2014 года трех из них судили по 14 обвинениям в непредумышленном убийстве, а в 2015 году приговорили к 30 годам тюрьмы. Еще одного признали виновным в убийстве и приговорили к пожизненному заключению. В декабре 2020 года 45-й президент США Дональд Трамп помиловал четырех подрядчиков Blackwater, отбывавших наказание за инцидент.

И этот случай не единственный. Одно из расследований Конгресса показало, что подрядчики Blackwater участвовали в 195 перестрелках в Ираке, закончившихся потерями. Наемники открывали огонь первыми в 163 случаях. В большинстве из них подрядчики стреляли из движущихся транспортных средств, не останавливаясь для подсчета погибших или оказания помощи раненым.

В результате Blackwater провела ребрендинг, превратившись в Academi, и слившись с еще одной известной ЧВК Triple Canopy. Эту компанию в 2003 году основали ветераны спецназа Мэтт Манном и Том Кэтис. Они хотели создать бизнес для борьбы с терроризмом и обучать правительственные силы. Как и Blackwater, первые контракты Triple Canopy получила после вторжения в Ирак. Там они занимались охраной и оснащением союзных войск в зоне боевых действий. Позже они охраняли некоторые посольства США в самых опасных точках мира. А в 2010-м оказывали помощь на Гаити, где произошло землетрясение. В 2009-м правительство Ирака запретило работу Blackwater в стране, а Госдеп США временно приостановил с ними сотрудничество. Контракты передали Triple Canopy, даже, несмотря на претензии к персоналу ЧВК, который не очень хорошо говорил на английском языке.

2. DYNCORP

Крупная американская ЧВК. И, пожалуй, одна из самых старых. Компанию основали в 1946 году. Изначальный профиль – авиаперевозки и обслуживание самолетов. Сегодня фирма специализируется на поддержке, обучении и наставничестве пилотов. Подавляющее большинство доходов компания получает от правительства США.

ЧВК предлагает услуги по подготовке военных разведчиков (сбору информации) и сотрудников правоохранительных органов; обучению солдат переговорным техникам; военной логистике; обслуживанию военных баз (приготовление еды, ремонт, строительство, транспортировка, техническое обслуживание); а также тушению лесных пожаров.

В 1990-х компания занималась установкой систем безопасности в посольствах США и поддерживала эксплуатацию американских ракетных полигонов. Позже DynCorp вышла на работу в Ираке, Гаити, Судане, Либерии и Афганистане, где занималась подготовкой военных и правоохранителей. В Афганистане фирма также обеспечивала безопасность тогдашнего президента страны Хамида Карзая, неоднократно становившегося целью покушений. 

DynCorp работала в Боливии, Боснии, Сомали, Анголе, Косово, Кувейте и ряде других стран. В некоторых из них они оскандалились: Human Rights Watch обвиняла подрядчиков DynCorp в торговле детьми в целях сексуальной эксплуатации в Боснии; в Афганистане подрядчики ЧВК якобы нанимали мальчиков допубертатного возраста для исполнения эротических танцев в женском образе; в Ираке сотрудник DynCorp застрелил местного таксиста, проезжавшего по пути движения охраняемой колонны, хотя жертва не представляла угрозы.

3. ЧВК ВАГНЕРА

Де-факто контролируется правительством России, которое использует армию под прикрытием ЧВК. Идея создать такую вывеску появилась у Кремля еще в 2010 году. Реализацию проекта возложили на соратника Путина, бизнесмена Евгения Пригожина.

"Когда говорят ЧВК Вагнера – это фейк... Деятельность российских псевдо-ЧВК – это из области военных преступлений", – говорит LIGA.net военный эксперт и замдиректора Центра исследования армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь. По его словам, российские ЧВК находятся вне закона и служат структурами прикрытия: "Они не выполняют никаких функций, кроме заданий российских спецслужб".

В состав ЧВК Вагнера входят не только профильные российские разведчики, но и люди с криминальным прошлым. По данным украинской военной разведки, на сегодняшний день "вагнеровцы" вербуют и украинцев, проживающих на временно оккупированных территориях. В 2019 году СБУ сообщала, что знает личности 125 украинцев, входящих в российскую ЧВК.

"Они предлагают зарплату в размере $5000 в месяц, льготы УБД и пенсионное обеспечение после трех лет службы", – заявляют в военной разведке, добавляя, что россияне перебрасывают наемников-украинцев воевать в Ливию и Сирию.

Личный состав ЧВК Вагнера начали набирать в 2013 году. А в 2014 "вагнеровцы" появились в Украине: воевали и участвовали в оккупации Крыма, а также в составе российской армии воевали на Донбассе. Спустя год их начали отправлять в Сирию, где Россия поддерживает режим диктатора Башара Асада. Кроме участия в войне, "вагнеровцы" занимались захватом месторождений и объектов нефтепереработки, а взамен Пригожин претендовал на часть добываемых ресурсов.

В 2017 году СМИ опубликовали видео, на котором российские наемники пытают и убивают мужчину в Сирии. Его избивают кувалдой, а затем отрезают руки и голову саперной лопаткой. В конце тело подвесили за ноги и сожгли. Все произошло около месторождения Шаир, которое захватили "вагнеровцы". За эти преступления никто не был наказан.

Россиянам в Сирии казалось, что можно делать все, что захочется. Но в 2018 году они столкнулись с американскими военными при попытке захватить новое месторождение. 40 солдат США около четырех часов противостояли 500 боевикам войск Асада и России. Боевые действия происходили около газоперерабатывающего завода Коноко, где базировались курды и их союзники-американцы. Войска Асада при поддержке россиян стянули туда военных, танки и бронетранспортеры. Американский спецназ Delta Force и рейнджеры пытались связаться с российской стороной, чтобы те остановили наступление, но ответа не последовало. Тогда США подняли истребители и бомбардировщики, а с земли заработала артиллерия. Сирийские войска и россияне начали панически убегать, но их начали преследовать. В итоге были уничтожены около 300 солдат. США при этом потерь не понесли. 

Если индивидов из ЧВК Вагнера поймают, то они будут отвечать по законам той страны, где их задержали. Но там, где они действуют, закон и порядок не работают, – говорит военный эксперт Михаил Самусь

В конце 2017 года Кремль начал использовать ЧВК Вагнера в других странах: в Судане они тренировали местных военных в обмен на добычу золота; в Ливии работали на "друга Кремля" генерала Халифу Хафтара; в ЦАР обучали правительственных военных и воевали с повстанцами в обмен на алмазы и золото; в Венесуэле охраняли еще одного друга России – Николаса Мадуро.

В 2020 году в СМИ появилась информация, что Служба безопасности Украины почти задержала три десятка наемников ЧВК Вагнера, выманив их в ловушку: планировалось, что наемники из Минска вылетят в Стамбул и самолет экстренно приземлится в Украине, где их задержат. В последний момент операция провалилась якобы из-за "крота" в Офисе президента (операцию якобы отложили и "вагнеровцев" задержали спецслужбы Беларуси). В руководстве Украины называют историю фейком, но лидер группы расследователей Bellingcat Христо Грозев говорит, что операция была и провалилась только ее последняя фаза. Он снимает об этом документальный фильм. 

ЧВК Вагнера для правительства России – это возможность проводить военные операции на территориях других стран, при этом, не неся ответственность ни за боевиков, ни за их действия. А сами "вагнеровцы" находятся в правовом пузыре, благодаря чему избегают ответственности.

4. AEGIS DEFENSE SERVICES

Британская частная военно-охранная компания основана в 2002 году. Офисы в Афганистане, ОАЭ, Ираке, Саудовской Аравии, Ливии, Сомали и Мозамбике. Сегодня она работает в составе канадской охранной компания Garda World (занимается физической охраной мероприятий, аэропортов, портов, дипломатических представительств, нефте- и газодобывающих предприятий, а также физлиц. Обеспечивает мобильное патрулирование и предоставляет услуги разведывательного характера).

ADS, как и другие ЧВК, расцвела в период войны в Ираке, подписав многомиллионные контракты с Минобороны США. При этом ее деятельность, прежде всего, была сосредоточена вокруг информсопровождения военных: поддержка логистических операций; предоставление информации о ситуации с безопасностью в определенных районах; получение разведданных и содействие обмену данными; непрерывное информирование о жизнеспособности дорожного движения по всей стране.

