UA

Разбор | "По сценарию Мариуполя". РФ захватила 90% Луганщины, но западное оружие – уже у защитников

Украинские военные на фоне северодонецкого Азота (коллаж - LIGA.net)
18.05.2022, 21:16

Сейчас Луганщина – новый форпост в войне с РФ. Мы поговорили с ее руководителями: ситуация сверхсложная, но Северодонецк и Лисичанск – под контроле

С первых дней большой войны Луганская область подвергается постоянным атакам со стороны российских оккупантов. Если 24 февраля украинские власти контролировали 70% территории области, то теперь – только 10%.

"Луганская область сейчас – такой же форпост, как в свое время был Мариуполь, – говорит LIGA.net глава Луганской областной военной администрации Сергей Гайдай. – Третий месяц мы держим огромную кучу российских войск и не даем им пройти через нашу область".

Оккупанты методично уничтожают центр области – город Северодонецк, рискующий повторить судьбу Мариуполя. Насколько критическая ситуация, как выживают местные жители, отказавшиеся от эвакуации, и сколько Украина будет "держать" город, — в разборе LIGA.net.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

"ЛЕГЧЕ СОСЧИТАТЬ ЦЕЛЫЕ ДОМА, ЧЕМ ПОВРЕЖДЕННЫЕ"

Ситуация в области усложняется с каждым днем. Войска РФ обстреливают всю без исключения подконтрольную Украине территорию. Это Северодонецк, Лисичанск, Горская громада и территория вдоль дороги Лисичанск-Бахмут. Оккупанты находятся с разных сторон на расстоянии пяти км от Северодонецка, говорит Гайдай. Сейчас "Север", как его называют местные, обстреливается гораздо чаще, чем еще неделю назад.

"Луганская область сейчас – такой же форпост, как в свое время был Мариуполь, – говорит Гайдай. – Третий месяц мы держим огромную кучу российских войск и не даем им пройти мимо нашей области".

На прошлой неделе в Луганской области появилась своя "Чернобаевка". Пытаясь прорваться через реку Северский Донец в районе Белогоровки, россияне потеряли около 100 единиц техники и до 1000 военных. "Там валяется огромное количество погибших орков, которых даже нельзя забрать из-за постоянных обстрелов. Понтоны, военные катера, танки и БТРы – уничтожены", – рассказывает Гайдай.

Пока россияне оставили попытки форсировать район Белогоровки, но ВСУ готовы к тому, что оккупант захочет еще раз наступить на те же грабли.

Зруйнований понтон російської армії в районі Білогорівки (фото – Informnapalm)

Северодонецк – под постоянным артиллерийским и авиационным ударом.

"Интенсивность обстрелов увеличивается каждые сутки. Артиллерия фактически уничтожает наш город, – рассказывает LIGA.net глава военной администрации Северодонецка Александр Стрюк. – Легче сосчитать целые дома, чем поврежденные".

Еще хуже ситуация – в Попасной, Счастье и Рубежном, которые недавно были оккупированы российской армией. В Рубежном из-за обстрелов нет почти половины города, в Попасной – 80%, говорит Гайдай.

ЭВАКУАЦИЯ (НЕ)ВОЗМОЖНА

На подконтрольных территориях осталось около 50 000 человек. Только в Северодонецке до 24 февраля проживало до 135 000. Сейчас областной центр насчитывает не более 15 000 местных жителей.

Большинство из них проживает на постоянной основе в бомбоубежищах и подвалах. "Мы заезжали во все укрытия, общались с людьми и просили уезжать. Но они упрямо сидят", – рассказывает Гайдай.

Бомбосховище у Сєвєродонецьку (фото – Лео Корреа/AP)

Мотивация у людей разная. "Кто-то думает, что сможет пересидеть, имея опыт 2014 года. Кто-то считает, что ему некуда ехать, – объясняет Стрюк. – Кто-то не может оставить близких, которые наотрез отказываются уезжать или физически не могут этого сделать. А есть люди, которые в свое время не захотели эвакуироваться, а сейчас уже банально боятся уезжать".

К сожалению, есть часть (но небольшая) жителей, которая не едет, потому что ждет прихода "русского мира", признается Гайдай.

"Я не понимаю этих людей. Они видят прилеты, видят погибших соседей, но все равно ждут. Очевидно, пропаганда промыла мозг полностью, – говорит Гайдай. – Какая-то часть – это пожилые люди, которые здесь родились и готовы здесь умереть".

Эвакуация с каждым днем становится все опаснее. Но волонтеры постоянно ищут людей, которые поменяли мнение и хотят уехать. При согласии таких людей забирает патрульная полиция и организует эвакуацию.

17 мая, несмотря на то, что автобус попал под обстрел российских "градов", удалось эвакуировать 36 жителей Лисичанска и Северодонецка.

"Две недели назад, когда Белогоровку обстреливали, еще была возможность эвакуировать. Нам сказали, что там есть 300 человек, готовых уехать, – вспоминает Гайдай. – Мы организовали несколько автобусов, уехали полицейские, мой заместитель. Выехало только 49. Теперь те, кто остался, пишут и звонят по телефону с просьбой забрать. Но туда уже невозможно доехать".

Наслідки обстрілів Сєвєродонецька (фото – EPA)

В Северодонецке уже неделю нет света и воды, газоснабжения.

Воду часть жителей набирает в колодце на территории одного из храмов, рассказывает LIGA.net северодончанин Игорь. Нам удалось пообщаться с ним, несмотря на то, что город уже более недели живет без связи. Сегодня она частично появилась благодаря подключению к электроэнергии Лисичанска, и сигнал достигает отдельных точек Северодонецка.

Через час после разговора с Игорем в результате боевых действий вблизи Лисичанска была обесточена последняя большая подстанция – теперь Луганская область окончательно осталась без света. Ремонт пока невозможен.

Телефон Игорь заряжает от фонарика на солнечной батарее, там есть USB-порт. "Готовим на костре. Кто-то носит дрова, кто-то колет. Сегодня жарили хека", – рассказывает он. Укрытий рядом нет: "В домах есть подвалы с одним выходом, но к ним нужно еще добежать. Поэтому никто никуда не идет".

Гуманитарку на его дом привозили несколько дней назад. Предыдущий подвоз был в начале мая. В наборах – рис, макароны, паштет, сгущенка. У людей еще старые запасы, поэтому еды пока хватает.

Гуманітарний штаб у Сєвєродонецьку (фото – Лео Корреа/EPA)

Гуманитарная ситуация в городе сложная. Обстрелы дорог усложняют подвоз гуманитарной помощи. "Есть запасы гуманитарки, но мы вынуждены ограничивать их выдачу, – говорит Стрюк. – У нас есть список адресов, где есть накопления людей и хранилищ. Стараемся обеспечить всех равномерно".

Адресно развозить гуманитарку почти невозможно, признается Гайдай: "Мы бы давно потеряли все автобусы и водителей. По Северодонецку автомобиля хватает на три-четыре дня".

Три дня подряд оккупанты били по северодонецкой больнице и разрушили несколько корпусов. Поэтому врачи понемногу уезжают – нет смысла оставаться, говорит Гайдай. Но минимальное количество врачей в городе есть.

С лекарствами пока особого дефицита нет, уверяют чиновники. Разве что с отдельными видами инсулина, но в целом препаратов достаточно.

В городе фиксируются случаи мародерства. Преимущественно грабят продуктовые склады, рассказывает Игорь. Он лично являлся свидетелем ограбления винного склада: "Алкоголь везли тачками". Часть мародеров, говорит, оправдывается: мол, "если не мы, то завтра это сделают россияне".

"ИНОСТРАННОЕ ОРУЖИЕ УЖЕ У ЗАЩИТНИКОВ ОБЛАСТИ"

По данным американского аналитического центра Institute for the Study of War, Россия не может окружить Вооруженные силы Украины от Донецка до Изюма, поэтому решила сосредоточиться на оккупации Луганской области.

Люди в черзі за водою в Лисичанську (фото – Сергій Гайдай)

Еще в начале мая Гайдай предполагал, что в Луганской области и Северодонецке, в частности, россияне захотят повторить мариупольский сценарий. Ведь сейчас центр области методично уничтожается, а на его территории находится огромное стратегическое предприятие Азот, производящее азотные удобрения и входящее в химический бизнес Group DF Дмитрия Фирташа. 17 мая оккупанты в очередной раз его обстреляли.

По словам Гайдая, на предприятии химикатов немного благодаря тому, что Азот в последнее время не работал на полную мощность. "Конечно, ничего хорошего не будет, если снаряд попадет в какую-нибудь цистерну. Но критических разрушений или отравления воздуха не будет", – заверил он.

Что касается судьбы самого Северодонецка, то по сравнению с Мариуполем его защищать сложнее, говорит чиновник.

"Мариуполь по площади втрое больше Северодонецка, там хватает многоэтажек. Каждая из них – своеобразное защитное сооружение. А у нас и нет высоких зданий", – объясняет Гайдай.

Морально люди готовы ко всему, говорит северодончанин Игорь.

"Часть людей доходит до стадии, когда им уже плевать, кто придет. Главное, чтобы был мир. На этом фоне все чаще возникают споры, – рассказывает он. – Здесь одна поклонница "русского мира" заявила, что скоро будет гуманитарка из Белгородской области и вообще наши уже сложили оружие. И это несмотря на то, что ее квартиру в Северодонецке разбомбили. Но в очереди за украинской гуманитаркой стоит первая".

Пока ВСУ будет держать линию обороны, местные власти будут вывозить людей и завозить товары первой необходимости, убеждает Гайдай. Ситуация может быть переломлена в пользу Украины: защитники Луганской области, по словам чиновника, наконец-то получили иностранное вооружение.

17 мая армия РФ понесла потери у поселка Сиротино, которое находится в пяти километрах от Северодонецка, и была вынуждена отступить.

"Отходить никто не собирается, – уверяет Гайдай. – Пока держался Мариуполь – это давало время, чтобы подтянулась техника. Мы также держим линию обороны и ждем, пока подъедет достаточное количество техники и войска освободятся где-то на харьковском направлении. Бежать никто не будет".

Читайте также: Сергей Гайдай: РФ заваливает линию фронта "пушечным мясом". Их цель – Северодонецк

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Дизайнер
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости