18.03.2016, 07:40

Как будут продавать украинские госпредприятия. 5 хороших новаций

Как будут продавать украинские госпредприятия. 5 хороших новаций
эксперт по корпоративному управлению госпредприятий и приватизации, Стратегическая группа советников по поддержке реформ (SAGSUR)

Новый закон о приватизации отсекает от участия в конкурсах россиян, отменяет предпродажу мелких пакетов акций и дает привлекать советников

За неделю акции Центрэнерго на бирже подорожали на 30%. Так рынок отреагировал на появившуюся реальную возможность приватизации энергогиганта. Большую распродажу украинских активов премьер-министр Арсений Яценюк обещает уже не первый год. Из бюджета в бюджет кочует магическая цифра 17 млрд грн - именно столько правительство планирует выручить от продажи крупнейших отечественных компаний: Одесского припортового завода, Центрэнерго и ряда других энергетических активов. Но пока что продать удалось меньше, чем ничего: приватизация госкомпаний с незавидной периодичностью срывается. Очередная попытка анонсирована на этот год, и шансы наконец-то продать активы достаточно велики. В конце первой недели марта президент Петр Порошенко подписал изменения в ряд законов о приватизации, которые позволяют изменить процедуру продажи госимущества.

Что изменилось и почему это незамедлительно сказалось на стоимости крупнейших государственных предприятий, рассказывает директор по исследованиям Центра экономической стратегии Андрей Бойцун.

Прежде всего стоит отметить, что революционных изменений этот закон не внес: приватизация в принципе была возможна и раньше. Образно говоря, небо на землю не упало. Но он отменил многие нелогичные или потенциально коррупционные нормы. Правда, это лишь часть работы. Он сделает возможной успешную продажу первых активов - такую, какой в 2005 году стала Криворожсталь. А потом надо идти дальше - главным образом, за счет пересмотра списка предприятий, которые не подлежат приватизации, учитывая те трудности и упущения, которые возникли при подготовке и прохождении этого закона через парламент. А пока ряд новаций закона 1055-VIII  заслуживает того, чтобы обратить на них особое внимание.

Первая: не допускаются к конкурсам физические лица и компании из страны-агрессора (читай: России). Это очень важное изменение, поскольку ранее, еще при первых известиях о грядущей большой распродаже, высказывались опасения, что привлекательные украинские активы достанутся россиянам или перейдут под контроль офшорных компаний с неустановленными конечными бенефициарами (лицами, контролирующими компанию-покупателя). Эту дырку практически закрыли.

В законе достаточно подробно прописаны требования к установлению конечного бенефициара участвующих в приватизационном конкурсе компаний. Поэтому заявка от потенциального покупателя, зарегистрированного в офшорной юрисдикции, не должна пройти, пока не будет установлено, кто является реальным собственником "офшорки". Лично я, однако, предусмотрел бы также ответственность покупателя за подачу недостоверной информации (от расторжения договора до конфискации), а также запретил бы последующую перепродажу приватизированного актива покупателям из страны-агрессора.

Следующее позитивное изменение - отменена норма, из-за которой часто блокировалась продажа крупнейших госактивов. Речь об обязательной реализации через биржу 5-10% акций перед приватизационным конкурсом. Данное положение задумывалось как механизм определения стоимости предприятия. В теории, продав небольшой пакет акций на фондовом рынке, государство могло использовать цену проданного пакета как основу для определения стоимости всего предприятия. На практике же оно становилось коррупционной лазейкой.

Заявка от потенциального покупателя, зарегистрированного в офшорной юрисдикции, не должна пройти, пока не будет установлено, кто является реальным собственником 

Во-первых, фондовый рынок в Украине, по сути, отсутствует, и формальная продажа 5% акций компании никак не отображала бы действительную стоимость компании. Отчасти и потому, что защита прав инвесторов в нашей стране находится на очень низком уровне и реальные покупатели миноритарного пакета никак не могут быть уверены в том, что они смогут хоть как-то влиять на принятие решений и получать прибыль.

Во-вторых, такой пакет может выкупить недобросовестная фирма (в т.ч. подконтрольная отечественному олигарху, у которого налажены связи с судами), которая может потом блокировать работу добросовестного покупателя мажоритарного пакета. С другой стороны, покупка миноритарного пакета не дает покупателю гарантии, что потом он сможет купить и мажоритарный пакет. Исходя из этих рисков, реальный покупатель откажется от участия в конкурсе, а предприятие по заниженной цене попадет в руки того, кто лучше работает с украинскими судами. Таким образом могут отсекаться многие потенциальные инвесторы ради интересов отдельных ФПГ.

В-третьих, аукцион по продаже миноритарных пакетов может быть сорван или заблокирован, как уже случалось с тем же ОПЗ, также в интересах отдельных бизнесменов. В общем, отмена этой нормы позволит существенно облегчить приватизацию.

Условная французская Engie или итальянская Eni, у каждой из которых акционером на треть является государство, не могла участвовать в приватизации украинских активов в  энергетике 

Четвертое - при продаже крупнейших госпредприятий Фонду госимущества разрешили привлекать советников. Вопреки раздуваемым слухам - не только за счет бюджета, а за счет небюджетных средств, как-то помощи международных финансовых организаций. Привлечение профессиональных советников, в том числе иностранных, позволит лучше подготовить компанию к продаже, уведомить максимальное количество зарубежных потенциальных покупателей, привлечь интерес к конкурсу, сделать его более прозрачным.

Читайте также Четыре проблемы приватизации в Украине

Пятая новация: отныне в приватизации украинских предприятий могут участвовать иностранные компании (кроме, разумеется, российских) со значительной долей государственного участия. Ранее к конкурсу допускались только компании, где государству принадлежит не более 25%, что логично в случае украинских государственных предприятий: не может государство приватизировать свое же предприятие. Но за счет этой нормы условная французская Engie или итальянская Eni, у каждой из которых акционером на треть является государство, не могла бы участвовать в приватизации украинских активов в той же энергетике.

Читайте также Разговор о приватизации: кто и зачем провалил важный законопроект

В целом закон заметно улучшил процедуру приватизации в Украине. Теперь главная задача - показать успешный пример приватизации по обновленной процедуре, которым мог бы стать все тот же ОПЗ. И вот тогда на повестку дня выйдет более сложная задача - продажа (пакетов) действительно крупных госпредприятий, как-то Укргаздобычи или Ощадбанка, в результате чего можно реально изменить ситуацию на рынках, избавить эти предприятия от политического вмешательства, повысить их эффективность и привлечь действительно крупные средства в бюджет. Это потребует еще одного очень непростого законодательного изменения - пересмотра списка госпредприятий, которые не подлежат приватизации. Но сейчас главное - законодательных барьеров для старта масштабной приватизации в Украине не осталось. Ждем первых успешных крупных продаж.

Автор - директор по исследованиям Центра экономической стратегии Андрей Бойцун

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Отправить:
Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Реклама
Реклама
Популярное
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...