Важный разговор | Стартовал второй этап медреформы: что вам нужно знать. Интервью руководителя НСЗУ

Стартовал второй этап медреформы: что вам нужно знать. Интервью руководителя НСЗУ - Фото
И.о. председателя НСЗУ Оксана Мовчан. Фото с Facebook НСЗУ
01.04.2020, 19:53

Коронавирус, медреформа и украинская медицина. LIGA.net подробно поговорила об этом с руководителем Национальной службы здоровья Оксаной Мовчан

Цей матеріал можна прочитати українською мовою

Начался второй этап медреформы. Принцип "деньги за пациентом" отныне распростаняется на почти всю медицину в стране - от поликлиник и больниц к скорым.

Это важно для каждого жителя страны. Отныне к узкому специалисту - ЛОРу, хирургу, гастроэнтерологу и т.д. - нужно идти через электронное направление своего семейного врача. Только в таком случае за обращение заплатит государство.

В новой системе уже есть 1553 медучреждения Украины - 99%. Но не все будут делать все. Чтобы государство заплатило за конкретную услугу, больница или поликлиника должна соответствовать минимальным требованиям по оснащению и персоналу. Поэтому следует внимательно читать, что теперь лечит ваша поликлиника или больница, а что - нет.

Насколько система готова к изменениям, что теперь ждет пациентов и повлиял ли на это коронавирус - в интервью LIGA.net  рассказала руководитель Национальной службы здоровья Оксана Мовчан.


- Насколько повлиял на планы по второму этапу медреформы коронавирус?

- Есть такая вещь, как структура случаев. По сути это то, чем болели люди на территории Украины в прошлые периоды. Это один из факторов, который принимали во внимание при формировании программы медицинских гарантий. Он не учитывал, конечно, пандемии и всплеска заболеваний вроде пневмоний. А это дополнительный объем услуг, который государство должно покрыть.

Как мы из этого выходим? Мы не можем из-за коронавируса отказаться от лечения пациентов с другими болезнями. Поэтому 72 млрд, выделенные под историческую структуру случаев, остаются.

Из-за коронавируса мы отдали из своего резерва около 900 млн грн, передали их обратно в субвенцию

Чтобы эти деньги передали на местные администрации, чтобы они могли быстро, оперативно использовать эти деньги в первую очередь для обуздания ситуации с коронавирусом.

Мы также понимаем, что уменьшится количество плановых госпитализаций как через решение пациента, так и решением МОЗ.

Все лечение и расходы, связанные с коронавирусом, должны состояться из дополнительных источников. Эту точку зрения разделяет правительство, разделял и бывший министр Илья Емец, и нынешний Максим Степанов. Поэтому это будут дополнительные деньги.

Мы сделали так, чтобы не пострадали пациенты не с коронавирусом.

О новых правилах для пациентов

- Уже с сегодняшнего дня действуют электронные направления от семейных врачей к узким специалистам?

- Да. Теперь они обязательны. У нас было предложение на первые три месяца старта реформы и из-за коронавируса облегчить ведение медзаписей для заведений. Кроме тех, которые касаются приоритетных услуг и помощи при коронавирусе. И сейчас уже 30-40% заведений первички ведут такие записи.

- Я могу теперь пойти просто так к ЛОРу или хирургу без направления своего семейного врача?

- Да, но с сегодняшнего дня врач имеет право называть за это плату.

- А чтобы его мне выписал мой семейный врач, мне надо к нему обратиться, он выписывает направление к ЛОРу, скажем. Далее оно появляется в электронной базе, и тогда...

- Это направление в базе видит врач любой клиники, имеет договор с НСЗУ на соответствующий пакет по вашему направлению.

- Для этого мне нужно прийти в больницу или поликлинику и показать свой паспорт или сказать номер телефона? Какой мой алгоритм действий?

- Обязательно с собой надо иметь удостоверение личности. Вход в систему - через врача первички.

Но потому, что сейчас у нас ситуация по коронавирусу, у нас меняются рекомендации, протоколы для семейных врачей. Хотим максимально перевести общение пациентов на телекоммуникационный режим. Особенно с респираторными заболеваниями.

Система немного опаздывает за ситуацией. В течение последней недели постоянно выходят новые приказы и документы, поэтому могут быть изменения.

- Как пойти к врачам, к которым не нужно направление - гинеколог, нарколог, психиатр или стоматолог? Вот нужен осмотр у гинеколога. Женщина приходит в любую женскую консультацию, которая имеет договор с НСЗУ, и говорит: "Примите меня"?

- Да, но вы должны иметь удостоверение личности. Тогда врач ведет прием и делает соответствующую запись в электронной системе здравоохранения, и мы его видим.

- Я могу выбирать разных врачей, но все мои данные будут в единой электронной системе?

- Да. Но она имеет ограниченный доступ. Не любой врач может туда зайти и посмотреть. Только имеющий доступ.

- Если я обратилась без направления, клиника должна выдать мне квитанцию?

- Должен быть обязательно учет услуг, они официально предоставлены и должны быть занесены в электронную систему. И официально оплачены.

- Поликлиника или больница могут ставить любую сумму на оплату услуг по самообращению или есть определенный диапазон?

- Сейчас регулирования нет. Должно быть регулирование со стороны здравого смысла.

- Как знать, что входит в конкретную услугу? Чтобы мне не начали говорить, что государство заплатило за 1, 2, 3, но вам надо еще 4 и 5.

- У нас есть справочник по каждому виду услуг. Советуем им пользоваться. И дополнительно еще будем давать материалы по отдельным пакетам и услугам.

В услугу входят и консультации врача, и медикаменты

Есть медикаменты, включенные в тариф, и отдельно лекарства, закупленные через госбюджет, которые через обладминистрации передают на учреждения. Сейчас из-за ситуации с коронавирусом могут быть логистические задержки.

- Что указано в контракте НСЗУ с медучреждением, что пациенту важно знать?

- На каждый пакет услуг есть свое приложение. Так вы понимаете, что это заведение лечит по контракту с НСЗУ, что НСЗУ проверила требования и медучреждение действительно может оказывать такую ​​помощь.

- Где мне эту информацию искать как пациенту?

- На сайте заведения, также он должен разместить ее у себя на видном месте. Это обязательство. Мы также вышлем все информационные материалы, они уже напечатаны.

О готовности больниц и роли местных властей

- Ранее президент заявлял, что многие больницы не готовы. При этом дашборды показывают, что почти все учреждения есть в системе. Как их готовность оцениваете вы?

- Технически система полностью готова, машина построена со стороны НСЗУ и больниц.

Но есть и другие игроки, которые делали не все, что должны были. Готовность очень фрагментарна по стране. Это касается владельцев больниц и обладминистраций.

НСЗУ платит за услуги, а владелец делает стратегию своего заведения и инвестиции в него. Организация медпомощи области - это стратегия области.

Ситуация разная. Есть крутые области с точки зрения понимания стратегии, которые уже имеют план и по нему движутся. Например, Полтавская. А есть такие, в которых статус кво уже 20 лет.

Есть разные виды медпомощи, и по ним ситуация тоже разная.

В некоторых областях классно оптимизировали лечения туберкулеза, но ничего не сделали в плане роддомов. Это то, что мы сможем сделать сейчас с новым министром, чтобы подтянуть области, где работа не состоялась

По определенных областях очень разветвленная сеть, есть заведения, которые получат 30% от своего исторического финансирования (они без надобности раздутые - Ред.). Их судьба не была вовремя продуманная владельцем и ОГА.

- Дашборды показывает, что задних пасут Тернопольщина, Прикарпатье и Закарпатье. Насколько ситуация зависела от местных властей?

- Очень зависит от главы области. У нас была большая ротация среди губернаторов даже за последние полгода, когда подготовка набирала обороты. Даже если в области был мощный менеджер, но ему дали три или пять месяцев - это мало. Есть области, где еще не назначен руководитель департамента здравоохранения, нет профильного заместителя.

 

Когда премьером был Алексей Гончарук, мы начали важную вещь. Это было наше требование: все, что происходит с центральным бюджетом через программу медицинских гарантий, должны сесть и обсудить с руководителям областей и владельцами заведений.

Это разные бюджеты и разные деньги (из центрального бюджета выделяются средства на оплату услуг, свои медучреждения дофинансируют местные бюджеты, в том числе могут закупать оборудование, делать ремонты и т.д. - Ред).

Когда области говорят: вы сначала заплатите, а потом мы приобретем оборудование - это так не работает. Это если бы мастер по ремонту обуви сказал, что год будет собирать обувь на ремонт и брать на это деньги, чтобы накопить достаточную сумму для покупки станка и таки отремонтировать обувь

Мы успели встретиться с Донецкой, Луганской, Ровенской, Волынской областями. Мы приходили с расчетами по заведениях и предложениями, что можно сделать, какие медучреждения перепрофилировать и тому подобное.

Когда у нас уже были бюджеты на руках, от области приезжали губернатор, профильный зам, директор департамента здравоохранения, привозили руководителей медучреждений, профильных ассоциаций, туберкулезных, психиатрических учреждений. А с другой стороны стола сидели те, кто распоряжается центральным бюджетом. Мы сидели с картами, таблицами Excel. Там была и критика, и позитив. Это были переговоры.

Медреформа - это не только дело МЗ, там очень много стейкхолдеров: руководители областей, министр развития территорий, министр Кабмина (потому что много нормативных документов надо принимать), и министр финансов.

Мы успели пройти только четыре области. Затем сменили правительство.

НСЗУ по своей сути является страховой компанией. Нам нужна площадка, где бы встречались все основные стейкхолдеры, которые есть и в правительстве, и на местах. Это наши партнеры о судьбе медучреждений. Этого не происходит. С каждым отдельно надо поговорить, на это уходит много времени, это испорченный телефон. Производить консенсус на разных площадках трудно. Хотелось бы продолжить практику, которую мы начали раньше.

- Много ли было саботажа на местах?

- Я бы не сказала, что это саботаж. В большинстве случаев это было непонимание или желание не понимать.

Как области экономят на реформе

Местные бюджеты ранее дофинансировалы свои медучреждения. А когда услышали, что есть программа медицинских гарантий, существенно порезали для них бюджеты.

В прошлом году из центра медучреждениям была субвенция (конкретная сумма средств независимо от того, сколько людей и как лечила поликлиника или больница - Ред.). Теперь она стала программой медицинских гарантий (где заведениям платят за конкретно оказанные услуги, а не за койко-места - Ред.).

Из центрального бюджета на каждую область по сравнению с прошлым годом пошло больше денег, с учетом инфляции и так далее. Все области в плюсе. А здесь владельцы медучреждений - местные бюджеты - уменьшают им финансирования.

Мы хотим выйти на открытое обсуждение, чтобы владельцы показали свои планы, они финансируют. Это очень важная информация в том числе для медучреждений.

Было больше подстрекательство или со стороны оппонентов реформы, которые не понимают, что происходит, или тех, кому очень комфортно в старых условиях. Когда государство напрасно тратило деньги или люди, которые наживались на чужой беде. Они больше расшатывали лодку.

Не могу сказать, что это тренд. Это разрозненные группы влияния, которые действовали в интересах каждого конкретного медучреждения.

- Дашборды показывают, что не соответствуют требованиям ряд заведений, которые отправились на психиатрическую помощь взрослым и детям, и лечение туберкулеза и ВИЧ. В каких направлениях вы видели больше всего проблем?

- Там, где вы перечислили, есть банальное несоответствие требованиям.

У нас проблема была с тем, что мы получили заявок больше, чем была историческая статистика. Государство по-прежнему не выделяло услугу как реабилитация или паллиатив. Там была очень большая переподача. В несколько раз.

По туберкулезу подали заявок на лечение 125 000 кейсов, а в стране их около 20 000. Часто заведения завышали статистику. Здесь нам помогали департаменты здравоохранения, чтобы проверить, заведение действительно ли оказывало такую ​​помощь.

До сих пор есть около 20 заведений, которые еще должны получить свои лицензии.

Много отказов было на доработку, потому что неправильно подали данные. Рассеянно вносили.

- Из 500 мест, куда в Украине ранее госпитализировали людей с инсультом, только 10 соответствовали минимальным требованиям НСЗУ, рассказывали мне эксперты. Остальные лечили "на удачу. Какова ситуация сейчас?

- На инсульт 191 заведение будет законтрактовано. Почти в каждой области есть инсультные центры.

У нас будет ситуация с тем, что мы не сможем обеспечить норматив по доступу с токи зрения географического расстояния. Будет нагрузка или по экстренную помощь, или будет по областям ситуация, когда срочно надо будет эти задачи решать. Это опять таки наш разговор с руководителем области. Они способны сделать эту инвестицию.

- А как насчет лечения других приоритетных услуг - инфарктов и родов? Мест, которые соответствуют требованиям, достаточно для страны, нет дыр в доступе людей к ним?

- Мы законтрактовали почти равномерно все области на все виды услуг. В 23 регионах Украины заведения подали предложения и получили проект договора на все 26 пакетов. Исключение - Луганская и Николаевская области.

В Луганской есть областной противотуберкулезный диспансер - единственный в области, который лечит туберкулез и соответствует требованиям. Но он не КНП (не изменил юридически статуса - Ред.) И мы не можем подписать с ними договор. Поэтому с ними отдельно ведем работу в ручном режиме. В такие заведения у нас зарезервированы средства, когда они подготовятся.

В Николаевской нет ни одного заведения, которое помогает недоношенным младенцам. Подал предложения дом ребенка, но дома ребенка финансируются за субвенции МЗ в 2020 году.

В некоторых областях не все в равных условиях. Реформа это обнаружила, мы можем это быстро исправить за год?

НСЗУ далека от того, чтобы кого-то обвинять. Мы - финансовая организация, у нас очень много аналитики и охотно ею делимся, чтобы управленцы могли ею пользоваться.

Мы не хотим выходить с громкими заявлениями и обвинять глав администраций. Мы просто хотим, чтобы пациенты получили необходимую помощь как можно скорее.

- Сейчас скорая часто везет людей с инсультом в ближайшую больницу, эксперты говорят, что отказывается везти дальше, где есть условия для такого лечения. Новая система обяжет быстрые везти туда, куда надо?

- Думаю, "скорая" не будет мотивирована это делать. Информация, какие заведения могут оказывать помощь по тому же инсульту становится публичной. Ее может посмотреть пациент или его родственник, водитель скорой, любой. Не думаю, что скорая делала так с плохими намерениями. Они просто не знали, куда везти.

- То есть скорые уже имеют маршруты? Условно: я знаю, что ближайшая больница А, но там не лечат за счет НСЗУ, поэтому надо везти в больницу Б.

- Вся информация будет на сайте НСЗУ и ее должны предоставить медикам руководители областей, которые отвечают за организацию медпомощи. Руководитель предоставляет информацию на областной экстренный центр медпомощи, который оборудован диспетчерской.

Это входная информация для диспетчеров, что с 1 апреля законтрактованы НСЗУ для лечения таких состояний такие заведения. Мы тоже всю эту информацию им передадим.

О новом министре и будущем реформы

- Вы уже встречались с новым министром? Он планирует как-то менять реформу или мы идем по заложенному плану?

- Мы встречались уже дважды. Он менеджер высокого ранга, я себя тоже считаю менеджером, не политиком. Для меня это хорошая новость, потому что мы одинаково думаем. Менеджеры - это о достижении целей и выстраивании алгоритмов для их достижения.

Министр трезво на это смотрит. У него больше вопрос, что должно случиться в 2021-2022 годах. Для меня это хороший знак.

Когда мне приходит какое-то задание, хочу понимать, как это укладывается в общую картину и для чего мы это делаем. Мы пришли к общему мнению, но хотелось бы, чтобы его озвучил министр.

- Речь не идет о кардинальных изменениях?

- Нет. За последние 9 месяцев мы так и не услышали понятной альтернативной тактики или стратегии. Можно крутить, как угодно, но механизм финансирования нужно было менять. Мы можем спорить, достаточно ли финансирования на медицинскую сферу или как оптимизировать медицинскую сеть.

То, скольким людям мы помогаем, за какие услуги платим и сколько их можем оплатить, имеет ограничения в виде Госбюджета, сколько есть средств.

Мы доказали тариф на четыре приоритетных услуги (инсульт, инфаркт, роды, неонатальная помощь новорожденным и их мамам) и диагностики до 90-100%. Остальные осталась по сумме так, как есть.

Что делать с остальными? Мы покрываем 100% граждан и должны это оставить. Все должны быть застрахованы.

Поэтому есть два варианта. Можем исключить некоторые услуги, потому что на них объективно у государства нет денег. Важно не врать.

Или уменьшаем количество услуг. Например, есть потребность в 50 тысячах плановых вмешательств, а денег есть на тысяч. Тогда есть плановость, тогда появятся очереди. Так есть в других странах, в Канаде или Британии вы должны ждать несколько месяцев, если это не срочно и не по скорой.

Ірина Андрейців

редакторка LIGA.Life
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
New business manager / New business director
Киев Ketchup Loyalty Eastern Europe
Керівник складу IT
Киев ЛІГА, Група компаній
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости