Алмазу два года. У него есть бронежилет, тактические очки, две шлейки – одна с надписью "Вооруженные Силы Украины", другая "Разминирование". А еще – личный повар и "свой" человек – кинолог Леонид Левченко. Жизненная философия Алмаза: есть, спать, играть, искать взрывчатые вещества.

Смотрите нас на YouTube: объясняем сложные вещи простыми словами

Алмаз – пес-сапер. Бельгийская овчарка малинуа, которая участвует в разминировании Киевской области. Каждый день с апреля до наступления зимних холодов Алмаз вместе с кинологом ездил в разные районы области и находил до 200 мин.

Леонид Левченко – начальник отделения по поиску взрывоопасных предметов поисковыми собаками воинской части Командования сил поддержки ВСУ. В его отделении, кроме Алмаза, работают еще три служебных собаки и три их кинолога.

МЯЧИКИ И ВЫБОР СЛУЖЕБНОЙ СОБАКИ

Леонид и Алмаз познакомились в сентябре 2021 года. Тогда Леонид после 18 лет службы в кинологическом центре Государственной службы охраны МВД подписал контракт с ВСУ и стал командиром кинологического отделения.

Алмаз ищет мины. Как работают военные кинологи и их собаки
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

Кинологическая служба в ВСУ – самая молодая среди силовых структур. Официально она появилась только в 2016 году, хотя таким отделениям в полиции, пограничной службе, Нацгвардии, ГСЧС уже десятки лет. Сейчас в ВСУ несут службу более 1000 собак.

Работа Леонида – готовить псов к выполнению задач. Они проходят специальное обучение, получают минно-розыскную специализацию, а затем каждый вместе со "своим" кинологом под руководством Леонида ежедневно тренируется – чтобы быть в тонусе и не потерять навыки.

Команда, состоящая из кинолога и его служебной собаки, называется "кинологическим расчетом". "Кинолог и собака – это одно целое", – говорит Леонид и треплет Алмаза за ухом.

Алмаз ищет мины. Как работают военные кинологи и их собаки
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

Когда Леонид подписал контракт с ВСУ, сразу начал подбирать себе служебного пса. Рассматривал только одну породу – бельгийскую овчарку малинуа. По данным одного из исследований, она признана самой умной породой, а также именно такие собаки распространены для службы в полиции во всем мире.

"Это очень умная порода, послушная, она быстро понимает и выполняет все команды, – говорит Леонид и смотрит на Алмаза. – Вот есть у меня в кинологическом отделении лабрадор – девочка по имени Бесси. Она идеально находит взрывчатку. Но делает это не торопясь. Потихоньку ходит, нюхает. А этот так носится! У него столько энергии, что за одно и то же время он может обследовать в несколько раз большую территорию, чем тот бедный лабрадор. Поэтому я хотел именно малинуа".

Леонид дал объявление в соцсетях и начал ездить смотреть щенков. Каждого тестировал, чтобы понять, выйдет ли из него минно-розыскная собака. Тестирование выглядит так: кинолог приходит к щенкам и бросает на пол ключи. Щенки, которые пугаются звона и бегут прятаться, не подходят для службы. Тех, кто проявляет любопытство, можно тестировать дальше.

Алмаз ищет мины. Как работают военные кинологи и их собаки
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

"Главное в нашем деле – чтобы собака любила бегать за мячиком, потому что потом во время тренировок на поиск взрывчатых веществ мы используем именно мячики, – рассказывает Леонид. – Алмаз сразу отреагировал на мячик. Куда бы я его не забросил – он находил и приносил".

Выбор был сделан, и военная часть, где служит Леонид, заключила официальный договор и приобрела Алмаза за 38 000 грн. Ему тогда было девять месяцев, и с тех пор он стал служебной собакой.

Такие собаки принадлежат воинской части, куплены на государственные деньги, а вся их жизнь регламентирована. Даже то, чем и сколько их кормить, прописано в постановлении Кабмина "О нормах кормления штатных животных силовых структур". На завтрак Алмаз ест 500 г сухого корма, на ужин – 700 г каши и 1,5 кг субпродуктов – сердечек, потрохов, легких. Пес весит 30 кг.

– Ого, как много!

– Не "ого", это норма для таких собак его возраста. Ему два года.

– Так он еще юный!

– Не "юный", а в самом расцвете для минно-розыскной работы.

ЧЕТЫРЕ ЗАПАХА ВЗРЫВЧАТКИ

В начале января 2022 года Леонид и Алмаз поехали в Каменец-Подольский – в кинологический центр, где учат минно-розыскных собак. Обучение там длится три месяца, после этого собака сдает экзамен, получает сертификат и приступает к работе в ВСУ.

Дальнейшая карьера Алмаза была предопределена: ему предстояло работать в Киеве и вместе с Леонидом и группой саперов ездить отрабатывать сигналы по минированию военных объектов – Генштаба, Министерства обороны, воинских частей.

Леонид рассказывает, как именно учат минно-розыскных псов и одновременно достает из большого военного рюкзака оранжевый мячик на веревке – похожий есть у любого собачника.

Алмаз ищет мины. Как работают военные кинологи и их собаки
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

"За три месяца в кинологическом центре собаки учатся распознавать запахи четырех взрывчатых веществ – пластид, гексоген, тэн и тротил. Но собаки не ищут взрывчатку – она им не интересна. Они ищут свои любимые мячики – все обучение проходит на них", – говорит Леонид и показывает Алмазу оранжевый мячик. Пес сразу поднимает уши.

На первом этапе обучения инструкторы прячут мячики в ящиках и других местах в учебном центре, а задача собак – находить их. Чуть позже к мячу прикладывают смесь с запахом взрывчатого вещества – так называемый имитатор, где 50 граммов тротила смешивают с 50 граммами песка. Все это кладут в мешочек рядом с мячиком и дают собаке команду искать.

"В учебных условиях мы специально делаем концентрацию запаха взрывчатого вещества меньше, чем она будет потом на боевом задании, – рассказывает Леонид. – То есть когда  в реальных условиях собака будет искать чистый тротил, она найдет его гораздо быстрее".

Задача этого этапа обучения: сделать так, чтобы собака быстро находила мячик с имитатором взрывчатки и садилась или ложилась возле него. "Мой находит и спокойно садится, как джентльмен", – говорит Леонид.

Когда этот этап отработан до уровня рефлексов, кинологи убирают мячики и оставляют только имитатор взрывчатки – например, тротила. "Собака безошибочно учится находить тротил, и мы начинаем работать с другими запахами – пластид, далее тэн и гексоген, – объясняет Леонид. – А в последний месяц обучения смешиваем все взрывчатые вещества вместе, и псы ищут их в случайном порядке".
Алмаз ищет мины. Как работают военные кинологи и их собаки
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

В Каменце-Подольском минно-розыскных собак учат по двум направлениям. Первый – поиск взрывчатых веществ в транспорте, в помещениях и на прилегающих к ним территориях. Второе направление – поиск мин "на земле" – в полях и на дорогах. Алмаз – специалист первого направления, но жизнь внесла коррективы в его карьеру, и во время разминирования Киевской области он научился работать и по второму.

После обучения собаки сдают экзамен. Вернее несколько экзаменов. "Первый – поиск взрывчатых веществ в транспорте, – рассказывает Леонид. – Есть девять автомобилей и 20 минут, чтобы найти в них взрывчатку. Она может быть в одной, двух или трех машинах. Второй экзамен – за 20 минут найти взрывчатку в помещении. Далее – поиск в багаже. Лежат сумочки, чемоданы, и где-то в них есть взрывчатое вещество. Ну и последний – обыск территории".

Леонид во время нашей встречи довольно сдержанно общается с Алмазом. Иногда гладит его бок или чешет за ухом, но в целом не проявляет эмоций. Но когда он говорит о том, как Алмаз ищет взрывчатку, его глаза загораются: "Вот мы заходим с Алмазом в помещение, и я не знаю, где спрятана взрывчатка, понимаете? А вот он! Он знает!"

После экзамена собака получает сертификат о том, что прошла обучение и может работать на поиске взрывчатых веществ. Но бывает, что пес не сдает экзамен – тогда о минно-розыскной карьере можно забыть, собаку переводят на сторожевую службу. Она остается служебной, но ее работой становится охранять склады и базы.

ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС

Алмаз сдал все экзамены в феврале прошлого года. Он отлично знал четыре запаха взрывчатых веществ и безошибочно находил их. Выпускной и торжественное вручение сертификатов были запланированы на начало марта.

Алмаз ищет мины. Как работают военные кинологи и их собаки
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

– Но произошло 24 февраля. Утром нам дали приказ об окончании учебы и сказали готовиться к выезду в свои воинские части, – рассказывает Леонид. – Мы с Алмазом сели в служебный автомобиль и в ночь с 25 на 26 февраля были в Киеве. Тогда россияне обстреливали Бучу и Гостомель, и под это зарево мы заезжали в город.

– Что было дальше?

- Ну что? Мы встали в строй, получили оружие и стали защищать столицу.

– А как именно? Или это секрет?

– Секрет.

Леонид не рассказывает, что делал в марте, но из контекста становится ясно, что тогда он работал без Алмаза. Собака жила в воинской части, а мужчина выполнял боевые задания.

Время Алмаза пришло в начале апреля, когда ВСУ деоккупировали Киевскую область и началось масштабное разминирование. С тех пор и до зимних холодов день их кинологического расчета выглядел так: завтрак, построение, получение боевого задания и выезд в область.

Кинолог и собака ездят вместе с группой из пяти саперов. У них есть карта с обозначенным на ней квадратом, который следует обследовать. Если работают в помещениях, в которых побывали россияне, сначала туда заходят саперы – ищут и снимают растяжки.

"Растяжки были практически везде, где побывали орки, – рассказывает Леонид. – Когда их сняли, то заходим мы с Алмазом. Он ищет спрятанные взрывные предметы – они могут быть в батарее, в углублении в стене, где угодно. Алмаз обследует, отмечает место, где нашел, тем, что садится возле него. Я ставлю там флажок, забираю собаку, и саперы потихоньку начинают работать. В Ирпене мы так находили очень много гранат".

Алмаз ищет мины. Как работают военные кинологи и их собаки
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

Леонид вспоминает один "интересный" случай, который, правда, отработали его коллеги. В доме в Ирпене россияне спрятали гранату в пианино, а растяжку поставили на две клавиши. Если бы кто-то нажал на них, чека вышла бы из гранаты и произошел бы взрыв.

"О наших интересных случаях я даже не припомню. Летом мы ежедневно извлекали по 200 противотанковых мин, – говорит Леонид. – Это ежедневная работа, дни сливаются, и сейчас это все равно что пытаться вспомнить, как именно ты в какой-то день чистил зубы".

С автомобилями работа проходит в обратном порядке: сначала их обследует собака, а затем идут саперы. Проверяли не все машины подряд, а только те, в которых побывали россияне – например, рядом с авто валялся их сухпаек. Ни в одной машине взрывчатку не нашли.

КАРЬЕРА АЛМАЗА

После обследования Бучи и Ирпеня Леонид с Алмазом стали ездить в Броварской район – и там уже больше работали по земле – обследовали поля и дороги.

"Не знаю, сколько гектаров Алмаз протоптал своими лапками, – говорит Леонид и смотрит на собаку. – Десятки гектаров! Окопы россиян там тянулись на много километров. За день мы могли обследовать десять гектаров, могли три, а могли и один. Все зависит от местности. Если это земляное поле, на котором ничего нет, то на нем сразу видно, были ли прилеты и где именно. А если там заросли сорняка по пояс, то это тяжело. Тогда саперы работают с металлоискателями, а мы с Алмазом проверяем дорогу".

С собакой искать взрывоопасные предметы в местах обстрелов гораздо удобнее и быстрее, чем с металлоискателем – устройство реагирует на металл, а значит, и на все обломки. Собака же находит именно взрывчатое вещество. Леонид объясняет это и касается пальцем кончика носа Алмаза: "Его носик – это безошибочный детектор, еще и быстрый".

Алмаз ищет мины. Как работают военные кинологи и их собаки
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

Собак не эффективно использовать для поиска в траве – ведь там пыль, которая быстро забивается в нос. Так же с территориями, покрытыми песком. Поисковые работы с псами не проводятся, когда на улице ветер больше 18 метров в секунду: он уносит запах, и собака будет искать не в том месте, где находится предмет. В дождь и снег собаки тоже не эффективны: пес может не почувствовать запах.

– Совершал ли Алмаз ошибки?

– Никогда. Он всегда находит взрывчатые вещества. Но у меня был случай еще на службе в МВД. Мы обследовали гостиницу перед приездом высокопоставленного чиновника. Со мной была немецкая овчарка, девочка Магда – она искала оружие. Мы обследовали три номера, и в одном из них Магда указала на прикроватную тумбочку. Мы открыли – там пусто. Поменяли местами две тумбочки, и Магда все равно села возле той же. Работник гостиницы рассказал, что в этом номере три дня жили охранники гостя. Они складывали оружие в тумбочку, и запах остался. То есть собака и здесь не ошиблась!

Леонид и Алмаз ежедневно выезжали на разминирование в Киевскую область до наступления морозов. Сейчас с приходом весны они снова ждут боевого распоряжения и начнут ездить на задания сначала в Киевскую область, а дальше – в Сумскую, Житомирскую и Черниговскую. "После победы будем разминировать всю Украину, – говорит Леонид. – Алмазу хватит работы на всю жизнь, а может быть, и жизни Алмаза для этого не хватит".

Карьера минно-розыскной собаки длится до восьми лет, дальше начинает притупляться обоняние. Служебная собака на пенсии выбраковывается, списывается и передается кинологу или в благотворительные организации. "В случае с Алмазом – конечно, я буду с ним жить, – говорит Леонид. – Мы будем жить и жить долго, играть с мячиками. Но до того у нас еще ой как много дел".

Алмаз ищет мины. Как работают военные кинологи и их собаки
Фото: Валентина Полищук/LIGA.net

Одно из таких дел – пройти вместе с Алмазом по Крещатику на параде в честь победы. В августе 2021 года, в 30-ю годовщину независимости, служебные псы впервые в истории принимали участие в параде. У Леонида тогда еще не было своей собаки, и он шел с немецкой овчаркой из своего отделения. Теперь они с Алмазом – сработанный кинологический расчет и должны пройти парад вместе.