19.11.2018, 13:55

Дмитрий Гнап: Зеленский - далекая от политики кукла Коломойского

Дмитрий Гнап: Зеленский - далекая от политики кукла Коломойского - Фото
Дмитрий Гнап (Фото - hromadske.ua)

Зачем популярному журналисту-расследователю участие в президентской кампании

Будущие президенсткие и парламенсткие выборы дадут шанс заявить о себе новым несистемным политикам. Дмитрий Гнап – известный журналист, автор резонансных расследований о коррупции топ-чиновников. О его связях с традиционными политическим группировками на данный момент ничего не известно, хотя он идет в политику не в первый раз и этот опыт вряд ли можно назвать удачным. В 2001-2007 годах Гнап работал в донецкой организации партии Наша Украина, которой руководил покойный брат беглого экс-министра доходов и сборов Александра Клименко - Антон. В 2006 году Гнап вместе с экс-первым вице-премьер-министром Сергеем Арбузовым вошел в первую десятку списка Нашей Украины на выборах в Донецкий областной совет.

До первого похода в политику Гнап работал ведущим на телеканалах СТБ и УТ-1. На последнем он вместе с женой Виктора Медведчука Оксаной Марченко читал "темники" (или как он их сам называет - "вонючки") от Администрации президента Леонида Кучмы. Сейчас Гнап говорит, что об этом очень жалеет.

В 2013-2018 годах Гнап руководил проектом Слідство.інфо на Hromadske TV, а также входил в число соучредителей общественной организации Громадське телебачення. В конце июня он объявил об уходе из журналистики в политику.

Содержать жену и троих детей планирует за счет видеоблогов на принадлежащем Андрею Садовому телеканале 24, за которые он получает около 30 тыс гривень, заниматься политикой - за счет краудфандинга (пожертвований) от сторонников.

Как и с кем Гнап готовится к президентским и парламентским выборам, сколько будет стоить его кампания - в интервью LIGA.net из серии публикаций о несистемных политиках.

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ПРАЙМЕРИЗ

- Вы участвуете в праймериз партии Сила людей. Можно говорить, что вы определились со своей партией или это способ собрать денег на президентские выборы?

- С Силой людей мы точно договорились о сотрудничестве, то есть об общих политических проектах. И, возможно, мы будем вместе готовиться к парламентским выборам. Праймериз в открытом формате – это классный способ присмотреться друг к другу. Кстати, вы знаете, почему украинские демократы не склонны объединяться?

- У всех разные взгляды на демократию?

- Каждый из них личность. А сформированная  личность не любит кому-то подчиняться. Она считает, что только она знает, как построить мир. В отличие от тех, кто напротив нас, от партии «К корыту», куда входят Батькивщина, БПП, Народный фронт, Радикалы, Свобода, Оппоблок. Там настоящих личностей очень мало. Там большинство гиены и шакалы, которые признают вожаков и легко сбиваются в стаи для того, что раздирать Украину. У нас же в демократическом лагере все наоборот. Каждый считает себя умным, пассионарным и истиной в последней инстанции. Поэтому демократы объединяются за 5 минут до расстрела. Расстрел еще не наступил. Я со своей стороны делаю все, чтобы объединится с другими демократами. У меня были переговоры с Еврооптимистами, с Самопомощью, ДемАльянсом и мы договорились, по крайней мере, о каких-то совместных действиях. Но с Силой людей у нас дошло до конкретики.

- Вы встречались с лидером Силы людей Солонтаем? Вам предлагали членство в партии?

- Сначала у них была идея провести праймериз в сугубо партийном формате, поэтому они мне сказали, что если хочешь избираться от нас, вступай в партию. Я от этого предложения отказался. В сентябре они провели съезд и по моему совету решили проводить праймериз в открытом формате.

Читайте также: Откуда рейтинг. Интервью с Анатолием Гриценко

Приблизительный бюджет моей президентской кампании - $1,5 млн

- Кроме вас в праймериз решил участвовать экс-министр экологии Игорь Шевченко, назначение которого в свое время пролоббировал беглый депутат Александр Онищенко. Вас не беспокоит присутствие в одном списке с Шевченко?