В 2011 году, когда американцы решили покинуть Багдад, ADS стала одной из ряда немногих ЧВК, которым передали обеспечение безопасности в стране. В том же году они начали охранять посольство США в Кабуле.

5. SOC-USA

Основана в 2003 году в США. Работает в составе корпорации Day & Zimmermann, которая появилась на рынке еще в 1901-м, и специализируется, в частности, на производстве боеприпасов. Штат SOC насчитывает более 5000 человек. Компания предоставляет стандартный набор услуг: безопасность объектов и предприятий, в частности, критической инфраструктуры, кибербезопасность, предоставляет кинологов и саперов, проводит логистические операции и так далее.

За 18 лет работы подрядчики SOС-USA успели поработать в 22 странах мира на разных континентах. На сегодняшний день компания продолжает работать в ряде стран, занимаясь защитой американского дипломатического персонала и объектов. На территории США обеспечивает безопасность ключевых объектов ядерного комплекса страны.

В 2004 году SOC зашла в Ирак, где отвечала за охрану американских военных баз, закупку оборудования и ряд других задач, позволивших американским военным сосредоточиться на наступательных операциях. Тогда компания привлекла к работе в Ираке около 10 000 подрядчиков из разных стран, в частности, с Балкан.

Помимо Ирака SOC работала в Африке и Юго-Западной Азии, где проводила курсы по медицинской подготовке, занималась строительством и материально-технической поддержкой стран-партнеров США. В ЦАР они обеспечивали безопасность американских дипломатических объектов, работая на Госдеп. В 2017 году SOC зашла на работу в Сомали. Там они также работают на Госдеп, отвечая за безопасность американской дипломатической миссии в стране, восстановившей работу в 2018-м, предоставляя круглосуточную охрану периметра, группы реагирования на ЧС, передвижные патрули и защитные группы сопровождения.

Также компания работает в Израиле. Там, помимо типичного для ЧВК набора услуг, SOC обеспечивали дипломатическую миссию всем необходимым: занимались поиском жилья и офисных помещений, медицинским обслуживанием, организацией рекреационной зоны, отвечали за связь и так далее. 

ЧВК В УКРАИНЕ

На бумаге в Украине нет компаний, оказывающих военные услуги, а наемничество преследуется по закону. На деле – фирмы, занимающиеся военно-консалтинговой деятельностью, есть – они работают под видом охранных предприятий, говорит LIGA.net нардеп от Слуги народа Ольга Василевская-Смаглюк, являющаяся инициатором одного из законопроектов о частной военно-консалтинговой деятельности, который должен урегулировать порядок создания и деятельности ЧВК.

Нардеп считает, что эту сферу необходимо узаконить, создав для бизнеса "красные линии" и заставив нести ответственность, например, если подрядчиков из Украины используют в боевых действиях за границей: "Мы не "за" наемничество. Мы поддерживаем сопроводительные военные услуги: услуги переводчиков, охрана, медицина. Все боятся, что это превратится в наемничество. Но мы создаем ряд предохранителей, например, контрольный орган при Кабмине, а также страхование военных подрядчиков и гарантии, что их не будут использовать в военных действиях".

Одна из украинских фирм, которая де-факто занимается военным консалтингом, это Omega Consulting Group, зарегистрирована в Славутиче в качестве охранного предприятия. "Теоретически нас можно назвать украинской ЧВК, но юридически мы ООО, предоставляющее охранные услуги", – говорит LIGA.net гендиректор компании Андрей Кебкало.

Кебкало проработал в ЧВК в качестве подрядчика около 12 лет. В 2011 году, оценив потенциал рынка, открыл собственную компанию. Основные клиенты OCG в Украине, по его словам, это посольства, дипломаты и иностранные предприятия: "Ни одного украинского клиента у нас нет".

У Украины должна быть внешняя стратегия, чтобы легализовать военный консалтинг. Ведь это де-факто присутствие на территории другого государства, – считает гендиректор OCG Андрей Кебкало

За время существования компания работала, например, в Ливии, Буркина-Фасо, ЦАР, Мали, Нигерии и Гвинее. "Оказываем услуги преимущественно консультационного характера (при этом на сайте компании указаны услуги по вооруженному сопровождению кораблей, противодействию рейдерству, вооруженной охране и так далее. – Ред.). Например, в Того к нам обратились для проведения аудита военно-морских сил. Аудит провели, предоставили документацию, что мы обнаружили, и рекомендации", – рассказал Кебкало. Сейчас у компании, по его словам, шесть активных контрактов.

Кебкало критически относится к вышеупомянутому законопроекту, называя его "велосипедом на квадратных колесах": "Перемешали две разные вещи – охранную деятельность и военный консалтинг. Если охранная деятельность, то государство сюда никак не относится. У меня компания Х, я заключил договор о сотрудничестве с фирмой, качающей нефть в Нигерии. Получил контракт, есть лицензии, еду на охрану нефтяных вышек. Что с этого государству?".

Другой вопрос, объясняет он, – это военный консалтинг. Тогда речь идет, в частности, о поставках за границу оружия, инструкторов и советников для правительств. "Это перерастает в присутствие на территории другого государства и здесь нужна воля властей... Для этого у Украины должна быть внешняя стратегия, ведь это доступ к очень большому рынку природных ресурсов. Чего россияне засели в ЦАР – французской колонии испокон веков? Там золото, нефть, газ, уран. Россияне пришли, ногой дверь открыли и засели, теперь их оттуда не сковырнуть", – говорит Кебкало.

По его словам, в сегодняшнем виде легализация украинских ЧВК не имеет смысла: "Примем мы закон, который действует в Украине. Как мне это развязывает руки в Анголе? Я приезжаю туда и говорю: "Вот у нас по закону можно". А в Анголе меня вяжут и все".

При этом Кебкало признает, что этот законопроект облегчает участь людей, возвращающихся с ротации, ведь они смогут, например, избежать повышенного внимания со стороны правоохранителей: "Это для частных лиц, но не для юридических. Мне от этого закона ни холодно, ни жарко. Я сейчас закрою компанию, зарегистрируюсь на каких-нибудь островах и все".

По его словам, сегодня в Украине работают десятки рекрутинговых агентств, набирающих людей для работы за границей. Одним из них является Sunrise Security Services, предоставляющее работу по охране морских судов в зоне с повышенным риском. Эта компания даже имеет открытую базу данных персонала для потенциальных соискателей.

Созданием ЧВК занимался и экс-командир добровольческого батальона Донбасс Семен Семенченко. В 2019 году в интервью Острову он рассказал, что создал компанию международной безопасности, зарегистрированную в США, с представительством в Украине: "Мы занимаемся, например, обеспечением безопасности для неправительственных и международных организаций в зонах повышенного риска: обучением местных правоохранительных органов и представителей власти". При этом информации о его компании или ее деятельности в открытых источниках практически нет. Кебкало охарактеризовал ее деятельность как "непонятную".

Деятельность ЧВК находится на очень тонком льду международного права: шаг влево, шаг вправо, и мы в зоне уголовных правонарушений, – заявляет Самусь

Российско-украинская война на Донбассе актуализировала вопрос об украинцах в ЧВК. "Сейчас большое число ветеранов АТО/ООС работают за границей в ЧВК (точных данных о количестве нет. - Ред.). Их привлекает относительно высокая оплата и возможность применить навыки и знания, полученные во время прохождения воинской службы", – говорит LIGA.net экс-министр обороны и глава правления Центра оборонных стратегий Андрей Загороднюк. При этом он уточняет, что сегодня ни сами подрядчики, ни государство не контролируют их судьбу, правовой статус и безопасность.

"Украинские парни идут в такие компании в США и Великобритании, чтобы найти там профессиональную реализацию после опыта службы в ВСУ и зонах боевых действий", – говорит Самусь, объясняя мотивацию военных наниматься в ЧВК.

По его мнению, для военного развитие в этом направлении выглядит логичным: "Особенно, если это четко в правовом поле. Деятельность ЧВК находится на очень тонком льду международного права: шаг влево, шаг вправо, и мы в зоне уголовных правонарушений".

В сфере ЧВК есть очень много людей с привычкой, от которой тяжело избавиться. Кто-то отвоевал, автомат сложил и больше никогда к этому не вернется. Но есть те, кто больше ничего не умеют, – говорит Кебкало

Кебкало видит несколько иную мотивацию бывших военных идти на работу в ЧВК: "Я со многими людьми встречался, которые больше ничего не умеют делать. У меня ни одной гражданской специальности нет – всю жизнь пробыл в армии. Мне сейчас устроиться на работу нереально. Разве что охранником в супермаркете или телохранителем. В этой сфере очень много людей с привычкой, от которой тяжело избавиться. Кто-то отвоевал, автомат сложил и больше никогда к этому не вернется. Но есть те, кто ничего больше делать не умеет".

Об опыте сотрудничества с одной из иностранных ЧВК рассказал LIGA.net на условиях анонимности ветеран российско-украинской войны Павел. Он получил образование в сфере информационно-коммуникационных технологий и отправился на войну на Донбассе. По возвращению оттуда решил, что хочет попробовать себя в ЧВК: "Дико интересовало все военное. Ожидал, что будет, как в фильмах и историях друзей о жизни наемников. По факту столкнулся с очень организованной структурой, не уступающей средней воинской части. Разве что с отсутствием званий и рутинных обязанностей".

Он обратился в иностранную компанию, которая нашла ему работу в Сенегале, где нужны были технические знания и желателен военный опыт. Процесс оформления очень утяжелило отсутствие ряда сертификатов, в частности, об огневой подготовке: "Пришлось пропустить первую командировку, накопить денег, пройти курсы по медицине, стрельбе с основного и вторичного оружий, а также работе в многолюдных местах. Половину курсов оплатил из своего кармана. Остальные оплатила компания, вычтя сумму из зарплаты".

В обязанности Павла входила установка и обслуживание технического оборудования и систем мониторинга для охраны периметра. Всего он побывал в двух командировках: первая длилась четыре месяца, вторая – семь. "Ставка начиналась от 1300$ в месяц и могла расти в зависимости от навыков и опыта, а также выполняемых задач. Во многих компаниях принято выплачивать заработанные деньги после командировки. Отработал, приехал, ждешь пару недель, и приходит выплата", – рассказывает он.

Вопрос функционала ЧВК должен тщательно изучаться и стандартизироваться, чтобы не допустить выхода за пределы международного права. Соскользнуть с деятельности ЧВК в военные преступления очень легко, – считает Самусь

Рядовой состав, с которым работал Павел, состоял из людей, имеющих боевой опыт: "Это были в основном сотрудники европейских структур. Были подколы, иногда недопонимания, но для мужского коллектива это обычная практика. Этап притирки есть везде и всегда. В целом чувствовал себя в своей тарелке".

"Возвращаться (в этот бизнес. – Ред.) не планирую. Нашел себя в другой сфере", – резюмирует он.

Перспектив легализации этой сферы в Украине нет, считает Василевская-Смаглюк. "Никто не хочет браться за законопроект, поскольку это, с одной стороны, законная миллиардная выручка, с другой – раздражитель для потенциальных конкурентов... Если будет политическая воля, то появится и перспектива легализации. Сейчас такой воли нет", – говорит нардеп.

Другого мнения придерживается Загороднюк. Он видит перспективу легализации, уточняя, что она должна вестись исключительно за границей и быть в первую очередь охранной: "Украине это интересно для общего экономического роста, а также официального трудоустройства большого количества бывших военных".

Такой бизнес не должен работать над выполнением заданий в Украине, иначе это приведет к чрезвычайно отрицательным последствиям. Украине категорически не нужны частные армии, действующие внутри страны, – заявляет экс-глава Минобороны Андрей Загороднюк

При этом он уточняет, что сфера военного консалтинга должна лицензироваться и вестись в строго правовом поле с гарантиями для подрядчиков и государства, что такие компании не будут "отдавать и выполнять преступные приказы". Некоторые ЧВК, констатирует Загороднюк, работают на высоком профессиональном уровне, а некоторые – в сером правовом поле. И, по его мнению, регистрация ЧВК в Украине позволит государству предложить законную и контролируемую альтернативу.

"Такой бизнес не должен работать над выполнением заданий в Украине, иначе это приведет к чрезвычайно отрицательным последствиям. Украине категорически не нужны частные армии, действующие внутри страны", – акцентирует экс-глава Минобороны.

С ним согласен и Самусь, считающий, что перспектива легализации есть ввиду большого количества украинских специалистов, которые могут заниматься такой деятельностью: "Но это очень тонкая материя. Вопрос функционала ЧВК должен тщательно изучаться и стандартизироваться, чтобы не допустить выхода за пределы международного права... Это очень легко – соскользнуть с деятельности ЧВК в военные преступления".

По его словам, когда компания начинает принимать участие в боевых действиях, она автоматически сходит с правовой дороги: "ЧВК не могут принимать участия в боевых действиях, они могут предоставлять услуги: тренировка и обучение персонала, консалтинг, охрана районов или объектов... Сейчас компании из США и Великобритании придерживаются всех требований и украинским фирмам нужно теснее работать с ними, чтобы увидеть, как правильно заниматься этим бизнесом".

ГДЕ СЕГОДНЯ РАБОТАЮТ ЧВК

В разных формах частные военно-охранные компании присутствуют, чуть ли не во всех странах мира. Подавляющее большинство занимается обеспечением безопасности людей и объектов. Исключение – ЧВК Вагнера и более мелкие фирмы из стран третьего мира.

Американская Triple Canopy уже девять лет работает в Кувейте: обучает военных и полицию, обеспечивает безопасность объектов армии США, устанавливает и обслуживает системы безопасности. Constellis, в состав которой входит как Triple Canopy, так и Academi (экс-Blackwater), заявляет, что проводит активные операции в 20 странах. Если же смотреть на число государств не только с активными, но и неактивными операциями (например, Constellis), то покажется, что в разных формах они присутствуют практически везде.

В США через полигоны Constellis в год проходит около 20 000 военных и полицейских, включая спецназ, морских котиков, рейнджеров, морпехов, береговую охрану. На сайте компании активны почти 500 вакансий, в частности, в Ираке, Кувейте, Афганистане и Пуэрто-Рико. Ищут всех: от администраторов и невооруженных охранников до специалистов по контрразведке, кинологов и руководителей групп по силовой защите.

Крупнейшая охранная компания в мире, британская G4S, специализирующаяся главным образом на предоставлении невооруженной охраны, проводит операции по разминированию в Ираке, действуя там совместно с ООН, что является услугой глубоко военного характера.

ЧВК Вагнера продолжает активные операции в ряде стран Африки: хотя их руководство больше всего заинтересовано в защите своих финансовых интересов и выполнении поставленных Кремлем задач, они также занимаются частной охраной: в ходе предвыборной кампании в ЦАР их постоянно замечали в окружении президента страны Фостены-Арканжи Туадеры. Когда ЦАР охватила волна насилия из-за несогласия повстанцев с исходом выборов, ЧВК Вагнера неоднократно принимали участие в боевых действиях совместно с правительственными войсками. Хотя участие в конфликте правительство РФ отрицает, заявляя, что россияне оказывают "инструкторские услуги", местные медиа говорят об обратном.

При этом работа "вагнеровцев" в ЦАР ярко демонстрирует, что прямое вмешательство ЧВК в военные действий далеко не всегда приводит к каким-нибудь заметным результатам. Большая часть территории ЦАР уже длительное время находится под контролем разных повстанческих группировок. И хотя россияне прямо вмешиваются в войну между правительством и повстанцами, за несколько лет их присутствия в ЦАР президент даже минимально не сдвинулся с места в вопросе восстановления контроля над страной. Ему по-прежнему подконтрольны только 30% территории государства. И россиян такой расклад, вероятно, устраивает, поскольку, если даже представить гипотетическую возможность полного восстановления контроля над страной (что маловероятно), то тогда в скором времени у правительства ЦАР возник бы вопрос о целесообразности нахождения войск другой страны на своей территории.

Наемники из Латинской Америки, суровые ветераны нарковойн, привнесли новую тактику и жестокость в конфликт в Йемене, – заявляет американский эксперт Шон МакФейт

Есть и другие, менее известные ЧВК, которые смело участвуют в боевых столкновениях. В 2015 году правительство Нигерии заказало услуги южноафриканской ЧВК STTEP (выходцы из Executive Outcomes) для борьбы с террористами Боко-Харам. Правительство Нигерии настаивало, что роль около 100 наемников заключалась в консультировании, но ЧВК, вероятно, принимала непосредственное участие в боевых действиях, обучая нигерийских военных тактике так называемого "безжалостного преследования" – постоянно нападать на лагеря террористов, вынуждая их бежать, а затем отрезать пути отхода вертолетными налетами. Также ЧВК собирали разведданные, транспортировали войска и эвакуировали раненых.

Пример этой ЧВК хорошо демонстрирует, как небольшая группа наемников способна повлиять на ход конфликта. 100 "подрядчиков" из ЮАР своими действиями сумели резко переломить ситуацию в пользу правительства Нигерии, что произошло буквально за несколько месяцев работы. Но многим террористам Боко-Харам удалось сбежать, перегруппироваться и через некоторое время вновь начать терроризировать Нигерию.

В 2015 году Объединенные Арабские Эмираты тайно отправили несколько сотен наемников из Латинской Америки в Йемен, где они сражались на стороне правительства страны против повстанцев-хуситов. "Все они выходцы из Колумбии, Панамы, Сальвадора и Чили – суровые ветераны нарковойн. Они привнесли новую тактику и жестокость в конфликты на Ближнем востоке", – пишет американский эксперт и автор книг о ЧВК Шон МакФейт.

По его словам, эмираты наняли около 1800 латиноамериканских наемников. Также в Йемене интересы Саудовской Аравии якобы представляли и африканские наемники из Судана, Чада и Эритреи. "Частная сила оказалась полезным вариантом для богатых арабских стран, особенно Саудовской Аравии, Катара и Эмиратов, которые хотят вести войну, но не имеют агрессивной армии. Их наемники в последние годы воевали в Йемене, Сирии и Ливии", – пишет эксперт.

И наемников нанимают даже террористы. Например, предположительно узбекская ЧВК Malhama Tactical, которая работает только на экстремистов-джихадистов. Они предоставляют стандартные услуги: инструктаж, торговля оружием или военная поддержка. Malhama Tactical работали в Сирии на террористов, связанных с Аль-Каидой и Исламской партией Туркестана, уйгурской группировки из Китая. "В будущем джихадисты будут пользоваться услугами наемников для проведения высокоточных террористических атак", – считает МакФейт.

В 2019 году о себе напомнил основатель Blackwater Эрик Принс. Западные СМИ опубликовали конфиденциальный отчет Совбеза ООН, в котором Принса обвинили в нарушении эмбарго на поставки оружия в Ливию: Принс якобы развернул там группу наемников, вооруженных винтовками, лодками и техникой для кибератак. В рамках операции, стоимость которой достигала $80 млн, наемники собирались сформировать отряд для слежки и убийства ливийских командиров. В докладе говорится, что Принс выступил на стороне "друга Кремля", мятежного генерала Халифы Хафтара. Сам Принс обвинения отрицает, утверждая, что он не знаком с Хафтаром.

15 февраля 2020-го проиранские боевики атаковали американскую военную часть около аэропорта Эрбиля в Ираке – одну из трех оставшихся баз со значительной численностью войск США в стране. В результате обстрела погиб филлипинский подрядчик, получили ранения один американский военный и еще четверо сотрудников ЧВК. Этот инцидент актуализировал вопрос об американских ЧВК в Ираке и ярко показывает, как ЧВК приватизируют войны.

Хотя США считают, что Ирак уже не сильно нуждается в прямой военной поддержке с их стороны, там до сих пор остаются около 2500 американских военных. При этом по данным Конгресса США, на сегодняшний день в Ираке и Сирии находятся более 4800 подрядчиков, работающих на американское Минобороны. А ситуация в Афганистане еще более запущенная: число американских военных в этой стране неизвестно, зато на США там работают более 22 000 подрядчиков.

БЕЗГРАНИЧНЫЙ РЫНОК

Частные военно-охранные услуги – это многомиллиардный и постоянно развивающийся бизнес. По некоторым данным, он оценивается в более, чем $200 млрд. Считается, что к 2023-му только в США оборот в этой сфере бизнеса составит $80 млрд и будет ежегодно расти на 3,4%. Опрошенные LIGA.net эксперты уверены: спрос на эти услуги продолжит расти, ведь этому способствуют новые гибридные конфликты. Однако оценка последствий расходится.

"Хаотизация в разных регионах продолжается, поэтому ЧВК будут дальше наращивать рынок. Но этот рынок должен быть все более регламентированным", – считает Самусь. По его мнению, если мир сумеет взять под контроль деятельность ЧВК, то рост их числа лишь укрепит международную безопасность. Если же ситуация пойдет по пути российских псевдо-ЧВК, то все будет наоборот.

Сегодня нет конфликтов, в которых не принимали бы участие ЧВК. Рост спроса на их услуги – неизбежный процесс, – заявляет Кебкало

"Для России использование ЧВК – один из эпизодов их противоправной деятельности. Но когда-то хаос вернется к его организаторам. Эти ЧВК начнут действовать на территории России. Когда управляемость ею снизится, туда вернутся все эти люди, воевавшие за границей, которые знают, что законов не существует и можно убивать кого угодно. России придется еще долго ликвидировать последствия хаотизации", – говорит Самусь.

Загороднюк отмечает, что ЧВК – неотъемлемая часть мирового порядка: "Этот вид деятельности будет сохраняться в мире, пока есть конфликты, которые мешают экономической деятельности больших корпораций, являющихся заказчиками таких услуг". При этом он добавляет, что пока что ЧВК не влияют на международную безопасность, поскольку не являются самостоятельной политическим субъектом.

"Сегодня нет конфликтов, в которых не принимали бы участие ЧВК. Рост спроса на их услуги – неизбежный процесс", – говорит Кебкало. При этом он не видит угрозы для международной безопасности, если ЧВК не будут работать по российскому сценарию: "ЧВК Вагнера работают очень грубо. Об этом не надо кричать, не нужна такая реклама. Такие вещи любят тишину... Если отойти от модели Вагнера, я в этом угрозы не вижу. Есть регуляторные органы, у меня в компании сертификат ISO на военный консалтинг, недавно мы закончили аудит. Это уже не так, как было в 1970-х. Мы занимаемся специфической сферой деятельности, но не хотим ассоциироваться с такими компаниями, как ЧВК Вагнера".

"Рост наемничества порождает новый вид угрозы – приватизацию войны, – говорит Шон МакФейт. – Если эта тенденция разовьется, сверхбогатые станут сверхдержавами и это приведет к войнам без государств... Это может изменить международные отношения до неузнаваемости". По его словам, рынок силы возродился "продолжает расти тревожными темпами".

Еще в 2007 году ООН предупреждала об угрозе приватизации войны. По результатам исследования, длившегося два года, специалисты заявили: хотя частные подрядчики нанимаются в качестве охранников, в итоге они выполняют военные обязанности. И к 2021 году ситуация на международной арене не очень изменилась.

Военные силы каждому, кто может себе это позволить, – это изменит будущее. Если за деньги можно купить огневую мощь, то крупные корпорации и сверхбогатые станут новым видом сверхдержав, – говорит МакФейт.

Но частные военные корпорации уже давно вышли за пределы гипотез и запрещенных тем. Идея частной силы популярна также в современной культуре. Например, развитию идей ЧВК как частных армий при корпорациях способствуют компьютерные игры. 

Вселенная настольной и компьютерной игр Cyberpunk, например, показывает, как крупные корпорации фактически бросают вызов государству благодаря частным армиям. Корпорации ведут войны между собой, стараясь делать это тихо, чтобы не привлекать внимания широкой общественности и правительств. При этом власти более маленьких стран капитулировали перед военной мощью бизнеса. Мир Cyberpunk вобрал в себя все самое плохое и показывает образ будущего, к которому человечеству не следует стремиться.

В основе сюжета российской игры Escape from Tarkov лежит конфликт между правительством России и западной корпорацией. Обе стороны ведут вооруженный конфликт в одной из российских областей через частные военные компании: USEC, защищающей интересы корпорации, и BEAR, созданной правительством РФ. Таким образом, целая область оказывается зоной боевых действий между непонятными субъектами и без прямого объявления войны.

"Возрождение наемников – одна из самых опасных тенденций нашего времени, незаметная для большинства наблюдателей. Но так и было задумано. Последствия возрождения весьма значительны: военные силы каждому, кто может себе это позволить, – это изменит будущее. Если за деньги можно купить огневую мощь, то крупные корпорации и сверхбогатые станут новым видом сверхдержав", – резюмирует МакФейт.

Читайте также: Алмазы, золото и ЧВК Вагнера. Почему ЦАР скатывается в хаос и как этим воспользуется Путин

Владислав Сердюк

журналист LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Керівник редакції Ліга.Money
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Менеджер з продажів
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости