11.12.2019, 10:05

Холодный анализ. Зеленский и Путин не договорились: что это значит и что будет дальше

Холодный анализ. Зеленский и Путин не договорились: что это значит и что будет дальше - Фото
Владимир Зеленский, Ангела Меркель, Эмманюэль Макрон, Владимир Путин (Фото: EPA)

Украинский и российский президент договорились совсем не о многом. Мы нашли трех незаангажированных экспертов, думающих вне рамок "зрад" и "перемог"

В понедельник, 9 декабря, состоялась встреча в нормандском формате глав Украины, Германии, Франции и РФ. В ходе нее прошли и двухсторонние переговоры между Владимиром Зеленским и Владимиром Путиным. По ее результатам стороны договорились о некоторых шагах для урегулирования ситуация на Донбассе. В частности, до Нового года должен состояться новый масштабным обмен пленными в формате "всех на всех". Также Украина должна прописать в законодательстве формулу Штайнмайера, на которую ранее дала согласие, и произвести развод сил по обе стороны линии фронта в трех новых точках до конца марта 2020 года. Выполнят ли стороны эти договоренности и что будет дальше, - LIGA.net спросила три мнения.

фото: Андрей Гудзенко/LIGA.net
Борис Бабин, экс-представитель президента Украины в Крыму

Исполнят ли они, то что было заявлено в Париже, зависит исключительно от доброй воли участников. Поскольку ни Минский формат в целом, ни нормандские переговоры, ни документы, появляющиеся в их результате, не являются правовыми. Это политические акты, не содержащие в себе обязательств государства Украина. Поэтому, во-первых, эти документы мы будет исполнять исключительно на добровольной основе, если на это будет нужная политическая необходимость.

Во-вторых, из содержания заявленных документов никаких новых рисков для украинской государственности и их интересов не следует. То что было заявлено о законе Об особом статусе, либо о формуле Штайнмайера раньше обсуждалось в рамках минского процесса и подтверждалось некими политическими заявлениями.

Дальше есть следующий фактор – будет ли это все переведено в нормативные акты. То есть, мы заявили, что будем это внедрять в законодательство. Соответственно возникает вопрос – на каком уровне? Уже ясно, что не на конституционном. Это будет закон или акты Центральной избирательной комиссии, либо что-то еще. Будут они постоянные или временные.

Это исключительно компетенция наших органов власти и их ответственность. Когда эти проекты будут, то мы должны на них еще посмотреть. Дальше будет следующая встреча, а потом, скорее всего, еще одна. И таких встреч будет очень много. Для нас это не перемога и не зрада.

Читайте также: "Границу еще обсудим". Зеленский озвучил итоги саммита в Париже

Дело в том, что что-либо ожидать от таких встреч, кроме вот таких вот гуманитарных шагов типа обмена пленными или развода войск, нет смысла, поскольку эти переговоры не о мире и не о войне – это переговоры в рамках перемирия. В рамках перемирия войны не выигрывают и не проигрывают, их решают либо мирные переговоры, либо поле боя.

фото: Апостроф
Александр Сушко, исполнительный директор фонда "Видродження"

Ничего неожиданного не случилось. В принципе, по большинству вопросов, даже существенных, стороны остались на своих позициях. И эти позиции достаточно далеки одна от другой, чтобы ожидать быстрого сдвига в самых острых вопросах – прекращения войны и урегулирования конфликта в целом. То есть, как и раньше мы можем рассчитывать на прогрес лишь в определенных сферах, которые касаются частичного разведения сил, если будут согласованы три позиции. Теоретически они могут быть согласованы, но не в этом году.

Из позитива – это очередной обмен удерживаемыми лицами. И тут пока не ясно, какое будет количество и кто это будет. Но тут наибольшие шансы договориться. По другим вопросам – все будет также, как и есть. Потому что пока не видно предпосылок для какого-то прорыва. Российская сторона не склонна проявлять какую-либо гибкость, даже ту, о которой говорила не только украинская сторона, но и немецкая. Российской стороне выгодно держаться за свою позицию. Украинская власть не может далеко идти на уступки, даже чувствуя определенное давление. Поэтому я не вижу оснований для ожидания каких-либо значительных изменений.

В данном случае важным является сам факт переговоров на таком уровне. Потому что несколько лет не было переговоров в таком формате. Непосредственного эффекта мы не видим – продолжаются обстрелы и есть жертвы. Но все таки, при таких условиях, существует шанс хотя бы на уменьшения интенсивности обстрелов. В то же время проблемы, которые приводят к регулярным жертвам на фронте, никуда не исчезнут.

Михаил Минаков, старший научный сотрудник Института Кеннана

Обмен "всех на всех" - достигнутая договоренность еще в октябре, и она была подтверждена в комюнике вчерашней встречи. Договоренности о внедрении в украинское законодательство формулы Штайнмайера и отведении сил еще на трех точках на линии фронта – теперь обязательство Украины. Возможно, обойти эту проблему могут путем международного договора, но и его нужно ратифицировать в Верховной раде. В конечном итоге, шансы на введение формулы в законодательство – минимальны.

Результат этой встречи в Париже двоякий. Позитивные достижения – начата политическая коммуникация, как в рамках "нормандской четверки", так и между двумя воюющими странами. Также важны договоренности по частичной демилитаризации и гуманизации условий жизни людей в зоне проведения ООС.

Кроме них, важны и те недоговоренности, о которых нам известно. Нет взаимопонимания ни по статусу Минских договоренностей, ни по будущему статусу неконтролируемых территорий. Не достигнуто решение и по газовому договору. Ни зрады, ни перемоги. А реальность с ее балансами.

Мартовская встреча будет проверкой серьезности намерений как Киева, так и Москвы в вопросе прекращения конфликта и реинтеграции Донбасса.

Читайте также: Три сценария: "Компромисс", "Ничья" и "Стена". Чем закончится встреча Зеленского и Путина


Специальный корреспондент LIGA.net
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Популярное
Загрузка...