- Беспокоит. Мне не совсем приятно принимать участие совместно с таким человеком. Я вместе с коллегами проводил расследование о кулуарной деятельности Онищенко, в том числе по эпизоду с Шевченко. Онищенко мне рассказывал, как он получил квоту министра от Тимошенко и поставил туда Шевченко, который выполнял все его прихоти и пожелания.

- Какие у вас планы, если вы проиграете в праймериз?

- Если я проиграю праймериз в партии Сила людей, то тогда нет смысла вообще идти на президентские выборы. Если ты не можешь в партии выиграть, то как ты можешь выиграть по стране в целом? Тогда я исчезаю с этой кампании и готовлюсь к следующим выборам.

- Вы уже посчитали, сколько может стоить ваша президентская кампания?

- Приблизительный бюджет – около $1,5 млн.

- Сколько у вас средств по состоянию на сегодня?

- На сегодняшний день мне удалось собрать чуть более 100 тыс. гривен, но это не на избирательную кампанию. Эти деньги были собраны на текущие политические проекты, в частности на акции прямого действия в регионах. Например, в Полтаве мы пытаемся отстоять для людей украденные недра. По большому счету краудфандингом мы еще не занимались.

- Вы планируете собрать $1,5 млн путем краудфандинга?

- Если я выигрываю на партийных праймериз, то тогда собираю не только я, но и партия. А партия – это около 4 тыс. людей. $1,5 млн – сумма не маленькая, но, я думаю, что для политической силы собрать ее вполне реально. Тем более что это слезы по сравнению с тем, сколько будут тратить старые кандидаты. Кампании Тимошенко и Порошенко будут стоить $150-200 млн минимум. Мы планируем потратить в сто раз меньше.

Дмитрий Гнап на акции под зданием Полтавского облсовета ( фото - facebook.com/gnap.ua)

- Если вы выиграете праймериз, вам логично должны предложить стать членом партии, а уже после этого собирать деньги.

- Необязательно. Просто подписываешь обязательство, что баллотируешься от Силы людей, но как беспартийный.

- То есть, у вас нет желания вступать в партию Сила людей?

- Я думаю об этом, но еще не определился.

- А что вам мешает? Вы не уверены в этой политической силе?

- Мы еще просто недостаточно с ними знакомы. Предварительно я заинтересован, но чем это закончится, я не знаю. Не хочется спешить. Войти, а потом выйти из партии – лучше такого не делать. Лучше семь раз отмерять, а потом один раз отрезать.

- Это вы о своем опыте с Нашой Украиной?

- 100%. Для меня это был хороший опыт и поэтому сейчас я не спешу.

КАНДИДАТ ОТ ДЕМОКРАТОВ

- В пользу какого кандидата вы готовы снять свою кандидатуру на президентских выборах?

- В пользу единого кандидата от демократических сил, если таковой определится.

Садовый был бы лучшим кандидатом, чем Гриценко

- На данный момент есть Гриценко и Садовый. Кого из них вы готовы поддержать?

- Если Садовый и Гриценко договариваются о том, что кто-то из них снимает свою кандидатуру в пользу второго, то я не буду стоять в стороне, и ничего для себя не буду просить.

- У вас не будет условия, которое любят в украинской политике - я снимаю свою кандидатуру, а ты мне место в списке на парламентских выборах?

- Мне это не надо, если честно. У меня есть проекты, в которые я верю и которыми готов заниматься. Если мне предложат участок работы, и это будет отвечать моему опыту, то я готов пойти. Если нет, то без всяких условий я готов поддержать, чтобы опять не выиграли воры.

- Как вы относитесь к Анатолию Гриценко?

- Я уважаю его, хотя очень разочаровали его размышления о возможности привлечения к кампании Виктора Балоги. От таких людей, как Балога, надо держаться как можно дальше. Но я прекрасно понимаю, что для победы над партией «До корыта» надо уступать каким-то крайним принципам.

- Выбираете "меньшее демократическое зло".

- Согласен. Но вы видите, что из-за давления Гриценко вроде отрекся от Балоги. Поэтому если он определится как единый кандидат, это будет неплохо. Если Садовый, то, возможно, еще лучше. Я думаю, что Садовый лучше подготовлен к этому. Мне кажется, у него больше шансов на победу. Я говорю сейчас не о рейтингах. 

У каждого можно найти скелеты в шкафу. Но так мы никогда не объединимся

- А теперь давайте включим в рейтинги Вакарчука и условно Зеленского. Ваше мнение меняется?

- За Вакарчука однозначно. Зеленского вообще не надо сюда включать, потому что у него в заднице торчит рука Коломойского, поэтому Зеленский никакой не демократический кандидат. Он – марионетка олигархов, не самостоятельный и далек от политики.

- А Вакарчук, вы считаете, самостоятельный?

- Вакарчук самостоятельный. По крайней мере, по Вакарчуку мы не можем сказать, что его кто-то непосредственно ведет.

- Есть разговоры о Пинчуке.

- Не то, чтобы его контролирует Пинчук, но то, что у него лояльное отношение к Пинчуку - проблема. Это мне тоже не нравится. Но в каждом кандидате можно найти то, что не нравится. У меня можно найти скелеты в шкафу, у Садового, Гриценко и так далее. Но тогда мы никогда не объединимся. Если на 85% человек соответствует вашим убеждениям и ценностям, это уже хорошо.

Дмитрий Гнап (фото - facebook.com/butroff)

- Поговорим о вашей команде. Кто сейчас в нее входит?

- Не хотел бы этих людей называть, потому что некоторые проекты мы начали и поставили на паузу.

- Хотя бы основных назовите.

- По подготовке программы я очень тесно сотрудничаю с Владимиром Федориным, руководителем Bendukidze Free Market Center. Он много помогает с формированием видения, что нужно делать с экономикой. Сформированного штаба со штатным расписанием у меня нет. Есть люди, с которыми я просто общаюсь, и они как советники помогают.

- Сколько сейчас человек в вашей команде?

- Около 10. Есть журналисты, юристы и координаторы регионов, которые работают как волонтеры.

- Вы недавно зарегистрировали общественную организацию ГНАП (Гражданская независимая антикоррупционная платформа). Что это такое и может ли ГНАП в будущем стать партией?

- Возможно, и станет. Но я не пытаюсь так далеко фантазировать. Нам просто нужно юридическое лицо для того, чтобы прозрачно собирать пожертвования и защищать права людей. Например, сейчас нам надо подать иск на решение Госгеонадр, которая согласовала олигарху Фуксу спецразрешения в Полтаве. Этот иск лучше подавать от общественной организации.

- Если с Силой людей у вас не срастется, на парламентских выборах вы будете участвовать с брендом ГНАП?

- Это очень крутая мечта. До парламентских выборов не так много времени, поэтому я не уверен, что получиться так раскрутить общественную организацию, чтобы превратить ее в партию. Чтобы не дробить демократический лагерь, будем думать о сотрудничестве на парламентских выборах с существующей партией или с новой в широком формате. Возможно, Сила людей, Самопомощь, Гражданская позиция и ДемАльянс наконец-то объединятся в новую большую партию. Хотелось бы, чтобы это произошло.

Читайте также: Гнап зарегистрировал организацию ГНАП

ВОЙНА И ТОМОС

- Допустим, вы получили власть. Как, по-вашему, надо завершить российско-украинскую войну?

- Мы хотим завершить войну ценой поражения или ценой победы? Для любого украинского патриота войну нужно заканчивать победой. В нынешней ситуации, по состоянию на 2018 год, мы не может победить в Донбассе. Мы слишком слабые. Несмотря на огромное количество билбордов, в армии ситуация тяжелая. В половине боевых подразделений некомплект около 50%. Очень много людей с боевым опытом увольняются из армии. У нас остается старый, низко профессиональный, часто коррумпированный генералитет. Поэтому для того, чтобы победить в войне, нам надо создать современную мощную армию. Для этого надо провести полноценную военную реформу, сократить генеральский корпус, а на их места поставить молодых и опытных боевых офицеров.

Решение проблемы Донбасса – это на годы

- Вы сейчас говорите о военном пути решения.

- Это один из путей. Для того, чтобы реформировать армию, нужна современная экономика. Это невозможно без преодоления коррупции и установления правосудия.

- То, о чем вы говорите, это дело не одного и даже не пяти лет.

- Решение проблемы Донбасса – это на годы. Надо к этому готовиться и укреплять периметр. Быстрого решения нет.

- В годы возрождения армии нужно как-то сдерживать агрессора и тут речь о дипломатии.

- Дипломатией мы много чего не добьемся, только военный путь. Надо просто держать и укреплять линию обороны, чтобы меньше наших военных гибло. На 3-5 лет, пока мы развиваем экономику. Если вдруг Россия разваливается, завтра Путин умирает или его убивают, то тогда у нас есть шанс очень быстро развязать вопрос Донбасса. Если нет, то тогда не ранее, чем через 3-5 лет, мы сможем решить этот вопрос.

- Вы публично говорили, что против минских договоренностей и их надо отменить. Что вместо них?

- Ничего. Это ни к чему не приведет и много раз доказало свою неэффективность. Чем наша власть и зарубежные партнеры заставили уступить Путина? Ничем. Это не работает с Путиным.

- Если мы отказываемся от зарубежных партнеров, от МВФ, где брать деньги на реформирование армии?

- Мы ожидаем транш МВФ в размере до $2 млрд. Это 56 млрд гривен. Я вам просто сейчас, не влезая в эти внешние кредитования, могу сказать, где мы можем взять 150 млрд гривен. 90 млрд гривен Украина теряет на контрабанде. Эту сумму мы получаем, если затыкаем дырку на таможне. Плюс 15 млрд гривен ежегодно у нас крадется на искусственно завышенных тарифах на электроэнергию по формуле Роттердам+. Плюс еще 12 млрд гривен у нас крадется через облгазы  Фирташа. Незаконный оборот игрального бизнеса составляет около $2 млрд.

- Для имплементации всех вещей, о которых вы говорите, нужны решения Кабинета Министров и Верховной Рады. В марте президентские выборы,  а до ноября будет нынешний парламент и не факт, что после осенних выборов ситуация в Раде поменяется, и нового президента будет большинство, которое будет поддерживать его инициативы.

- Я бы напрямую обратился к народу Украины с телеобращением: «Вот пакет законопроектов, которыми я предлагаю заткнуть огромные дыры, за счет которых каждый год разворовывается 150 млрд. Примите, депутаты, эти законопроекты». Они отказываются. Тогда вместе с гражданами окружаем Верховную Раду, разжигаем шины и заставляем их принять эти законопроекты.

- Вы думаете, это заставит депутатов?

- То, о чем я говорю, недавно сделал Никол Пашинян, премьер-министр Армении. Ему достался старый парламент. Он призвал депутатов принять закон о внеочередных парламентских выборах. Депутаты отказались. Тогда Пашинян собрал огромную толпу людей, они окружили парламент и заставили депутатов принять закон. Только так, силой улиц. Когда президент возглавляет давление улицы на коррупционеров, тогда это настоящий народный президент.

- Религия. Вы публично признались, что вы атеист. Возможно, чтобы в современной Украине президентом стал атеист?

- Может быть, почему нет. Любой президент, кто бы им ни стал, чем-то будет отличаться от остальных. Например, Вакарчук не женат. Ему можно сказать: «Славик, мы же консервативная страна, как же семейные ценности?». Но Вакарчука никто не упрекает, что он не женат.

- Касательно событий с Томосом. По вашему личному мнению, может ли государство вмешиваться в дела церкви?

- Если бы Украина как Гренландия находилась посреди Северного океана, это была бы одна история. Но у нас под боком сосед, который использует церковь как важный рычаг влияния на ситуацию внутри Украины. Поэтому тут вопрос не сколько религии, сколько национальной безопасности. Поэтому как бы я ни критиковал Порошенко, Томос и создание автокефальной церкви – это важный и правильный шаг. Более того, я бы пошел дальше, чем Порошенко: всерьез задумался над тем, чтобы Служба безопасности проводила более тщательную оперативную работу по нейтрализации московских попов.

- Каким образом? Заходили в церкви и лавры?

- Речь о документировании, оперативно-розыскной деятельности, о возможной депортации. Я думаю, в этом плане СБУ не дорабатывает. 

- Представим, что нам предоставили Томос. И тут возникает проблема с той же Киево-Печерской лаврой. "Московские попы" говорят, что никуда не уйдут. Силой выгонять?

- Силой вряд ли. Я думаю, тут важна просветительская и контрпропагандистская работа.

- Люди сидят на зарплате у Москвы, просветительством их не уберешь.

- В арсенале спецслужб есть много способов. Например, перерезать тайные каналы финансирования. Большинство церковной продукции в храмы московского патриархата завозится с России. У нас до сих пор на Подоле в Киеве сидит Россотрудничество.

ЖУРНАЛИСТЫ В ПОЛИТИКЕ

- Пока что вы Facebook-кандидат. Телевидение за олигархами. Как вы собираете себя раскручивать?

- Соцсети становятся все популярнее. Хотя телевидение остается первым и самым главным источником информации для большинства избирателей, все одно будущее за соцсетями.

- Будущее, но не 2019 год.

- Значит, если проиграем, то проиграем. Главное не поддаться на искушение сотрудничать с олигархами и даже проиграв устоять и сохранить репутацию.

Было бы нечестно снова возвращаться в журналистику. Это билет в один конец

- Вам, кстати, предлагал кто-то из олигархов сотрудничать?

- Нет. Они знают, что со мной нет смысла договариваться, потому что я могу публично об этом рассказать.

- Были публикации о том, что вас ведет Левочкин.

- Это очень смешно из-за того, что Левочкин был одним ярких фигурантов наших журналистских расследований. Наш пост о том, что Левочкин требовал снять с эфира  наше расследование (на Громадськом - ред.), и я в ответ предложил ему засунуть веник в задницу, собрал 10-12 тыс. репостов. Я считаю его преступником и негодяем.

- В одном из своих последних интервью вы сказали, что «часть журналистов, которая пришла во власть после 2014 года, «зкурвилася». Кого именно вы имеете в виду?

- Журналиста Сергея Высоцкого. Он – активный деятель партии Народный фронт, которая связана с многочисленными коррупционными скандалами и непонятно как финансируется. Та же самая история с Татьяной Чорновол и Викторией Сюмар.

- А Лещенко, Найем?

- Лещенко и Найем - инородные тела в БПП. Мне сейчас говорят, что вот ты идешь в политику, а сам критиковал Лещенко и Найема. Я говорю, что критиковал не цель, а способ. Мне очень не понравилось, что в 2014 году они пошли по спискам БПП. Сейчас из-за этого они получают часть негатива. Словом, те журналисты, которые стали частью власти – Высоцкий, Усов, Чорновол, Червакова – они «зкурвилися».

Мустафа Найем, Дмитрий Гнап и Сергей Лещенко (фото - facebook.com/Mustafanayyem)

- Один раз вы уже возвращались из политики в журналистику. Допускаете ли еще раз такой сценарий?

- Уже больше не буду. Я уже однозначно определился.

- То есть, если у вас сейчас провалится президентская и парламентская кампании…

- Все только начинается. Будут выборы в 2024 году. В конце концов, не все ограничивается только выборами. Понятно, что во власти ты можешь сделать больше, но когда ты активный человек и у тебя есть идея, ты можешь вне власти делать много важных и результативных вещей для граждан.

- Для вас двери в журналистику закрыты?

- 100%. Было бы просто нечестно и неэтично снова возвращаться в журналистику. Это уже билет в один конец.

Читайте также: Откуда рейтинг. Интервью с Анатолием Гриценко


специальный корреспондент LIGA.net
Отправить:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Популярное
Загрузка...